Громкие уголовные дела последнего времени вскрывают совершенно вопиющие пробелы в нашем законодательстве. Не так давно я писал о том, что уголовное дело по взятке можно возбудить, не имея ничего, кроме доноса политических оппонентов, даже, собственно, самой взятки в виде денег или других ценностей. 

В последнее время обозначилась и другая проблема – свидетели. Например, в уголовном деле Аксаны Пановой главные для следствия показания дают засекреченные свидетели, которые из тайной комнаты в суде просто зачитывают то, что им написали правоохранители, причем, суд слышит какие-то мультяшные голоса вместо голосов самих свидетелей. И вот эти показания могут стать основой обвинительного приговора в откровенно сфабрикованном уголовном деле екатеринбургской журналистки. 

В громком деле Даниила Константинова в суде допросили свидетеля Софронова, который является вором-рецидивистом. Причем, этот тип проходит по программе защиты свидетелей и уже находясь под ней совершил целый ряд краж, за которые получил только условные сроки. Видимо, правоохранительные органы в данном случае просто договорились с вором на нужные показания в обмен на покровительство.

Причем, непонятно, почему Софронов проходит по программе защиты свидетелей. Константинов обвиняется в бытовом убийстве и находится под стражей, в связи с этим спрашивается, что может угрожать ценному свидетелю. Видимо, в сфабрикованном деле показания просто так давать желающих нет, поэтому приходится придумывать стимулы. 

Нужно понимать, что программа защиты свидетелей это примерно как депутатская неприкосновенность. Пример Софронова лишнее тому подтверждение. 

В августе я писал еще об одном случае, всплывшем на заочном суде против Браудера и мертвого Магнитского. Речь о бизнесмене Константине Пономареве*, который был основным свидетелем обвинения и проходил, соответственно, по программе их защиты. От кого, непонятно. От живущего в Великобритании Браудера? Или от мертвого Магнитского?

Так вот Пономарев* очень активно пользуется этой самой программой, проводя под защитой правоохранительных органов свои мошеннические схемы. Например, фальсифицирование подконтрольными ему кампаниями договоров было признано даже Арбитражным судом. Но, естественно, никаких санкций со стороны правоохранительных органов не последовало, как, собственно, и в случае с деятельностью его коллеги по свидетельскому цеху Софронову.  Но если по вору-рецидивисту выносились хотя бы условные сроки, то в случае с Пономаревым* уголовные дела просто закрываются.

Интересно, кстати, что уголовное дело в отношении Пономарева* расследовалось МВД России по ЦФО, причем, прекращено оно было еще до окончания установленных сроков. Замгенпрурора Малиновский постановление о прекращении уголовного дела отменил, однако сделал это, видимо, под большим секретом, т.к. даже участвовавшие в судах его подчиненные ничего не знали или не хотели знать об этом решении.

Наверное, и без особых пояснений понятно, что уголовное дело в отношении Пономарева* не возобновлено до сих пор. При этом стоит пояснить, что под государственную защиту свидетелей берет именно МВД, которому частенько приходится расследовать уголовные дела в отношении этих самых свидетелей. Получается весьма коррупционный конфликт интересов.  Как он может решаться, тоже понятно.

Единственное, по данному конкретному делу стоит пояснить, что дело Магнитского вели именно следователи МВД, в частности, Олег Сильченко, и они были главной заинтересованной стороной в постыдном посмертном процессе над юристом, который во многом был построен на показаниях свидетеля Пономарева*.

Соответственно, все вопросы по защите свидетелей необходимо пересматривать. Например, решения по предоставлению защиты необходимо принимать в открытом судебном заседании. Равно как и решение о засекречивании свидетеля (тут можно не называть фамилии, но должны быть рассмотрены все мотивы подобного решения). Иначе свидетелями, особенно по сфабрикованным уголовным делам, будут назначаться нужные правоохранительным органам люди. То есть когда мы говорим, что силовики крышуют бизнес, мы подразумеваем их незаконную деятельность, но пользуясь программой защиты свидетелей, они могут повернуть ее во вполне законное русло.

* Лев Пономарев - физлицо, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире