Начало здесь: http://www.echo.msk.ru/blog/viacheslav_sn/1136072-echo/

В первый же день после заселения, на «экономическом» теплоходе Форсайт-флота началась так называемая «деловая игра». Ее цель — смоделировать определенную ситуацию и дать участникам в эту ситуацию погрузиться. Так как задача всего Форсайт-флота была стратегической, деловая игра моделировала не какие-то отдельные моменты, а отношения в обществе в целом. Участников (весь пароход, 250 человек) разделили на группы: правительство и стартаперы. Стартаперов разделили по нескольким интересам — «Промышленность и энергетика», «Зеленые технологии» и т.п. Внутри этих интересов также создали тройки, которые подбирались по близости взглядов, каждая тройка должна была продвигать собственный проект.

Правила игры организаторы постарались сделать максимально громоздкими и непонятными. На «продвижение проектов» влияла куча разных факторов — в том числе и случайных. Естественно, мало кто из участников разобрался в том, что и как следует делать, поэтому играть стали «как в жизни» – постигая правила по ходу игры и периодически удивляясь «Вот как, оказывается, можно было!».

Сразу же возникли горячие споры относительно проекта. Каждый в тройке продвигал что-то свое, на чужое никак не соглашаясь. Мы в своей тройке, например, так и не договорились до чего-то конкретного, пока нас не разделили и не отправили каждого изучать отдельную часть еще каких-то новых правил, о которых не рассказали сразу. На этом этапе я разобрался, что название проекта не имеет никакого решительно значения, потому что в конечном итоге все решит объединение проектов в «акторы» — элементы влияния, как их называли создатели игры.

Таким образом, проект мы все-таки согласовали — и игра началась. Игра показала очень интересный момент: как трансформируется идея в результате «стихии творчества масс», встречаясь с разными взглядами, разными людьми. Участники игры проявляли просто чудеса конформизма! Все быстро разобрались, что чем больше проектов соберется в акторе, тем лучше будет их участникам, и вынуждены были выбирать между принципиальностью и возможностью продвижения.

Надо признаться, что возможность продвижения полностью победила. Люди очень быстро перестали обращать внимание на суть и логику, увлекшись концентрацией многочисленных, абсолютно не подходящих по смыслу друг другу, проектов. Интересно было наблюдать, как люди уговаривали друг друга войти и на какие ухищрения они при этом шли. Чем можно привлечь в условиях абсолютной абстракции происходящего? Мало кто честно сказал: ребята, давайте объединимся чтобы нас стало много и поэтому мы победим. Вместо этого предпочитали доказывать «необходимость» и «важность» проекта именно для данного актора (например, для актора «Создание технологий бессмертия» просто необходимы оказались наши централизованные технопарки, он без них просто останавливался и терял смысл), надувать щеки и «впаривать товар». Лицемерие соревновалось с цинизмом и откровенно выигрывало. Отказалось играть после того, как их личный проект «растворился» в акторе, всего 2-3 человека.

Игра выявила еще один интересный момент, связанный с лидерством. Пока участники были в своих тройках, состоящих из более-менее единомышленников, все было понятно, все роли распределены и каждый нес свой функционал. Но вот тройки вынуждены были объединяться, причем как попало, а не по признаку единомыслия. И в этих объединяющих тройки акторах начали развиваться свои лидеры. Но как можно быть лидером при полном отсутствии какой-либо идеи? И лидеры превратились в рабов акторов – бессловесных и бесправных. Пока лидер продвигал свой актор, пока он работал на него, «тащил» — он был лидером. Но горе ему было, если он расслаблялся в баре или забывался за разговором, отвлекшись от своей «основной» задачи! Актор не терпел статичности — и у него появлялся новый лидер, который опять его беспощадно и непонятно зачем, тащил куда-то, «развивая».

Этого тонкого момента с лидерством, к сожалению, аудитория не поняла. Она восприняла так, что лидеры выдвинулись по своим индивидуальным волевым качествам, а не потому, что они, всего лишь, полнее остальных смогли стать «орудием» актора. Этот момент между субъективным и объективным народ понимает пока, к сожалению, слабо. Между тем его понимание могло бы избавить от множества иллюзий и серьезно приблизить к решению стратегической задачи, стоящей перед Форсайт-Флотом.

Как я уже говорил выше, играл весь пароход и игра шла по всему пароходу. Вместе бегали крупные чиновники, меры, молодые прожектеры, бизнесмены, руководители государственных предприятий. Бегал создатель группы «Агата-кристи» Вадим Самойлов. Это был еще один фактор «расслабления» аудитории, с тирания социальных различий. В этом смысле игру, конечно, можно назвать успешной. Именно после нее окончательно рухнули барьеры и все, наконец, раскрепостились и перемешались между собой. 

Однако по факту этой игры у меня остались вопросы. Неужели действительно идея не важна, а важно движение? И что это за движение ради движения? Это то, что сегодня нужно России?

Как мне кажется, задача этой игры должна быть усложнена. Ее авторы не должны довольствоваться констатацией факта анархичности развития, а научиться эту анархию преодолевать. Но для этого, наверное, действительно должна быть Идея Объединяющая, а не сотня отдельных разъединяющих идеек. Например, если бы первоначальное разбитие на интересы происходило не по предпочтениям отраслей экономики, а по чему-то, что эти отрасли объединяет (например тому, что потом послужило основанием на разделение по тройкам — «централизация», «автономность», «роль государства» и т.п.), результат получился бы более интересным и менее случайным. Хотя, конечно, фактор преломления идеи от встречи с «живыми» людьми уметь учитывать необходимо.  



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире