13:51 , 10 июня 2019

Кейс Ивана Голунова и почему это важно особенно сейчас

Я занимаюсь темой роли медиа в авторитарных режимах уже три года; и история с коллегой дала повод для краткого анализа. 

Конечно же, огромную роль сыграла публичность кампании в защиту Ивана. Как вспоминает в своей новой книге «Putin vs People» исследователь путинского режима Sam Greene, главный тезис, которым оперируют в Кремле — «Не стоит будоражить народ». Эти слова Путин бросил Борису Немцову, когда тот обсуждал с ним возможность своего участия в компании по освобождению заложников на Дубровке. Уровень «взбудораженности» в данном случае достиг очень высокого предела. И вот, почему.

1. Размытость институциональных границ договорённостей между группировок. 

— в авторитарных режимах есть свои институты. Часто, это «неформальные правила» из разряда: «я тебя не трогаю, пока ты не перейдёшь границы». Границы здесь понятие расплывчатое. Они не прописаны нигде. Прелесть авторитаризма в том, что он легко эти границы самовольно может передвигать: «закон, что дышло…» — из этого разряда.

— Любое передвижение границ затрагивает интересы акторов. Ведь власть и влияние уже давно между ними поделены. Это как если вы свой пирог на День Рождения поделите между всеми гостями и тут, вдруг, приходит всеми забытая бабушка-диабетик и в нарушение правил просит для себя кусочек; и ей ведь тоже надо дать, иначе обидится. Значит, надо обделить либо себя, либо отрезать у кого-то из гостей.

— Когда границы передвинуты так, что начинают затрагивать принципиальные интересы акторов, те начинают войну (считая себя несправедливо обделёнными). Хотя на самом деле, они хотят просто получить больше власти и денег, читай: влияния.

Задержание Ивана Голунова — нарушение баланса договоренностей. Не потому, что он участник коалиции по дележу пирога, а потому что такое мерзкое действие, в нарушение всяческих правил, нарушило негласную и непроговорённую договорённость: с журналистами так нельзя. «Вы (полиция — прим.) так поступаете в рядовых случаях; но с журналистами так нельзя. Ведь если такое случилось сейчас, то может повториться и у будущем». И этот тезис двигал не только журналистами. Но и уже теми, кто принимает решение и связан с режимом гораздо более плотными связями. И примерил историю Голунова (не в плане подтасованных обвинений в наркодиллерстве, а в плане фальсификации дела против него) на себя: вот это как раз и есть «перейденная граница».

2. Роль медиа в балансировке интересов и обратная информационная связь. Тезисы:

— пора понять, что современный авторитарный режим не может быть монолитным просто по своей природе: всегда есть огромное количество персонажей и групп интересов, которые друг с другом соревнуются, а с другой стороны сотрудничают, чтобы сохраниться при власти;

— В крупных странах с авторитарными режимами: Россия, Китай, до этого Мексике, крайне затруднено управление. Демократии используют свои механизмы обратной связи: парламенты, выборы, акции протеста. В авторитаризмах они работают по-другому (я не пишу: плохо, как считают многие коллеги; просто: иначе или по-другому) — в целях обеспечения дальнейшего существования правящей группировки при власти;

— Эта проблема управления в науке называется: принципал-агентской. Принципал (назовём его «Кремль») физически не может осуществлять прямую власть в регионе (ну слишком это сложно). Поэтому, он полагается на донесения и отчёты с мест, которыми его снабжают «агенты» (региональные власти, подчинённые и т.д.). Что делает в таком случае агент, чтобы не потерять свою позицию? Правильно, он врёт или: искажает информацию в выгодном для себя свете. 

Поэтому, для балансировки, Принципал ориентируется на альтернативные источники информации. Как правило, это — независимые (назовём их такими) медиа. Они ему необходимы жизненно. 

Поэтому, в плане истории Ивана Голунова частично (обратите внимание!) сработало именно это. 

Голунов проводит расследования против чиновников московской мэрии. 

— Принципалу нужна информация о происходящем на локальном уровне, чтобы делать свои выводы. Она есть, одновременно и у спецслужб; но кто знает, какую часть этих сведений они вываливают перед ним?

— Эта информация легко используется при дискуссиях о будущем руководства региона или перспективах бюрократического роста главы региона.

— Она на руку и потенциальным соперникам нынешнего руководства региона, которые хотят дорваться до «дележа пирога».

3. Турбулентный период.

Российский режим находится в процессе транзита. Это всегда — период турбулентности, так как каждый актор опасается смещения границ своего влияния. Каждый актор хочет не только «не потерять», но и стремится «получить больше» и, соответственно, подозревает остальных в этом же, что его другие тоже «хотят на….» («хотят обвести вокруг пальца»). Поэтому, фактор транзита оказывает мультиплицирующий (усиливающий) эффект на происходящее. Это, будто наркотический эффект усиления ощущений: чувствуешь себя несчастным, уровень ощущений усиливается в сотни раз и тогда кошмар-кошмар; чувствуешь счастливым, и тогда всё по модулю так же, но с положительным знаком.

Соответственно, и в случае с Иваном Голуновым, все вышеописанные факторы надо умножать на коэффициент транзита.

Какой из этого вывод? Что в нынешнем моменте любой важный (имеющий смысл) вопрос будет иметь  повышенный уровень значимости («громкость»), внимание со стороны власти и ответ. Поэтому, гражданская активность приобретает сегодня особую актуальность. И это уникальное окно возможностей. Важно только помнить об одном: любое перемещение границ вызывает «будоражение среди акторов» и, как результат, может быть использован кем-то из них в своих интересах.

Это оценка статичной картинки. Так что, наверняка, есть неточности в этом плане. Плюс, наверняка, и другие объяснения.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире