12:12 , 07 апреля 2014

Принуждение насилием к наказанию аукнется всем

Московские депутаты в очередной раз выступили с идеей подвергать наказанию людей за то, что они оказались в сложной жизненной ситуации. Речь идет о мерах по возвращению бездомных к «нормальной жизни». В качестве основного инструмента предлагается использовать насильственное помещение в спец-приюты и обязательную трудотерапию.

Вопросов к этой инициативе, регулярно возрождающейся, но до последнего времени заворачивающейся правозащитниками, много. Как будет определяться, что человек занимается «бродяжничеством»? Насколько исчерпаны возможности государственных социальных служб по помощи бездомным? (Сколько, например, пунктов обогрева, кроме единственного общественного, было установлено московскими властями этой зимой, чтобы люди не ночевали по подъездам?) Насколько насильственная трудотерапия является эффективным средством реабилитации? Что делать с теми, кто не может работать — имеет хронические заболевания, является инвалидом, имеет ментальные проблемы? Где серьезные научные исследования, подтверждающие правоту «слуг народа»? Где хоть какие-то исследования по бездомности, использующиеся как аргумент? Кто войдет в рабочую группу по написанию законопроекта? Если предлагаемые методы не будут работать, они будут и дальше ужесточаться? Готовы ли законодатели признаться, что их задача прежде всего «спрятать проблему» и напугать потенциальных «нарушителей»? Понимают ли депутаты, что, избирая насилие как метод решения проблемы, они только еще больше ожесточают общество?

Понятно, что Запад нам теперь не указ (поразительно, но уже не удивительно, что даже нынешний Уполномоченный по правам человека говорит об этом), однако неужели мы настолько самодостаточны, что не хотим перенимать опыт стран, решающих эту проблему более цивилизованными методами? (Может, раз такое дело, то вообще отказаться от всего, что придумано не нами?)

Чтобы понять, что речь идет не только о бездомных, а о всех нас, надо представить, о чем говорит использование насилия? Насилие — это всегда свидетельство отсутствия культурных, мирных, уважающих человеческое достоинство способов решения проблемы. И используется либо по незнанию, что можно как-то по-другому, либо при сознательном унижении прав и свобод других, либо по тому и тому вместе.
Тем не менее, кто-то (и таких все больше и больше) считает, что другого пути, кроме насилия, и не может быть. Кто-то из апологетов насилия, более осторожный, заявляет, что другого пути пока нет: например, известный своими многочисленными «креативными» идеями петербургский депутат считает, что у государства сейчас нет денег решать проблемы всех, у кого нет жилья, — хочется убедиться, что не ослышался: после зимней олимпиады в тропиках и прочей «показной мощи» у России нет средств?! Как говорится, вы либо олимпиаду не проводите, либо любите своих же граждан так же, как иностранных спортсменов и гостей!

Наше государство — это как поликлиника, в которой лечат по полису ОМС и у стоматолога нет необходимой квалификации или бюджета и единственное, что он может нормально делать, не стесняясь в этом признаться, это удалять, да и то за более качественный наркоз надо заплатить. Те, кому личные финансы позволят, пойдут в платную клинику, где не только избавят от боли, но и спасут зуб. А у других да, действительно, другого пути нет.

И еще одно страшное последствие от деятельности таких вот «новых строгих» — насилие ведет только к дальнейшей деградации всего общества. Как тех, к кому применяется, так и тех, кто его применяет, потому что отучает думать.

(Но, может, я сгущаю краски? Вот тут один высокопоставленный чиновник заявил на днях, несколько, правда, по другому поводу, что «насильно мил не будешь». К сожалению, это совсем другой повод. Это он им сказал, а для нас у нас свои подходы.)



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире