Две недели Москва кипит несанкционированными акциями и санкционированными задержаниями их участников. Об этом высказались, наверное, все причастные общественные деятели и должностные лица.

Суть высказываний сводится к трем принципиально разным позициям.

«Несанционёры» правы, их нельзя разгонять, а их требования надо выполнять.

Несанкционированные акции организуют геополитические противники России. Их надо решительно пресекать.

Обе позиции ущербны, если в первой не видеть основания протеста, а во второй – не видеть возможность для диалога.

Поэтому мой ответ на  вопрос, что хуже: несанкционированная акция или незаконное действие, по-сталински прост: «Оба хуже!».                                                                                                                                                                

— Ни первая, ни вторая позиция, к сожалению, ни в малейшей степени не затрагивает основные проблемы Москвы и  москвичей, сводя все к теме протеста любой ценой и его силового разгона. Кажется, что даже незаконность не допуска кандидатов к выборам и абсурдность процедуры сбора подписей отходит или уже отошла на второй план.

Протестующая оппозиция говорит теперь всё больше о незаконности насилии, а власть – о правомерности его применения. И только обывательская масса недоумевает: В чём же собственно угроза режиму, если бы были допущены к  выборам  несколько кандидатов от  Навального, которых возможно еще бы и не избрали? Зачем с такой жестокостью разгонять участников пусть даже несанкционированных, но всё-таки в целом мирных митингов? И, главное, как же теперь относиться к выборам и к «умному голосованию», после того, как независимых кандидатов сняли? Бойкотировать или идти и выбирать кого попало, хоть даже и левых, лишь бы не кандидатов из списка «Единой России».

На самом деле, ответы на эти и другие вопросы найти не трудно, если только понять общий расклад сил в режиме, в оппозиции и в стране в целом, и так же то, что по-научному называется рефлексивным управлением -управлением, при котором манипулирование противником достигается через навязывание ему таких условий, в которых он действует желаемым для манипулятора образом.  

Так вот, в составе режима надо видеть по крайней мере три — четыре компонента: верховную власть, федеральные башни силовиков и либералов, а также местную элиту. В Москве местная элита в период 12 – 26 июля силами МосИзберКома, с одной стороны, и московской полиции, с другой, начала раскачивать протестные настроения.  Но, федеральные силовики, заручившись, видимо, согласием верховных инстанций, положили этому конец, приведя в действие Росгвардию в период 27 июля – 4 августа с.г.

Состав оппозиции сложнее. В нем есть либеральная часть, продвигающая прозападное влияние и пытающаяся сдвинуть режим в приятном для Запада направлении либеральных ценностей.

Другие участники оппозиции – социально и национально ориентированные силы: левые из КПРФ, радикально левые С.Удальцова, а также разнородные группировки национал-патриотов. Не сговариваясь между собой, но действуя параллельно, они в  целом поддержали протесты либералов против режима и его избирательного произвола. Но, от участия в несанкционированных акциях в Москве в основном воздержались, добиваясь реализации в стране принципов социальной и национальной справедливости в их традиционном для России понимании.  

В стране обще-демократический фронт – либералы, левые и национал— патриоты – расколот по критерию приверженности разным цивилизационным ценностям.

С одной стороны, либералы придерживаются индивидуалистических ценностей толпо-элитарного устройства общества и государства, что свойственно западной цивилизационной модели.

С другой стороны, левые (от умеренных до радикальных) и национал патриоты (от сугубых националистов до монархистов), объективно составляя народно-патриотический фронт, придерживаются ценностей, свойственных России как стране-цивилизации. Совмещающей в известной мере как коллективистские ценности эгалитарного, т.е. равноправного, устройства общества и государства, так и соборные ценности  сословного общества и государства.

В ракурсе такого раскола понятен глубинный раскардаш происходящего. Оппозиция дружно выступает против произвола режима. Но добивается от него изменений разной цивилизационной направленности: либералы – прозападной («Россия – европейская страна»), левые и национал-патриоты – самостоятельной («Россия – самобытная цивилизация»).

В то же время режим на международной арене реализует геополитическую концепцию России как самостоятельного центра силы и духовного влияния, что, казалось бы, соответствует собственной цивилизационной модели. Однако, внутри страны тот же режим никак не отказывается от использования западных моделей экономического функционирования и общественно-политического устройства.

В результате, вызывая ярость масс, режим нарушает им же самим принятые законы. А возмущенная нарушением закона оппозиция сама же устраивает незаконные акции, подавление которых усугубляет кризисные явления в стране.

Заколдованный круг российского раскардаша должен быть разорван. И  это обязательно случится. Или конституционным путем в результате давления социально и национально ориентированных сил верховная власть наведет цивилизационный порядок на внутриполитической фронте федеральных башен и  местных элит. Или в результате подавления соединенными народно-патриотическими силами оранжевых беспорядков от столкновения цивилизационно чуждой России прозападной оппозиции с антинародными местными элитами и кремлёвскими башнями в  борьбе за власть.

Плохой конец – объединение прозападной оппозиции с местными элитами и совместное подавление ими народно-патриотических сил – заранее отброшен. Он должен, должен, должен быть хорошим! Поскольку в этом случае Мир не  лишится России как цивилизации, способной сбалансировать другие цивилизационные образования, прежде всего США и Китай, в их взаимозависимом развитии и общей безопасности. А иначе, зачем нужен Мир, если там нет России? Не так ли?

И это повод, чтобы серьезно задуматься.

В том числе и над исходом предстоящих выборов по всей стране.

Отсюда и ответы на поставленные выше недоумённые вопросы обывательской массы. Кандидаты Навального опасны режиму верховной власти, поскольку, как она в это верит, само их участие в борьбе за те или иные властные позиции, пусть даже региональные, может иметь геополитическое значение. Но, мы то знаем, что с коррупцией тем не менее бороться надо. И Навальный, похоже, делает это так, что его утверждения требуют компетентной проверки для подтверждения или опровержения.

Следующий ответ. Местным властям нельзя допускать запрета мирных акций, поскольку они провоцируют акции несанкционированные, а, значит, с непредсказуемым исходом. А непредсказуемый исход событий федеральной власти приходится предотвращать самым решительным образом. Во избежание этого чиновникам надо учиться вести с гражданами прямой предметный диалог по предъявляемым претензиям и жалобам.

И, главное, участие в выборах при условии обеспечения общественностью их честности и прозрачности наименее ущербный для страны и её жителей путь изменения режима. Поэтому участие граждан в выборах обязательное, даже в том случае, если их кандидатов не допустили, а голосование при этом требуется осмысленное. Ни в коем случае никакой бойкот выборов не допустим. На выборы идти надо и выбирать не кого попало, а заранее согласованного с другими избирателями — единого кандидата, лишь бы не кандидатов из списка «Единой России».

А чтобы намеченный избирателями кандидат не переродился, рекомендуется требовать от него письменного обязательства исполнить данные избирателям обещания и регулярно отчитываться пред ними. Тот кандидат, который такое обязательство даст, весьма вероятно, может оказаться хорошим депутатом.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире