Сегодня в Грузии праздник — день восстановления независимости. Честно говоря, я всегда весьма неоднозначно относился к идее восстановить независимость в день памяти людей, погибших на Руставели 9 апреля 1989 года, и даже тогда, в 1991 году очень сильно надеялся, что после референдума, который был проведен 31 марта (первый президент провел референдум в день своего рождения), независимость восстановят 26 мая, так как даже в советское время этот праздник (день провозглашения независимости) в Грузии помнили. А вот референдум было бы логично провести именно 9 апреля.

Ну да ладно, чего уж сейчас говорить о том, как было бы лучше (на мой взгляд) поступить 28 лет назад. Давайте вернемся к 9 апреля 1989 года. Для нас, современников, это черная, трагическая дата в истории страны, нашей личной истории. Дань, когда мы все, независимо от того, где находились в тот момент, в Грузии или за её пределами, испытали шок, шок от обиды и бессильной злости за то, что они сделали. Злость была настолько большой и бессильной, что овладела почти всеми, превратилась в тот поток реального гнева, который снес советскую власть в Грузии задолго до краха самого Союза.

В прошлом столетии Грузия трижды испытала шок подобного уровня и все три раза это было началом нового этапа развития страны. В первый раз — 21 февраля 1921 года. День когда войска советской России заняли Тбилиси. Этот день считается днем советской оккупации, хотя строго говоря, правительство Грузии покинуло страну только в марте. Но именно этот день был шоковым для тогдашнего грузинского общества. Этот шок был преодолен активным включением молодежи в советский модернистский проект, благо возглавлял его наш соотечественник, да и среди руководителей другого уровня было немало выходцев из Грузии, причем во всех лагерях и фракциях. Недовольных и несогласных, тех которые не успели уехать, просто уничтожили, правда в основном уничтожили спустя почти двадцать лет, в 1937. Там было почти по Оруэллу, сначала добиться лояльности, ну хотя бы внешней, и только потом уничтожить. Таким образом к 1937 году последствия шока 1921 были преодолены.

Вторая шоковая дата в истории Грузии ХХ века — 9 марта 1956 года, когда тех кто искренне верил в советский проект просто расстреляли на улицах Тбилиси. Расстреляли тех, которые искренне верили в советский проект и имя Сталина, настолько искренне, что были готовы за это умирать. 9 марта 1956 года советские солдаты убивали на улицах Тбилиси советскую власть. И да, советская власть, идеология нового мира, была в Грузии убита, убита навсегда. В сознании большей части населения Грузии произошел переворот, идея государственности, которая для грузин была доминантной на протяжении их истории, перестала быть таковой. Нет, Грузию по прежнему любили, за Грузию по прежнему произносились тосты, пожалуй даже самые пышные в её истории. Но это была другая Грузия, та Грузия, которая существовала в нашем сознании, но не в реальности. В старших классах у нас даже ходила такая шутка — ты веришь, что твоя родина СССР? Тогда шутка казалась очень смешной. Не только СССР, но и Грузинская ССР не могла быть родиной. Родиной была семья, друзья, близкие, о благосостоянии которых надо было заботиться. Шок 1956 года был преодолен к середине шестидесятых годов, когда по меткому выражению тогдашнего первого секретаря ЦК КП Грузии республика превратилась в «капиталистический свинарник» (цеховики, подпольная экономика, тотальная коррупция, воровская ментальность, даже не двойная, а тройная мораль, принцип «рука руку моет» и брезгливое пренебрежение коммунистической идеологией не только по содержанию, но и часто по форме). Это был нарыв, но нарыв достаочно странный, в котором здоровое начало скрывалось за коркой смердящего гноя. И именно этот нарыв был вскрыт 9 апреля 1989 года.

Главным результатом трагедии 9 апреля, трагедии в которой погибли молодые люди, стало осознание необходимости существования своей страны, конкретной силы, способной защитить всех нас. Шок от того, что такой силы нет был очень сильным, настолько сильным, что стало понятно — Грузия больше никогда не будет такой, какой была, не сможет быть.

Не знаю, кто изображен на этой фотографии, которую я пощу каждый год 9 апреля. Даже не знаю, кто автор, кстати, буду благодарен, если подскажете. Но тогда, почти тридцать лет назад, я увидел на этой фотографии мою страну.


На данном изображении может находиться: 1 человек, на улице



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире