11:38 , 05 июля 2010

О компенсациях неоднократно осужденным за нарушение их права на возможность исправиться

Кто-то должен ответить за создание условий, при которых оступившийся не имеет возможности подняться.
(Данный пост направлен на привлечение внимания общественности к проблеме ресоциализации бывших заключенных.)

В Башкирии подсудимый на суде попросился в тюрьму

(16 апреля 2010, ИА REGNUM Новости)

«В Башкирии подозреваемый в совершении преступления попросил суд осудить его на максимальный срок, так как не представлял свою жизнь на свободе».
«С момента последнего освобождения до ареста прошло всего четыре дня».
«На преступление мужчина пошел специально. На свободе у него нет ни жилья, ни друзей, ни родственников». «Как добывать средства на существование, не преступая закон, он также не представляет. Из сорока своих лет восемнадцать мужчина провел за решеткой. По решению суда он вновь вернется туда на ближайшие полтора года»
.

Насколько типичен данный случай?
Давайте представим, полагаясь на свои собственные ощущения, опыт и знания.

Куда ехать и где жить, если близкие родственники отвернулись или их вообще нет…
Легко ли, например, если на руках только справка об освобождении, восстановить паспорт, на что в любом случае уйдет какое-то время, в течение которого надо как-то жить…
Насколько полезен для жизни на свободе опыт и круг общения, соответственно, полученный и сложившийся у осужденного в течение прошедших нескольких лет…
Надо же еще получить регистрацию, так как без регистрации могут назначить административное наказание, а также не оформят ИНН, без которого не устроиться на работу – а для регистрации нужно иметь адрес, по которому живешь, то есть купить (аффтар жжот) или снимать (ага) жилье, за которое платить из того, что заработаешь там, где требуют ИНН и прописку…

Опускаем пока рассуждения о том, насколько законно и мудро оформляться бывшему заключенному на работу по «серой» схеме – без трудовой, без ИНН, без «социального пакета», без письменных обязательств со стороны работодателя.

Не будем углубляться в то, насколько реальные правила игры соответствуют, да, очень таким правильным словам, что по Трудовому кодексу не имеют права отказывать в приеме на работу из-за отсутствия регистрации.

Не фиксируемся детально, на какие вакансии может претендовать освободившийся из мест лишения свободы, какая у него профессия и навыки по ней.

Оставляем на другой раз опрос, как сдающие жилье реагируют на желание арендаторов зарегистрироваться.

Прикидываем, что со здоровьем, мотивацией и социальными навыками у бывшего заключенного, жившего несколько лет по строгому распорядку, имевшего гарантированно трехразовое питание, крышу над головой…

И, наконец, ставим вопрос: как в предложенных условиях поступит человек с имеющимся резюме – попытается преодолеть барьеры «свободной жизни» или вернется к уже привычному и понятному порядку вещей?

И некоторые, да, сознательно идут на преступление, чтобы получить срок и определенность на будущее, кусок хлеба и место в теплом помещении, а некоторые, освобождаясь, и не видят для себя другого пути – их и не научили ничему другому – и живут так, как умеют, за что их снова сажают.

Если общество рассуждает так, что это право каждого взрослого человека – делать выбор между добром и злом, то оно может умывать руки.
«Вот пусть они там, а мы, правильные, с умытыми руками, здесь».

Но немного задумавшись, выясняется, что если кем-то было выбрано зло, то почему-то это касается не только тех, кто где-то там, но и тех, кто здесь, – пусть, пронеси-пронеси, не лично, пусть не родственников и знакомых (однако кто-то не из них ведь все равно пострадает!), но опосредованно коснется всех:

– через содержание пенитенциарной системы со всеми ее ужасами,

– через уменьшение количества работающих на благо общества и бюджета,

– через увеличение количества неполных семей,

– через уменьшение количества законопослушных граждан,

– через снижение планки социальной культуры за счет все большего проникновения в жизнь «понятий» с зоны,

– через все эти «шансоны» и прочую блатную романтику
(«Да выключите вы ее, наконец! Невозможно же!»).

А если еще приглядеться повнимательнее, то видно, что совершённое зло ведь не какое-то там метафизическое, из фильма ужасов с перерывами на рекламу, непонятно, откуда приходит и куда уходит, а конкретное – совершено кем-то со своей личной реальной историей – что-то случилось когда-то раньше, да, за что был наказан, а потом случилось (точнее, НЕ СЛУЧИЛОСЬ) что-то еще, то есть еще раз был наказан, в результате чего…
Почему человеку оказалось легче выбрать именно зло? Были ли у него нормальные условия для выбора?

Наше массовое сознание часто предлагает наивно-буквальное толкование понятия свободы частного выбора, когда чуть что, то и «сам виноват».
Однако далеко ходить не надо – если взять для сравнения профилактические меры в области здравоохранения, общество почему-то вполне готово отвечать за предупреждение неправильного выбора, личной ошибки. Чтобы, спасая человеческие жизни и судьбы, себя же оградить от возможных негативных последствий…
Для чего надо задаваться уже не только вопросом «кто виноват?», но еще и другими – «насколько виноват только тот, кто признан виновным?» и «что делать?»…
Как повысить эффективность этого «что делать»?..
И «кто виноват», если результат отрицательный?..

И кто оказывается жертвой бездействия или неумения «что делать»?..

В заключение новость из будущего: «…суд обязал государство выплатить компенсации неоднократно осужденным за непредоставленные социальные услуги по социальной реабилитации и адаптации или за их низкое качество, что привело к нарушению их права на возможность исправления, лишило их шанса вернуться к нормальной жизни и привело к повторному совершению преступления», – которой противопоставим существующую сегодня реальную точку зрения, что государство не в силах позволить себе проводить широкомасштабные амнистии, так как не может ничего предложить освободившимся – и они снова скоро вернутся туда, откуда их выпустили.
(См., например, мнение Светланы Бахминой)

Послесловие.
На самом деле государство и общественные организации, занимающиеся этой проблематикой, понимают, насколько социальная категория «бывшие осужденные» входит в группу «социального риска».
На самом деле программы социальной реабилитации заключенных и бывших заключенных понемногу работают в нашей стране, внедряются новые методики, перенимается положительный международный опыт, существует сеть специальных социальных учреждений для освободившихся из мест лишения свободы.
(О подобной программе в Тольятти).

Но всего этого очень и очень мало.
Вы вот слышали что-то об этом?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире