Ещё звучал голос судьи. Она назвала преступниками восемь невиновных людей, а семерых из них оставила в заключении ещё на годы. Не дав ей умолкнуть (такое нетерпение!), раздался и упорно не смолкает целый хор голосов других: приговор «мягкий» («не суровый», «не самый жёсткий», «достаточно гуманный», «компромиссный», «дело свели к минимуму», и даже: «мы за него признательны»). Мол, могло же быть и хуже, вот и спасибо, что так не случилось. И напререгонки — обсуждение: уже можно попросить УДО? А помилование? А вот, сам Песков уже сказал (и на этот раз ведь не про печень на асфальте, а про возможность попросить о помиловании — какой, право, гуманизм!)... О том, что попросить — ещё совсем не значит получить, особенно со свежими, январскими-2014, устрожениями в УДО и отношением власти к Болотному делу, разговор отдельный. Сейчас о другом.

С официальной пропагандой всё предельно ясно, обсуждать её скучно. Вчерашние, рекордно массовые и жёсткие, задержания у суда и на Манежной лучше любых слов свидетельствуют о цене и степени искренности этой пропаганды. Но если бы только пропаганда… В этом хоре ценителей «компромисса» слышны голоса и тех, кто до этого доказывал: ребята ни в чём не виновны, массовых беспорядков не было. И они, в отличие от некоторых штатных пропагандистов, точно знают, что это чистая правда, потому что знают материалы уголовного дела и общественного расследования. И всё равно: «компромисс», «признательны». А один перспективный правозащитный менеджер соглашается, что права в этом деле и приговоре нет вовсе, но при этом утверждает: отсутствие права (то есть произвол вместо правосудия) — это вопрос не правовой, а политический! Правовой же вопрос — это для него про наказание, больше-меньше…

Что это за явление такое? Откуда оно? Какова должна быть степень правовой (а может, не только правовой?) разрухи в головах людей, способных оценить иначе, чем судебный произвол, например, вот такое: «...реализуя свой преступный умысел, в неустановленном месте в неустановленное время приобрёл неустановленный предмет жёлтого цвета шарообразной формы в целях использования его для применения насилия в отношении представителей власти»?! А ведь приговор весь состоит из подобного, и чего-то действительно правового (по сути, конечно, оболочка и ритуальные слова не в счёт) найти в нём невозможно. Впрочем, если кто вдруг сумеет — готов обсудить.

Так что же это за «компромисс» такой? Кого с кем? В чём его предмет и суть? И кто кому на такой «компромисс» за счёт судеб невиновных молодых людей мандат выдал? Попутно напомню: юридически и восемь вчера осуждённых «болотников», и до этого амнистированные — именно невиновны. Кто сомневается — читайте Конституцию, статья 49.

Говорите, могло быть хуже? Могло. И обязательно будет — тем хуже, чем больше будет ценителей таких «гуманных компромиссов», когда невиновных можно держать в тюрьме годами до суда и оставить там после него, но не на 8 или 10 лет, а «всего» на три-четыре. Даже если с учётом отбытого.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире