Я на самом деле понял, в чем причина возвращения, пусть и кастрированных фильтрами, губернаторских выборов. Ведь смотрите, Болотная их не просила особо. Выгнать Чурова и регистрировать партии просила, да, а про губернаторские выборы говорилось совершенно вскользь. Однако их вернули, хотя проще было выгнать Чурова. Причина этого очень простая – Кремлю стало просто некого назначать губернаторами. Из окошка с видом на Красную площадь разглядеть внимательно региональные элиты не получается. Кадры из центра — ресурс исчерпаемый, особенно если учитывать, что даже на должностях среднего уровня в федеральных ведомствах сейчас работают не те, кто умеет, а те, кто учился или женился вместе с начальником. При этом губернатора ведь мало назначить, за него надо еще нести ответственность. Причем, эта самая ответственность сейчас измеряется голосами на выборах. Пример парламентских выборов лишнее тому подтверждение – все самые отстающие губернаторы показали низкие результаты.

Вообще после отмены выборов можно выделить три этапа назначения губернаторов. Этап первый был в самом начале, когда федеральная власть переназначала авторитетных избранных губернаторов, фактически подчиняя их таким образом Кремлю, а также избавлялась от наиболее нелюбимых избранных региональных руководителей. Пример переназначения – бывший губернатор Приморья Дарькин, который стал первым главой субъекта РФ назначенным из Москвы. Пример избавления от неугодного губернатора – глава Ненецкого АО Баринов, который был уволен в связи с возникшими проблемами с правоохранительными органами.

Второй этап – замена авторитетных, но уже пожилых губернаторов, и направление в регионы варягов из федерального центра. В рамках этого этапа своих постов лишились политические тяжеловесы Шаймиев, Рахимов, Лужков, Строев и т.д. Одновременно в регионы был высажен целый федеральный десант – Гордеев в Воронеж, Белых в Киров, Митин в Новгород, Козлов в Орел, Хамитов в Уфу, Боос в Калининград. Этот второй этап был длинным и его завершающими аккордами, если так можно сказать, стали назначения Собянина в Москву и Шойгу в Московскую область.

Сейчас наступила пора третьего этапа, когда надо уволить засидевшихся старожилов типа белгородского Савченко, ленинградского Сердюкова, кемеровского Тулеева, а также избавиться от кадровых ошибок, которых федеральный центр при назначениях допустил достаточно. Буквально навскидку можно назвать ярославского губернатора Вахрукова, калиниградского Цуканова, свердловского Мишарина, иркутского Мезенцева. То есть ситуация осложняется еще и тем, что спрос, то есть требующие отставки губернаторы, превышает предложение, то есть количество своих возможных преемников. По сути сейчас уже назначение губернаторов носит хаотичный характер и совершенно не поддается логике. С одной стороны, например, есть откровенно пролоббированные властными группировками Боженов в Волгограде и Орлов в Архангельске, есть выдвиженцы бизнеса — Назаров в Омске, Ковтун в Мурманске, а есть вообще совершенно феерические назначения типа формального жириновца Островского в Смоленск. По Островскому, правда, скажу, что он относится к той плеяде членов ЛДПР, которые лояльны Кремлю посильнее многих единороссов. При этом аналитики ни одного из нынешних назначенцев не считают сильным губернатором. Более того, даже в федеральном центре по отношению к ним нет единства, в чем смог убедиться на себе лично господин Боженов.

Ситуация серьезно осложняется еще и тем, что во многих регионах избранные когда-то населением старожилы сохранили влияние и обладают в местных элитах куда большим авторитетом, чем кремлевские назначенцы. В качестве примеров можно назвать Лисицына в Ярославской области и Росселя в Свердловской.  Есть еще Шаймиев, но его влияние формализовано, если так можно выразиться. И даже в Москве очень часто можно заметить какие-то фрагменты противостояния собянинских и лужковских. Вообще такая ситуация крайне опасна, ибо при любой нестабильности Кремль просто может лишиться своего ныне безграничного влияния на регион. Собственно, опять же можно привести в пример Ярославль после катастрофы самолета с «Локомотивом», это во многом разрушило планы власти на парламентские выборы и выборы мэра областного центра. Местное же население, кстати, куда больше интересовалось мнением по этим вопросам не Вахрукова, а Лисицына. Этим же объясняется и относительный успех Путина в регионе – прежний губернатор независимо от официального штаба вел кампанию в поддержку действующего премьера. Да и 70% Евгения Урлашова 1 апреля связаны в том числе с негласной поддержкой Лисицына.

В этой ситуации абсолютно оправдано желание Кремля перейти к выборам. Во-первых, он снимает с себя ответственность за губернаторов. Мол, люди сами избрали, пусть теперь несут все тяготы своего выбора сами. Во-вторых, через политическую борьбу можно из Кремля разглядеть перспективные местные кадры. Это актуально еще и в связи с тем, что наблюдается тенденция неприятия в регионах московских варягов. В-третьих, создание многоступенчатой системы фильтров позволит проводить эти выборы с минимальным для Кремля риском.

В принципе можно было спокойно уже организовывать выборы в том же Подмосковье или Смоленской области. Однако у власти есть проблема. Она жутко боится выборов, для нее это примерно, как поход к зубному врачудля многих из нас. Вот уже надо, но мы все равно полощем рот шалфеем и глотаем обезболивающие, оттягивая момент посадки в стоматологическое кресло. 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире