Слушаешь иногда уважаемого человека: вроде всё по делу говорит, толково и спокойно, оперирует фактами. А вслушиваешься повнимательнее — и тут же замечаешь нестыковки, а порой и откровенные передёргивания, причём настолько очевидные, что даже как-то неловко всерьёз их разбирать и указывать на них мэтру, тем более что гораздо интереснее совсем другое, а именно — понимание причин, которые сподвигают его на подобное высказывание.

С сегодняшним выступлением Владимира Познера по поводу «Акта Магнитского» произошла странная история. Небольшой вроде бы текст будто сочиняли два разных человека. Один в преамбуле призывает к наказанию всех тех, кто причастен к трагической гибели Сергея Магнитского. Другой, более обстоятельный и уверенный в своей правоте, убеждает читателя в ошибочности введения международных санкций против тех самых виновных.

Пройдёмся по трём пунктам, в которых Владимир Владимирович объясняет причины своего отрицательного отношения к «Акту Магнитского».

1. Не будучи гражданином США либо экстрасенсом, я не способен заглянуть в души американских законодателей и понять, действительно ли им «совершенно безразлична» трагическая судьба Магнитского, и волнует ли их на самом деле происходящее в России. Но, имея доступ к СМИ, я могу судить по их реальным делам, а именно таким поступком и является принятие закона о санкциях в отношении лиц, которые ответственны за грубые нарушения прав человека в нашей стране. Что же касается примера с Китаем, то разве не США после расстрела на Тяньаньмэнь ввели эмбарго на поставки оружия в КНР, разве не они эвакуируют к себе тамошних диссидентов и оказывают поддержку Далай-Ламе? Всё это, естественно, не превращает Дядю Сэма в сентиментального добряка Рональда Макдональда, но странное отрицание очевидных фактов как раз и напоминает упомянутое автором «зарабатывание политического капитала».

2. Смогут ли нынешние и будущие фигуранты «чёрного списка», одобренного в Штатах, «вести себя как прежде», покажет время. Но я не разделяю оптимизм Владимира Владимировича, который уверенно пишет, что «они переживут — и довольно легко». И знаете почему? Потому что случились два события, не заметить которые затруднительно даже тем, кто не только выступает по государственным каналам, но и просто смотрит телепередачи. Событие №1: уникальная по резкости и бескомпромиссности критика ещё не принятого закона практически всеми высшими должностными лицами государства. Событие №2: начавшаяся репатриация крупного капитала, временно (хотя его владельцы наверняка думали, что это навсегда) размещённого в тех же США и других западных странах, и планы ограничить для госслужащих владение зарубежным имуществом. Если бы над нашими капиталистами не висел дамоклов меч санкций, то с чего бы им тогда так беспокоиться?

3. Принятие «Акта Магнитского» ухудшит российско-американские отношения, тут Владимир Владимирович, скорее всего, прав. Но вот с его мнением, что санкции «ничего не изменят в порядке вещей в России», я бы не согласился. Да, от одного американского закона режим не падёт, да и вряд ли кто-то ставит такую цель. Просто многое уже изменилось (см. п.2), и, как показывает опыт в т.ч. некоторых близких нам стран, режим внешней изоляции неизбежно приводит к той или иной внутренней трансформации. А вот то, какими будут эти изменения, зависит и от тех, кто имеет возможность влиять на настроения как элиты, так и общества, в том числе при помощи СМИ и в первую очередь федерального телевидения, на котором автор нынешней отповеди американцам имеет возможность регулярно выступать.

p.s. Кстати, не в телевидении ли причина появления сегодняшнего текста? Поверьте, Владимир Владимирович, юные депутаты Госдумы, жалующиеся вашему начальству, не заслуживают таких доказательств лояльности.

Владимир Варфоломеев, 1-й заместитель главного редактора радио «Эхо Москвы»


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире