15:50 , 08 марта 2020

Неполадки в прокурорской палатке … (как относятся граждане к кадровым перестановкам в Прокуратуре Москвы)


В прокуратуре Москвы, по сообщениям СМИ, пройдут кадровые перестановки. Источники называют конкретные фамилии. Под ударом и Нагатинский межрайонный прокурор Дмитрий Жадан, помощник которого Иван Сергеев был задержан 25 февраля по подозрению в получении взятки в размере 1,2 млн. руб. сотрудниками ФСБ и столичного СКР России. И подавшие рапорта об отставке по собственному желанию руководители прокуратуры Северного и Северо-Восточного административных округов Москвы Владимир Лукьянов и Анри Ризаев, а также начальник управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел и юстиции прокуратуры Москвы Александр Гацко.

Назначенный Прокурором Москвы с июня 2019 года Денис Попов в ходе внутренних совещаний по итогам года выступил с резкой критикой показателей прокурорской работы и предписал прокурорам округов и районов представить в организационно-контрольное управление Прокуратуры Москвы объяснения по фактам и причинам плохих показателей со списком сотрудников, отвечающих за особо провальные направления работы.

Такие действия знающие люди объясняют, однако, стремлением не столько навести порядок, сколько расставить «своих людей». Что, как говорят, подрывает интересы московской правящей группы, в планах которой продвинуть на пост руководителя столичной прокуратуры «своего» Юрия Катасонова. Этому, кстати, по многим признакам способствуют планы только что назначенного Генеральным Прокурором Игоря Краснова, взявшего курс на освобождение от ставленников Юрия Чайки, к которым относят и Прокурора Москвы Дениса Попова.

В общем, переполох, когда подвох наткнётся на подвох!

Только сложилось так, что кадровые веяния по времени совпали с планом организации по инициативе граждан в апреле с.г в Московской городской Думе «круглого стола» по теме «Общественная оценка исполнения сотрудниками прокуратуры Москвы своих служебных обязанностей и требований Присяги прокурора», к проведению которого Институт политической культуры привлечен в качестве консультанта.

Предложение это не новое. Гражданами, считающими себя пострадавшими от недобросовестных действий прокурорских работников, оно продвигалось более двух лет со времен прежнего Прокурора Москвы Владимира Чурикова. И вот, наконец, получило поддержку одного из депутатов МГД. В подтверждение темы граждане представили ему значительный документальный материал, в том числе некоторые заключения Генеральной прокуратуры, а также судебные решения, в которых недостатки в работе столичного надзорного органа, нарушающие права граждан и законы, признаются и осуждаются. Но, как свидетельствуют граждане, из года в год не искореняются. Не установленными остаются причины, порождающие такие недостатки и нарушения, и условия, которые им способствуют.

Вот и теперь граждане опасаются, что кадровые перемещения не приведут к повышению уровня соблюдения законности, к искоренению недостатков и коррупционных проявлений, которые, как и прежде, что видно из собранных документов, будут унаследованы новыми назначенцами.

Рассмотрение предлагается сделать максимально предметным с приглашением представителей, как Прокуратуры Москвы, так и Генеральной Прокуратуры. С участием не только депутатов МосГорДумы, но и депутатов Государственной Думы от Москвы. Тем более, что некоторые из них входят в профильный Комитет ГосДумы.

Примером, документы по которому уже подобраны, служит десятилетний надзор прокуратура Москвы над расследованием уголовного дела в отношении предпринимателя Юрия Борисова. В его действиях Генеральная Прокуратура, которая проводила проверку дела своими силами в течение одного месяца, установила по сути отсутствие состава преступления, что курирующие прокуроры Москвы никак не хотели увидеть. По итогам проверки 03.02.2018 Генеральная Прокуратура указала прокурору Москвы на отсутствии при осуществлении прокурорского надзора должного ведомственного контроля, результатом чего стали множественные нарушения закона.

Однако, такого указания Прокурора Москвы и его аппарату оказалось недостаточно: уголовное преследование предпринимателя продолжалось еще 6 месяцев при прямом попустительстве подавшего ныне в отставку Александра Гацко, начальника управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-разыскной деятельностью органов внутренних дел и юстиции прокуратуры Москвы. И это при том, что пострадавший предприниматель еженедельно бил во все колокола, добиваясь прекращения уголовного преследования; настаивая на расследовании совершенного у него хищения бизнеса – хищения, по признакам связанного с его заказным уголовным преследованием; требуя проверки обстоятельств убийства участника уголовного судопроизводства, замешанного в этом хищении и располагавшего данными о заказчиках.

Оценки и выводы проверки Генеральной прокуратуры опровергли оценки и выводы Александр Гацко и курировавшего его заместителя Прокурора Москвы Юрия Катасонова о законности уголовного преследования предпринимателя и об отсутствии оснований для мер прокурорского реагирования, что неоднократно утверждалось в ходе личных приемов и в письменных ответах Юрию Борисову. До Александра Гацко такие же оценки и выводы утверждали другие работники прокуратуры Москвы и подчиненных ей прокурорских подразделений. И это продолжалось более 9,5 лет по событиям, отсутствие криминальных обстоятельств по которым было установлено и остается установленным гражданским судом еще в 2008 году, т.е. до начала уголовного преследования предпринимателя.
Однако, несмотря на те документальные возможности, которые данный случай предоставляет для расследования причин и условий столь стойкого беззакония со стороны должностных лиц прокуратуры Москвы, обстоятельной объективной проверки по нему не проводится. А с уходом Александра Гацко в отставку или продвижения Юрия Катасонова по службе шансов практически не останется.

Случай с Юрием Борисовым не уникален. По заказному делу 6 лет ведется уголовное преследование предпринимателя Татьяны Сухаревой и тоже, как она пытается доказать, при отсутствии события преступления. И в этом уголовном деле не обошлось без смерти участника уголовного судопроизводства, обстоятельства которой не привлекают внимания ни следователей, ни прокуроров. И здесь, как и в случае с Юрием Борисовым, уголовное дело дважды возвращалось из суда для устранения недостатков следствия, которые «не видят» надзирающие прокуроры.

Неужели же Татьяне Сухаревой, как Юрию Борисову, придется ждать еще три с половиной года прежде, чем материалы её уголовного дела подвергнутся объективной проверке?

Может быть, так и случится. А, может быть, и нет.

Потому что Прокуратура Москвы, надзирающая за следственными органами по Москве, перегружена, как доказывают граждане, заказными делами. Во всяком случае, ссылаясь на загруженность, прокуроры, как правило, не реагируют на жалобы граждан об игнорировании следственными органами заявлений о преступлениях. Потому что, если на жалобы и заявления граждан реагировать в соответствии с требованиями федерального закона, то нужно проводить трудоёмкие проверки. Вот и получается, что прокурорам лучше промолчать или откликнуться простым информационным письмом, а не постановлением, как предусмотрено законом. Тем более, когда граждане заявляют (и готовы отвечать за это в суде) о преступлениях должностных лиц органов следствия и дознания.

Так, по факту утраты вещественных доказательств в уголовном деле пострадавший подал заявление о преступлении в Кузьминский межрайонный Следственный отдел Следственного комитета России по городу Москве. Но, начальник следственного органа отказал в выдаче талона уведомления и организации проверки, хотя это прямо предусмотрено требованиями Федерального закона и Приказа председателя Следственного комитета России. И, самое страшное, начальник направил это заявление на рассмотрение в тот орган, в котором преступное деяние было обнаружено.

И вот поданная по этим обстоятельствам жалоба в надзирающую прокуратуру оставляется без удовлетворения: помощник прокурора не находит в действиях руководителя Следственного отдела ничего не законного.

Случай, когда прокуратура снисходительна или даже покрывает должностные нарушения и преступления, не единичный. И, к сожалению, типичный. Даже тогда, когда незаконность отказа в регистрации преступления признается судом.

В апреле 2018 года гражданину удалось в Пресненском районном суде Москвы добиться признания незаконными действий сотрудников Следственной части Главного следственного управления Следственного комитета России по Москве в связи с отказом зарегистрировать заявления о преступлении. В мае заявителю на этот счёт суд выдал заверенное печатью и подписью судьи постановление с отметкой о вступлении данного решения в законную силу. Только добиться выполнения этого решения гражданину не удалось. Причём из-за сомнительного вмешательства прокуратуры.

После более, чем 6-ти месяцев неисполнения постановления суда и многократных жалоб на это в надзирающую прокуратуру, гражданин подал заявление о преступлении, связанном со злостным не выполнением решения суда. И тем самым спровоцировал череду последующих загадочных событий.
Помощник судьи, вынесшего выше названное постановление, более чем через полгода после вступления его в силу, вдруг обнаруживает в одном из заброшенных столов не зарегистрированную должным образом апелляционную жалобу за подписью помощника прокурора О. Достовалова с нужной датой. Этого оказывается достаточно, чтобы оформленная задним числом жалоба прокурора была приобщена к материалам дела и, без всяких постановлений о восстановлении срока, стала основанием нового судебного производства по уже вступившему в силу постановлению.

Чудны дела Твои, Господи! А чудеса не служат основанием для объективной проверки органами Прокуратуры Москвы. И всеми прокурорскими инстанциями, включая подавшего рапорт об уходе по собственному желанию Александра Гацко, признаются законными без всяких проверок.

Ещё один по суду признанный не законным, но не признаваемый прокуратурой, факт: постановление и.о. прокурора А.Грудины от 04.10.2016 об отмене постановления о возбуждении уголовного дала. Под страхом судебной ответственности пострадавший по этому уголовному делу Юрий Борисов утверждает, что данное постановление А.Грудины вынесено с целью воспрепятствовать расследованию и имело своими последствиями, если не сказать, целями, уничтожение добытых доказательств и убийство подозреваемого, имевшего выход на заказчика.

Несмотря на то, что это постановление еще 25 декабря 2018 года было признано судом незаконным, оно не только не выполняется прокуратурой после вступления его в законную силу, но и до сих пор оспаривается ею в кассационном порядке. С момента вынесения в 2016 году пострадавший Юрий Бориосов не может добиться от прокуратуры Москвы подтверждения того, что А.Д. Грудина, не бывший тогда прокурором, имел право выносить подобные постановления, подписываясь «и.о. прокурора», и действительно был оформлен приказом Прокуратуры Москвы в качестве «и.о. прокурора» с необходимыми на то полномочиями. То, что у А.Д.Грудины не было на то полномочий, можно заключить из выступлений представителя прокуратуры в Кузьминском районном суде Москвы, где в настоящее время вопрос рассматривается повторно.

В общем, материала для проверок в Прокуратуре Москвы много. Сотрудники, запятнавшие себя преступными и сомнительными действиями, за которыми угадываются коррупционные мотивы, имеются. Важно только, чтобы принимаемые кадровые решения или «добровольные отставки» неотвратимо уменьшали количество «неполадок», превращающих «государеву службу» в «торговый павильон», и принципиально улучшали бы в столице состояние надзорной деятельности за соблюдением законов, не сводя дело к простой смене караула.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире