Система действующих законов в государстве никогда не бывает застывшей, принятой раз и навсегда, она динамично меняется, следуя за изменениями в жизни общества. Но поскольку законы пишут люди, а людям свойственно ошибаться, то изменения в законодательстве иногда принимают характер временных мер, которые по прошествии достаточно краткого времени полностью отменяются.

Последний яркий тому пример из практики отечественного уголовно-правового законотворчества — проект закона, отменяющего поправки 2011 года, установившие единственное возможное основание для возбуждения уголовных дел в виде решения по результатам налоговой проверки. То есть сейчас правоохранительные органы могут предъявлять какие-либо претензии к налогоплательщикам только после того, как будет закончена налоговая проверка.

Но почему-то за прошедшие два года действия этой нормы следственный комитет возбудил примерно в 4 раза меньше уголовных дел, чем до этого. А налоговые органы, изменившие тактику отбора кандидатов на проверку, в это время добились увеличения собираемости налогов и увеличили размер начислений по результатам проверки в среднем на одного проверенного налогоплательщика в 4-5 раз. Получается, что налоги вроде бы стали собирать больше, а наказывать за уклонение — меньше.

Поправки, тем не менее, признали неэффективными и их собираются в ближайшее время отменить, вернувшись к прежнему состоянию. Хотя это вполне может привести к некоторой неопределенности в действиях правоохранительных и налоговых органов, а это служит благодатной почвой для коррупционных явлений. Без дополнительных норм о порядке взаимодействия госорганов и гарантий бизнесу такие поправки выглядят как шаг в обратном направлении, не к развитию, а к регрессу.

Для сравнения, в зарубежной практике, в США, например, на налоговые преступления не распространяется презумпция невиновности. Каждый налогоплательщик таким образом вынужден самостоятельно собирать доказательства своей невиновности и законопослушности в той или иной сделке, поскольку отсутствие таковых расценивается как доказательство совершении преступления.

Россия же в этом вопросе, как и во многих других, идет своим особым путем. Когда-то расследованием налоговых преступлений занималась налоговая полиция, где предполагалось собрать опытных и достаточно грамотных в налоговом и бухгалтерском учете следователей. Но что-то не получилось и налоговой полиции не стало. Преступлениями теперь занимается Следственный комитет, а где ущерб «не дотягивает» до криминала — там долги с лихвой взыщет налоговая инспекция. Поправки двухлетней давности о том, что возбуждение уголовного дела по налоговым преступлениям допускается только по материалам выездной налоговой проверки и никак иначе, видимо, оказались неэффективными. И, похоже, мы скоро откажемся от этого. Скорее бы уж достичь золотой середины и перестать топтаться на месте.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире