11:36 , 24 ноября 2013

Единству храбрых поём мы песню (о «едином учебнике» по литературе)!

Я учитель литературы. Что же это за школьный предмет и для чего он нужен?

Предмет «литература» имеет две основных задачи.

1) Увлечь литературой.

2) Научить её понимать.

Разумеется, не может понимать литературу тот, кто её не любит. Литература – это искусство. Не увлекаясь ею, нельзя её научиться понимать.

Так что первая задача – главная. Без её решения не удастся ничему научить.

Любой хороший учитель литературы более-менее успешно достигает этих двух целей. Плохой учитель – их даже не ставит: просто проходит программу.

Кто же должен подбирать произведения для чтения в классе? Сам учитель.

Невозможно увлечь тем произведением, которое тебе самому не нравится. Кроме того, невозможно увлечь произведением, которое учителю, может быть, и нравится, но детям категорически понравиться не может. Классы-то разные! И только сам учитель может знать своих учеников, понимать, что может их заинтересовать, а что нет.

Отсюда уже понятно: когда кто-то – какой-то дядя из Москвы – составляет программу по литературе, т.е. решает за учителя, что ему читать с детьми,  – это плохо. Это очень затрудняет достижение тех самых двух главных целей, которые я назвал выше.

Правда, хорошие учителя всегда как-то выходили из положения. Уделяли больше внимания произведениям, которые всё же способны заинтересовать учеников и нравятся самому учителю. Больше времени отдавали внеклассному чтению.

При этом важно понимать: выбор произведений – это существенно, но далеко не главное. На самом деле не так важно, какие именно тексты читать. Текст – не цель: только средство. Не имеет большого значения, что выпускники средней школы будут знать, что нет. Важно, — любят ли они читать и умеют ли понимать прочитанное.

Вообще «знания» по этому предмету – дело десятое. Если ученик помнит, что Ленского звали Владимиром, учился он в Геттингенском университете и был «поклонник Канта и поэт», — это значит, что память у ученика хорошая, но совершенно не значит, что он любит и понимает «Евгения Онегина». «Знать» литературу не обязательно. Это не имеет значения. Важно – любить.

Потому что литература – это искусство, творчество.

И поэтому увлечь им детей может только творческий человек.

Таких, по моим наблюдениям, среди наших учителей – примерно 10-15%. И это ещё очень оптимистичная оценка.

Именно в этом главная проблема. Если «литература» — нелюбимый школьный предмет, если дома ребёнка тоже никто не увлёк чтением, – он читать почти наверняка не будет.

Так что 85% учителей литературы прививает детям отвращение к литературе. Не специально, конечно. Просто они по-другому работать не способны: они ведь и сами не любят литературу.

Не секрет ни для кого: на филфак часто поступают «по остаточному принципу» (не знал, куда пойти, — пошёл на филфак). А нужен бы творческий конкурс – но его нет.

Разумеется, об этой проблеме чиновники не подозревают.

 

Итак, создатели «единого учебника» исходят из 2-х идей:

  1. никто: ни один учитель, ни один ученик — не должен решать сам, что ему читать. Все должны «ходить строем»: читать одно и то же – и читать «правильно».
  2. Литература воздействует на читателя — и нужно оградить детей от тлетворного влияния «неправильного воздействия» не предназначенной для нежных детских душ литературы.

С первой идеей всё понятно. Тот, кто любит читать, всё равно будет читать, что захочет. Чтобы его ранимую душу оградить, надо действовать по принципу Фамусова: «Уж коли зло пресечь, собрать все книги бы да сжечь!» Но это невозможно.

Что до тех, которые читать не любят: им и так ничего не грозит. Потому что на тех, кто её не любит, литература (как и любое искусство) абсолютно не действует.

Вторая идея любопытна тем, что воздействие понимается как совершенно прямое и непосредственное.

Т.е.: прочитало, например, дитё Набокова. И тут же развратилось!

На самом деле, разумеется, художественная литература непосредственно на читателя не влияет.

Скажем, читая «Петрушку-иностранца» Самуила Маршака, ни один умственно полноценный ребёнок не делает вывода, что можно и нужно прогуливать уроки, обманывать родителей, издеваться над инвалидами. Ребёнок отлично понимает, что это шутка, это написано «для смеха». То, что Петрушка – такой хулиган, по этой причине никакого «развращающего влияния» на детей не оказывает. Скорее наоборот: укрепляет представление о нормах поведения.

Когда старшеклассницы читают у Толстого, что Наташа Ростова – о, ужас! – изменила своему жениху, князю Андрею, спутавшись с Анатолем Курагиным, у них почему-то никогда не появляется такая идея: Ага! Значит, можно и нужно изменять своим женихам и мужьям!

Между тем, создатели единого учебника (в частности, главный «поджигатель» по фамилии Пожигайло), в значительной мере, исходят именно из этой логики.

Как-то её характеризовать сложно. Я всё же человек интеллигентный. Если бы я назвал её «дебильной», это было бы не совсем корректно – да и за что дебилов обижать.

Поэтому я от комментариев воздержусь.

Добавлю только ещё вот что: вряд ли сами радетели за «единый учебник» не понимают того, что литература – не то же самое, что агитация и пропаганда (хотя даже агитация и пропаганда, конечно, не воздействуют прямо, — даже тут всё сложнее). Они всё прекрасно понимают. Они совсем не дураки. Они только – холуи. Умные холуи.

Просто в России всегда, во все времена, при всех великих князьях, царях, императорах, генеральных секретарях и президентах, единственным способом выслужиться было угождение вышестоящим. Притом – лучше перекланяться, чем недокланяться!

Поэтому чиновники нюхают воздух, улавливая тенденции, – и действуют в русле этих тенденций.

Чего изволите, батюшка барин? Ах, вам единого учебничка желательно?! С нашим удовольствийцем!

И т.к. перекланяться лучше – то и доводят всё до полного абсурда.

Вот почему холопы в своём рвении действительно страшнее любого, даже самого безумного, барина. Им ведь карьерочку делать нужно. А барину не нужно: он уже и так барин!

Пушкин ошибался: беда России – не дураки, а рабы.

А Путину я очень благодарен за то, что ему не захотелось иметь единый учебник сразу по всем предметам. Потому что – если бы захотел – через месяц наши Зажигайлы его бы состряпали и издали. Им – раз плюнуть.

Впрочем, не стоит посыпать голову пеплом.  В каком-то смысле это хорошо, что введут единый учебник. Хорошие учителя справятся. Им будет трудней, но они сумеют хорошо работать даже в таких условиях.

А вот уроки плохих учителей станут ещё противнее. Так что дети, любящие читать, яснее ощутят, что собой представляет российская школа, и внутренне станут более активно ей сопротивляться.

А читать будут — всё равно то, что захотят.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире