То, что вчера случилось в Бирюлево, это такая же самоорганизация общества, как, например, помощь пострадавшим от наводнения на Дальнем Востоке или в Крымске. Нужно понимать, что общество начинает само действовать там, где государство неэффективно.  В Крымске оно было неэффективно, и туда поехали люди со всей страны, чтобы разобрать затопленные дома. В сфере миграционной политике государство неэффективно, Владимир Путин буквально на днях в очередной раз заявил, что виз со Средней Азией не будет, поэтому общество начало действовать само. Действует оно, понятное дело, как умеет, и не всегда эти действия, так сказать, пахнут розами.

Собственно, проблемы миграции в Москве настолько остры, что в ходе недавней мэрской кампании даже Сергей Собянин сделал их одними из магистральных в своих выступлениях. Понятно, что там дальше слов и не могло ничего пойти, потому что это проблемы федерального уровня. Но вот почему-то оппозиционные кандидаты, включая Алексея Навального, эту тему задвинули на периферию на радость либеральной публике, ратующей за «Москву для всех».

Это, кстати, лишний раз доказывает, что власть, конечно, оторвана от народа, но оппозиция оторвана от него еще больше. И реакция на события в Бирюлево последовала от «Единой России» и ОНФ, а не от оппозиции, часть из которой озабочена шубохранилищами Якунина, а часть распилами на Олимпиаде в Сочи. Доходит совсем до смешного, когда оппозиция превращается в коллективного Владимира Маркина, и начинает рассказывать об организовавших все провокаторах. Эти люди, к слову, обижаются, когда некие не совсем нормальные журналисты рассказывают, что на Болотную протестующие ходили за печеньки. Сейчас обиженным самое время подойти к зеркалу.

Я сам живу на окраине Москвы. В кармане с собой ношу такую увесистую связку ключей, чтобы, если вдруг что, применить их не только для открывания дверей. Когда я в темное время суток выхожу из метро, я вижу, как родители встречают своих детей-студентов, причем, не только девушек, но и парней. Даже в лихие 90-е годы меня, например, не надо было встречать, ибо в районе было относительно спокойно, Свиблово миновали бандитские разборки или какая-то другая гадость. Сейчас же общество у нас тоже самоорганизуется.  Не так давно район показывали даже по государственному телевидению – молодые жители района сдали в полицию торговцев спайсами. Стоит ли говорить, что ими оказались далеко не коренные москвичи, а выходцы из Ингушетии. Все жалобы в полицию на то, что в районе на каждом заборе есть телефоны торговцев дурью, а подсаживаются на нее школьники, не отрабатывались, по мнению жителей, по причине крышевания бизнеса большими дядями в погонах. Вот так самоорганизация общества и возникает.

И вот я честно хочу сказать, родители школьников, сидящих на спайсах, приходили ко мне, потому что я в районе в депутаты баллотировался, жаловались, но ни разу никто из них не ругал Путина или Собянина. Путин и Собянин они далеко, а торговцы спайсами и полиция, которая ничего не может сделать, рядом.

Ровно такая же история была и в Бирюлево. Овощебаза, которая по размерам больше памятного всем Черкизона, известный рассадник криминала и притон для нелегальных мигрантов, держали ее то ли покойный Дед Хасан, то ли еще кто-то. Говорят, что даже когда туда приехал Собянин, перед ним закрыли ворота и не пустили вовнутрь. Более того, выяснилось, что глава МВД Колокольцев распоряжался закрыть все подобные базы в Москве, однако никто не почесался. Так что по всему выходит, что погромщики требовали от полиции ровно того же, что и их начальник. Только у начальника есть какие-то рычаги воздействия типа приказа об увольнении, а у жителей есть только собственные руки, ноги и голова, которой они поняли, что жаловаться уже бесполезно.

В Москве вообще уже давно пора что-то делать с миграцией. Буквально завтра будет Курбан-Байрам и весь город столкнется с тем, что непонятно как оказавшиеся в Москве выходцы из Средней Азии заполонят прилегающие к мечетям районы. Хотя почему непонятно как оказавшиеся? Понятно как на самом деле…  Мне, коренному москвичу смотреть на все это неприятно, тем более оппозиционные митинги, куда я иногда хожу, мешают проездам скорой, поэтому их надо запретить, а мигранты в ходе своих праздников, мешают проходу врачей на работу, например, в больницу на улице Дурова, но их трогать нельзя, чтобы не прослыть нарушителями идей толерантности. Получается, что у меня, родившегося в Москве, в родном городе прав меньше, чем у тех, кто сюда приехал и за взятку выправил документы.

Важно еще понимать, что избирателя проблема овощебазы и безопасной дороги от метро до дома волнует куда больше, чем Путин и Кремль. Путина они видят только по телевизору, а тех, кто их терроризирует и режет соседей, каждый день около своего дома. И вот ровно поэтому акции против Путина это удел Садового кольца и аудитории в Интернете.  Оппозиция же просто должна опуститься до уровня овощебаз, точечной застройки или резиновых квартир, иначе никаких шансов на большой успех у нее не будет. Вы думаете, что эти люди поддерживают путинское евразийство, превратившиеся уже в идею фикс? Ничего подобного, они голосуют по причине «если не Путин, то кто».

И вообще у погромов есть еще одно объяснение. Решение проблем в Бирюлево не требует каких-то выдающихся реформ, оно требует только одного – чтобы жителей представляли хоть какие-то политические силы, которые бы и поднимали вопросы овощебазы и поведения мигрантов. Сейчас таких сил нет, увы, ни во власти, ни в оппозиции, соответственно, политическое решение проблем этих людей невозможно. Вот поэтому они и пошли решать эти вопросы сами. Повторю, никакого иного ресурса, кроме рук, ног и головы, у них нет. Уголовными делами и ОМОНом эту проблему решить нельзя.
 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире