Вот единственный безусловный вопрос для референдума — амнистия для всех осужденных (преследуемых) по политическим мотивам.
Все остальное может подождать.
Но сидеть в комфорте за круглыми столами и спокойно конструировать будущее, когда десятки людей сидят в тюрьмах, я думаю, нечестно и бессовестно.
5 мая надо провести собрание инициативной группы РЕФЕРЕНДУМА ПО АМНИСТИИ. 
Я так думаю.

 

Наталья Чернышева:  Мы не можем просто сидеть и читать новости о том, что происходит с нашими товарищами. Чем больше появляется всяких сообщений о том, что «Лебедев дает признательные показания» и все чаще просачиваются сведения, что на лето готовят объявление жестких приговоров по Болотному делу, тем отчетливее понятно, что одними митингами и пикетами делу не помочь. Власти будут вечно писать про «600 человек», которые поддерживают политзаключенных. 

Не так давно в рассылке Комитета 6 мая возникла мысль, что надо бороться за объявление амнистии. И мы эту мысль стали широко обсуждать в разных группах, и в Экспертном совете оппозиции, и в Комитете 12 июня, и думать, как это можно воплотить в жизнь, чтобы не попасть в логические и этические ловушки. По закону, правом объявить амнистию обладает Государственная Дума. Но если мы не считаем действующий состав Думы легитимным, как мы можем обращаться к нему с какими бы то ни было просьбами?

Юристы Экспертного совета систематизировали все случаи, по которым амнистия никак не затронет безопасности наших граждан. И граждане вполне способны сами определить, кто для них опасен, а кто — нет. 

Приближается Пасха, а вместе с ней и тысячелетний обычай отпускать заключенных. Поэтому нужно развернуть широкую кампанию по обращению к нашим гражданам — не дайте сгнить другим хорошим людям заживо в тюрьме! Эти люди неопасны для общества, и общество само может решить, кто ему опасен, а кто нет. 

Очень мне понравилось само значение греческого слова амнистия (amnhsteia) — собственно забвение перенесенной неправды. У Брокгауза и Ефрона мы читаем следующее: «По французской кассационной практике амнистия уничтожает как само преступное деяние, признавая его как бы вовсе несовершившимся, так и все юридические и нравственные его последствия. Амнистия по своему существу принадлежит к тем чрезвычайным, но в известных случаях необходимым мерам, посредством которых, при исключительных обстоятельствах, ради высших соображений гуманности и политики, приостанавливается действие рассчитанного на нормальные отношения закона; поэтому А. имеет преимущественное значение для преступлений политического свойства, преступность коих нередко в значительной степени зависит лишь от условий, существующих в данное время, и исчезает с прекращением этих условий». 

И все это как нельзя лучше подходит именно к нашей ситуации. 

Да, такого еще не проводилось ни в одной стране — чтобы за амнистию выступал народ. А кому еще мы можем доверить такое дело? Законодательным органам? Исполнительным? Судебным? У нас нет ни одного, ни другого, ни третьего, чему мы могли бы доверять. Поэтому остается только одно — собирать людей на референдум. Да, сложно, Да, многие скажут, что народ на это не поднять. Но это не так. Милосердие нашим людям очень свойственно. «Ну что же, — они — люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца»... (М.Булгаков. «Мастер и Маргарита») 
И это как раз то реальное дело, которым мы можем все вместе помочь живым людям, которые лишены возможности вести нормальную жизнь и, по сути, гниют заживо. И дополнительным положительным моментом будет то, что распространение информации о беспределе властей поможет тому, что больше народу узнает о том, что происходит, а то многие спрашивают «А что там было 6 мая?»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире