v_yakov

Валерий Яков

03 октября 2017

F

Мыльный сериал о странной даме, влюбленной в покойника, пополнилась новым сюжетом – даму поддержал сам Кадыров. Он прямо так и написал в сети, что приветствует позицию депутата Поклонской, потому что эта «хрупкая девушка защищает интересы тех, кому не все равно на историю своей страны».

Восхитившись ее стойкостью, Рамзан подчеркнул, что «преступно предавать свою страну во имя чьих-то взглядов. И благодаря таким людям, как Наталья Поклонская, мы сохраняем свое Отечество». Выражая ей поддержку, глава Чечни пояснил, что «ее травят за несгибаемую волю, силу духа и за четкую позицию те, кто не имеет никакого отношения ни к Отечеству, ни к народу».

Гражданка Поклонская действительно не унимается. Даже трагедию в США, где было убито 59 человек, она умудрилась связать с фильмом «Матильда», заявив, что причиной трагедии в штате Невада стало попустительство местных властей, которые должным образом не следили за безопасностью. Прокурорша уверена, что такая же ситуация происходит и в России с «Матильдой», где правоохранители «закрывают глаза» на угрозы о терактах в связи с выходом фильма на экраны. И снова предупреждает об опасности «которую несут сегодня радикально настроенные лица», и упорно настаивает на запрете показа фильма по причине ««разжигания розни и провоцирования к преступлениям террористической и экстремистской направленности».

В своей неистовой борьбе с режиссером Алексеем Учителем и его мелодрамой, изобретательная дама с легкой непосредственностью забывает о том, радикальные лица стали возбуждаться как раз благодаря той кампании, которую она же и развернула. Что именно она методично провоцирует разжигание розни вокруг фильма, в котором даже ее коллеги по Думе не увидели ничего предосудительного. И даже наоборот – восхитились образом царя, созданным Учителем. Но Поклонскую это не останавливает. Она с фанатичным упорством продолжает атаки на фильм, который не видела. Продолжает разжигать страсти. Продолжает провоцировать легковозбудимых соратников на экстремистские выходки и изящно перебрасывает ответственность за это на создателей фильма, и на правоохранительные органы. Прокурорша явно входит во вкус, или, судя по ее реакции на трагедию в США, становится все менее вменяемой. А тут еще поддержка самого Рамзана, которая в нашей стране кому-угодно развязывает руки.

Удивительным образом логика главы Чечни во многом схожа со странной логикой гражданки Поклонской. Депутатша, возбуждая поклонников с неустойчивой психикой, склонных к экстремистским выходкам, перекладывает вину за возбуждение – на фильм, хотя никакого фильма поклонники не видели. Они видели только саму Поклонскую с портретом царя и мироточащим бюстом.

Так же и господин Кадыров почему-то решил, что прокуроршу травят за ее несгибаемую позицию те, кто не имеет никакого отношения ни к истории, ни к Отечеству. А на деле ровно наоборот – уже впору Россию оберегать от такого маниакального единороса. Ведь именно гражданка Поклонская, не имеющая никакого отношения к истории и лишь недавно милостиво получившая отношение к нашему Отечеству, травит народного артиста России Алексея Учителя, и травит фильм, который не смотрела. Именно этой «хрупкой девушке» «все равно на историю своей страны», в которой ее возлюбленный покойник еще при жизни получил прозвище «кровавый», и который не сумел сохранить ни трон, ни Россию… Именно под ее маниакальные речи экстремистские психи всех мастей лобызают «мираточащий» камень и хватаются за «коктейли Молотова»... То-то они теперь раздухарятся, и пополнят ряды новыми бородатыми психами, узнав о поддержке самого Кадырова.

Далеко не лучшего патриота страны избрал Рамзан для поддержки. Патриот этот такой же сомнительный, как и вся его деятельность, которая почему-то сводится лишь к борьбе с фильмом и режиссером. Спроси сегодня любого жителя Крыма, что известно ему о депутатской деятельности Поклонской, представляющей регион в Госдуме? Какие проблемы региона (а их хоть отбавляй) она пытается решить, пользуясь мандатом депутата и высоким доверием своей партии «Единая Россия». И ответит зашуганный крымский электорат, что благодаря их прокурорше замироточил гранитный бюст Николашки.

И что даже видные депутаты в Москве решаются посмотреть кино только под кремлевскими стенами, поблжие к телу вождя мирового пролетариата, чтобы не прогневить и не возбудить неистовую прокуроршу.
От крымских проблем это все так же далеко, как «кровавый Николашка» от святости, но ничем другим единорос Поклонская не известна. Находясь на иждивении у налогоплательщика, эта дама, с глазами трепетной лани, ведет за наш счет неугомонный бой за своего царя в голове. И сеет смуту. И высекает искры, из которых кое-где уже возгорелось пламя. И продолжает витиевато угрожать, ссылаясь на реальную трагедию с многочисленными жертвами.

Прогресс прокурорши очевиден. Поначалу ее поддерживали всевозможные странные личности с мутным прошлым, такие, как убийца и грабитель Калинин, трясущий бородой и возомнивший себя создателем «христианского государства – святая Русь». Потом к неистовой депутатше прильнули отдельные не менее бородатые попы с не менее мутным прошлым и пугающим будущим. Наконец дошло и до Рамзана… Теперь даже страшно представить, кто еще может попасть под ее огнеопасное обаяние, и стать следующим заступником в нашем нескучном Отечестве, где выше Рамзана только раз… И обчелся.

Оригинал

12 сентября 2017

Огнеопасный депутат

2823904

11 сентября произошло эпохальное событие – впервые широкой публике показали скандально неизвестный фильм «Матильда». От греха подальше его показали во Владивостоке. Подальше от возбужденной гражданки Поклонской. И о, чудо! Мир не перевернулся, Владивосток не смыло в океан, и публика не кинулась сдавать скрепы в утиль.

Можно было бы облегченно вздохнуть и признать, что премьера прошла мирно. Но ровно в этот же день (на рассвете в Москве) полыхнул очередной пожар. В столице под окнами адвоката Добрынина, который представляет интересы режиссера Учителя, сожгли две машины. И оставили записки со словами «За Матильду гореть».

Любой нормальный человек вполне бы мог расценить этот поступок, как хулиганскую выходку каких-то трусливых недоумков в масках, боящихся, чтобы их не опознали, пока они пакостят. Но выходка-то не одна. Вначале были угрозы радикалов, считающих себя православными. Они так и говорили, что кинотеатрам, которые решатся показывать «Матильду» — гореть в огне. И вскоре забросали бутылками с зажигательной смесью студию режиссера. Затем радикал Мурашов, называющий себя православным, попытался взорвать кинотеатр в Екатеринбурге. Лишь по счастливой случайности машина, начиненная газовыми баллонами, не взорвалась. Мурашов тоже выступал против кинофильма «Матильда».

Всех этих радикальных и местами не вполне вменяемых граждан возбудила не менее странная дама по фамилии Поклонская. Свою маниакальную любовь к покойнику, которого народ в свое время прозвал «кровавым Николашкой», огнеопасная дама сумела превратить в радикальное движение. За считанные месяцы это агрессивное движение окрепло, прокатилось по стране, мобилизовало в свои ряды неизвестное число легковозбудимых граждан с неустойчивой психикой, и от слов перешло к делу.

Из искры, высеченной депутатом Поклонской, возгорелось пламя. Поджог в Питере, поджог в Екатеринбурге, поджог в Москве… И всюду – за «Матильду», которую ни один из поджигателей не видел. Но против которой, заходясь в псевдорелигиозном словоблудии, яростно выступает гражданка Поклонская.

Будь она просто рядовой гражданкой, вряд ли бы на нее кто-нибудь, помимо психиатров, обратил внимание. Но у гражданки – генеральское звание в прокуратуре. Мандат депутата. И «кровавый Николашка» в голове. Получается взрывоопасная смесь, которая пострашнее «коктейля Молотова». Каждое слово такой генеральши может превращаться в детонатор для еще более возбудимых сограждан, считающих себя монархистами, царе-заступниками или православными терминаторами.

Любой санитар понимает, что к православию, исламу или буддизму это обострение не имеет никакого отношения. Атака с «коктейлем Молотова» на студию, поджог автомобилей мирных граждан, и попытка взорвать общественное здание имеют самое прямое отношение к терроризму. Вспомним режиссера Сенцова, обвиненного в том, что он мог иметь отношение к поджогу двери офиса «Единой России» в Крыму. Сенцов не швырял «коктейли Молотова», не поджигал машин и не взрывал кинотеатры. Обвинения режиссеру выглядели не сильно убедительными, и не очень доказанными, но срок он получил более чем убедительный – 20 лет тюрьмы за терроризм. А в истории ревностной борьбы Поклонской с Матильдой взрываются бутылки с зажигательной смесью, горят машины случайных граждан, полыхает кинотеатр…

И никто не спешит искать террористов. И никто не пытается привлечь гражданку Поклонскую к уголовной ответственности за «возбуждение ненависти» и провоцирование актов терроризма.

Между тем, совсем недавно, 26 августа сего года, вступили в силу поправки в УК РФ к статье 282 «Возбуждение ненависти либо вражды…», где говорится, что «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», совершенные с применением насилия, с использованием своего служебного положения.., наказываются штрафом от трехсот до шестисот тысяч рублей. Либо принудительными работами на срок от двух до пяти лет.

Нападки гражданки Поклонской с религиозной риторикой на режиссера Учителя и на его фильм полностью подпадают под 282-ю статью. Она по признакам «отношения к религии» совершенно явно «возбуждает ненависть» и «вражду» и к режиссеру, и к творческой группе, и к фильму.

А после поджогов и попытки подрыва кинотеатра ее действия можно квалифицировать еще и по статье 205-й – «Содействие террористической деятельности». В этой статье говорится, что «склонение, вербовку или иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из преступлений, перечисленных в части 1 статьи 205.1 УК РФ, следует считать оконченным преступлением с момента совершения указанных действий…».

Агрессивные выпады Поклонской в адрес режиссера вполне могут подпадать под формулировку: «иное вовлечение» лиц, возбужденных риторикой генеральши, и хватающихся за бутылки с зажигательной смесью. Но «Единая Россия» молчит, не одергивая своего члена. Прокуратура стыдливо отводит глаза от своей неистовой генеральши. ФСБ не замечает актов терроризма, явно спровоцированных речами странной депутатши. И складывается впечатление, что, либо, они все с ней заодно. Либо ждут первой жертвы.

А в это время из разных концов России – из Ингушетии, Дагестана, Татарстана, Твери… поступают сообщения о том, как местные власти и сети кинотеатров отказываются от проката фильма. То есть – идут на поводу у странной дамы с пылким взором и трусливо уступают радикалам с замашками террористов.

Оригинал

Оригинал

2776170

Всенародно любимый артист Владимир Этуш по-прежнему остается в клинике имени Склифософского, восстанавливаясь после тяжелой травмы, которую он получил несколько дней назад. Состояние его улучшается, хотя и не так быстро, как хотелось бы самому актеру. Но даже находясь в больничной палате Владимир Этуш уже обдумывает новый спектакль, к репетициям которого ему хотелось бы приступить осенью.
 
В просторной палате Владимира Абрамовича светло и, в некотором смысле, по-домашнему уютно. Здесь во всем чувствуется хозяйская рука его супруги Елены, которая, как ангел-хранитель, окружает заботой своего мужа. Она уже немного отошла от шока, пережитого в понедельник 26 июня, когда актер получил травму и был срочно госпитализирован в клинику Склифософского. В тот день, напомним, Елена привезла Владимира Абрамовича в стоматологический центр на Новослободской, но не смогла припарковать автомобиль по типичной для нынешней Москвы причине – из-за отсутствия нормальных парковок.
 
Заботливые столичные власти увлечены безграничным расширением тротуаров для освоения плиточного «клондайка» и в угоду столь высокой цели повсеместно сокращают парковочное пространство. Мы неоднократно писали об этой проблеме, обращались публично со страниц журнала «Театрал» к главе дептранса Ликсутову с призывом вернуть парковки у медицинских учреждений, у школ, театров, музеев и других социально-значимых объектов, которые из-за нынешней политики столичных властей становятся недоступными для пожилых людей и людей с ограниченными возможностями. Но господин Ликсутов традиционно на публикации и обращения не отвечает.
 
Он увлечен расширением тротуаров, выдавливанием транспорта из центра города и созданием максимальных проблем для парковки. В результате такой проблемы 95-летний Владимир Этуш остался без поддержки своей супруги у входа в клинику. Пока Елена кружила по Новослободской в поисках парковочной площадки и свободного места, уставший стоять на тротуаре актер пошел сам в фойе клиники. А там тоже все рассчитано на молодых и здоровых, поэтому по лестнице подниматься ему нужно было так, словно он только что вернулся с молодежной дискотеки. Последняя ступенька оказалась роковой, Владимир Абрамович споткнулся и упал, ударившись головой о дверь со всей высоты своего роста.
 

Травма оказалась тяжелой, поэтому актера срочно доставили в отделение реанимации Склифа, где опытные врачи окружили его максимальным вниманием. Лишь по самому счастливому стечению обстоятельств обошлось без переломов, которые заподозрили вначале. Уже через сутки актер стал восстанавливать движения и был переведен из реанимации в отдельную палату нейрохирургического отделения.

 
Именно в этой палате Владимир Абрамович и встретил меня приветливым возгласом. И первым же делом предложил угоститься фруктами, которые он в этот момент дегустировал. Попытка отказаться не удалась, потому что Этуш умеет быть настойчивым даже когда общается с друзьями. Пришлось смириться и составить компанию. На вопросы о самочувствии Владимир Абрамович отшутился, что рукопожатие у него крепкое, и предложил убедиться. Мы пожали друг другу руки, оставшись довольными итогом. А дальше он со свойственным ему юмором и использованием отдельных ярких выражений, запрещенных ныне нашей пуританской властью, рассказал о том, как очутился в столь уважаемой клинике. Отдельной благодарности была удостоена и московская власть с ее парковками. В более ярких, сочных и убедительных тонах свое отношение к этому тут же выразила Елена, упомянув к месту и столичные клиники, в которые человеку с ограниченными возможностями самостоятельно попасть почти невозможно.
 
2776172

Свое нынешнее состояние Владимир Абрамович оценивает со сдержанным оптимизмом, откровенно мечтая как можно скорее покинуть больницу. Он огорчен, что из-за печального происшествия не сыграл заключительный в нынешнем сезоне аншлаговый спектакль «Бенефис» (на фото), и что не сможет принять участие в вахтанговском празднике закрытия сезона. Коллеги по театру и прежде всего его директор Кирилл Крок не оставляют Владимира Абрамовича без внимания, но оказаться вдали от своего коллектива в знаковый день ему все же грустно.
 
Огорчен Владимир Абрамович и тем, что пришлось перенести вылет на отдых в Италию, который был запланирован на следующую неделю. Елена была вынуждена сдвинуть авиабилеты на неделю вперед в надежде, что к тому времени уже можно будет выписаться из клиники и вернуться к нормальной жизни. Врачи со своей стороны тоже рекомендуют не отказываться окончательно от запланированного отдыха, уверенно полагая, что активность и положительные эмоции самым лучшим образом могут сказаться на восстановлении актера.
 
2776174

А сам Владимир Абрамович уже ждет не дождется вылета в любимый городок на берегу Средиземного моря, где мы все вместе по давно сложившейся традиции уже не один год жаркими деньками дегустируем не только фрукты, но и прохладное «бьянко фризанте» из запотевшего кувшина. Воспоминаниям об этих напитках было уделено достойное место в нашей неспешной беседе, и мне даже пришлось заявить, что в следующий визит в эту палату, я захвачу с собой запотевший сосуд – для более радужного планирования грядущей поездки.
 
Еще более подробно Владимир Абрамович обсудил со мной гастроли Театра Вахтангова в США, откуда вахтанговцы только что вернулись. Я развернуто отчитался о поездке, в красках описал самые яркие эпизоды, и мы уже вместе порадовались, что даже «в тылу вероятного противника» вахтанговцы остаются на высоте, занимаясь не политикой, которая, как известно – грязное дело, а самым что ни на есть чистым и высоким искусством.
 
Под самый конец нашей беседы Елена и Владимир Абрамович вдруг открыли маленькую творческую тайну. Оказывается, они уже выбрали пьесу для новой премьеры в грядущем сезоне. Идею одобрили будущие возможные участники этого проекта, одобрил директор театра Кирил Крок, который знает цену успеха и умеет его поддержать. Дело осталось за малым – выписаться из клиники, хорошо отдохнуть, слегка ограничивая себя в контактах с запотевшим кувшином. И по началу осени приступить к работе над новой постановкой, о деталях которой я вынужден умолчать, чтобы сохранить интригу. 
 
2776176

При этом должен сказать, что по странному стечению обстоятельств первые наши обсуждения с Владимиром Абрамовичем его будущего участия в «Пристани» мы вели в палате ЦКБ, где он проходил обследование, обложившись страницами пьесы. А затем, некоторое время спустя, в клинике на Пироговке начинали обсуждать возможный спектакль «Окаёмовы дни» (на фото). Видимо, в больничных условиях великому актеру с характером фронтовика особенно хочется определять для себя новые цели, которых надо достичь. И ради которых следует как можно скорее вернуться в строй. Во всех предыдущих случаях Владимир Абрамович взял свои новые «высотки», создав с коллегами аншлаговые спектакли. Значит есть все основания полагать, что традиция будет продолжена, и нас впереди ожидает не только запотевший кувшин, но и новая премьера в новом сезоне.
 
Журнала «Театрал» и тысячи зрителей желают Владимиру Абрамовичу скорейшего возвращения в строй, и появления на родной вахтанговской сцене в прежних и новых успешных ролях!

Оригинал

Мы созвонились с Машей, когда в Москве была глубокая ночь.  Ее уставший голос говорил о многом, поэтому я не стал задавать лишних вопросов. Мы как-то понимали друг друга и без этих вопросов и без вынуждено дежурных слов. Маша рассказывала, я слушал…  Молчал.  Время от времени кивал, словно она могла это видеть там, за ночным для меня океаном.
 
Евгений Александрович до последнего времени собирался в Москву, где у него была запланирована серия юбилейных концертов. И главный спектакль – в Кремле. Волновался, готовился, хотя и чувствовал себя все хуже. Старая коварная болезнь, которую ему, как казалось, удалось победить шесть лет назад и о которой вроде стали подзабывать, снова дала о себе знать. И начала прогрессировать. Стремительно. Метастазы ударили по самым важных внутренним органам. Пришлось срочно ложиться в госпиталь. Врачи делали все, что могли. И даже, наверное, больше… Маша практически поселилась в палате рядом с мужем. Она тоже врач, и всё прекрасно понимала. Она постоянно была рядом. Сутками. И старалась не мешать, когда он работал. А работал он каждый день, торопясь надиктовать новые страницы своего романа… Торопясь выверить очередную главу своей Антологии русской поэзии…
 
Он все знал о диагнозе и о примерных сроках, определенных врачами.  А они на этот раз определили ему всего месяц-другой… Поэтому он так торопился, раздражаясь от медлительности окружающих. Когда утром референт приносила распечатанную надиктованную накануне главу – внимательно вычитывал, и, заметно уставая, вносил правки.

В последний «рабочий» день Евгений Александрович стал надиктовывать материал об Эльдаре Рязанове. Это была просьба «Театрала». Я, не зная о состоянии поэта, попросил Евгения Александровича написать для Антологии русской поэзии главу о стихах Рязанова. Евтушенко с большой любовью относился к Эльдару Александровичу, и это чувство было взаимным. Поэтому он охотно откликнулся на нашу просьбу, даже не обмолвившись о своем самочувствии.


Мы рассказали ему, что 24 апреля проводим в «Киноклубе Эльдар» живой выпуск журнала «Театрал» – вечер памяти Рязанова, приуроченный к его 90-летию. Поэтому времени в обрез, текст хотелось бы озвучить там. И Евгений Александрович обещал написать. А свои обещания он всегда выполнял. Чего бы это ему не стоило. И ни разу за многие годы нашей не только дружбы, но и сотрудничества – не подвел.
 
Каждую неделю из любого конца света, куда бы его не заносила судьба, он точно в срок присылал мне в редакцию свою очередную новую главу из его Антологии для нашей рубрики «Поэт в России – больше, чем поэт».  Или присылал новые обещанные стихи на злобу дня.  И ни разу за многие годы не подвел. Ни разу. Даже когда ранее лежал в госпитале, сражаясь с недугами.
 
На этот раз додиктовать до конца текст об Эльдаре поэт не смог… Почувствовал себя плохо, окончательно ослабел. Ушел полежать, перевести дух. Немного поспал. Но и проснувшись, чувствовал себя все слабее, хотя улыбался родным, когда показывали на айфоне видео внучки. Общался уже взглядом с Машей, с сыновьям, не отходившими от него и державшими его за руку…
 
Он ушел во сне. Остановилось сердце. Не выдержало. Родные и любимые были рядом. Маша, сыновья. И он ушел в любви… Как жил…

  По просьбе Евгения Александровича, хоронить его привезут в Москву, в родное Переделкино. Он будет покоиться на кладбище, что находится неподалеку от его дома и от его музея, который он сам успел построить и подарить России.   
Похороны состоятся скорее всего через неделю, как только будут улажены все формальности, оформлены документы и совершен перелет.  Проволочек быть не должно, потому что активную помощь оказывает российское консульство. Позвонили Маше и предложили всяческую поддержку и из администрации президента России.
 
Прощание, вероятно, будет в Доме литераторов, потому что для Евгения Александровича этот Дом всегда был не чужим и не пафосным. А пафоса он бы и в свой последний день не желал.
 
Материал об Эльдаре Рязанове, который Евгений Александрович так и не успел дописать, мы опубликуем в майском номере «Театрала» и на нашем сайте. Опубликуем, как только Маша его расшифрует и пришлет. А она намерена это сделать, не откладывая, потому что в обязательности привыкла быть еще более пунктуальной, чем Евгений Александрович. И потому что она видела, как он торопился с этим текстом…
 
Мы опубликуем, тоскуя от потери. Склонив голову перед мастером, перед великим поэтом, перед мужественным человеком, работающим до последнего вздоха.
 
 И перед нашим другом, который не умел подводить. Ни себя. Ни друзей. Ни Россию.

Оригинал

Ушел Евгений Евтушенко. Мой друг…

Сегодня не стало великого русского поэта. Удивительного человека. Моего старшего друга, с которым мы тысячу лет общались. Потому что вначале, в юности, я любил его стихи, а потом так сложилось, что мне повезло с ним подружиться, и я уже кроме стихов, любил его беседы… С ним было потрясающе интересно, как может быть интересно с эпохой. С космосом. Со вселенной… Это был человек душа. Человек мелодия. Человек ирония. Человек любовь… Мне всегда было неудобно беспокоить его звонком и когда он был здесь, в Переделкино. И когда он был в США. А он звонил в любое время. Бывало в пятом часу утра. Звонил оттуда, из своего заокеанья, где был разгар дня , и спрашивал: «Я не очень рано? У меня тут сложилось несколько строк о события в Москве, о решении Госдумы… Можно, я их прочту? И если они тебе понравятся, может ты их напечатаешь в своей газете?» «Ну что вы, Евгений Александрович, конечно не рано. Самое время. И конечно напечатаю, даже если вы их мне не прочтете. Но я уже слушаю…» И он начинал читать. Читать так, как никто в мире не читает его стихи. Своей интонацией, своей энергией, своей душой он хватал за сердце и уже не отпускал…

Конечно, потом я уже не спал, ждал утра, мысленно повторял его строки… А приехав в редакцию, ставил на первую полосу его новое стихотворение о событиях в России, на которые он всегда реагировал сердцем.

Когда накрылась моя газета, вернее — когда ее накрыли, он мне позвонил и спросил: «Чем я могу помочь? Скажи, кому позвонить и вас поддержать?». «Не надо никуда звонить, Евгений Александрович. Это уже ничего не изменит…» И тогда он прислал свой текст, который я успел опубликовать в еще своей газете.

А затем, когда я стал заниматься только журналом «Театрал», он стал присылать свои материалы уже в журнал. И я понимал, что это — знак поддержки. Его последний материал мы уже сверстали для майского номера. Когда верстали, даже подумать не могли, что этот материал — последний. Ведь он собирался прилететь, и уже готова была программа его выступлений по стране, посвященная грядущему 85-летию…

Сегодня не стало великого поэта. Великого человека. И потрясающего друга… Я еще напишу о нем. И еще выложу видео со стихами, которые он читал на наших посиделках за рюмкой доброго вина, которое он так любил.

Сегодня его не стало. Ушла эпоха. Ушел поэт, который больше, чем поэт. Ушел друг! Давайте помолчим…

2711006

Оригинал

13 февраля 2017

Иронизмы

Любовница президента.

Воскресный вечер я провёл у замочной скважины. Невольно. Так получилось. Никогда не любил ни за кем подглядывать, но тут оказался в компании, внимательно смотрящей, поэтому невольно тоже пришлось смотреть и слушать. И понимать, как много исключительно важного проходит мимо меня. Теперь даже не понимаю, как я мог полноценно жить, не зная, что у президента есть любовница. Что президент не просто развёлся с женой, но до этого лихо ей изменял. И что соблазнял дочь своего коллеги. И что тайком в разгар рабочего дня из своей резиденции спешил вначале на одно свидание, а сразу после этого — на другое. Просто какой-то половой гигант, а не скромный глава французского государства…

Всю эту важнейшую правду жизни я открыл для себя за одни вечер у одной замочной скважины с односторонним ракурсом. Скважина называется Российским телевидением. Почти весь воскресный вечер эта скважина была направлена в спальню французских президентов. И в спальню кандидатов в президенты Франции. Заведовал скважиной Дмитрий Киселев, сладострастно рассказывающийся о похождениях бывших, нынешнего и будущих президентов Французской республики. Он важно фланировал по студии, он держал многозначительные паузы, он интеллигентно поигрывал ягодицами, он открывал нам глаза на всю гнусную правду их жизни. И я с каждой минутой все острее чувствовал, как много потерял за последние пару-тройку лет из-за того, что не включал, не смотрел и не слушал эти официозные телеканалы с этими официозными ягодицами. Моя жизнь пролетала впустую мимо государственных замочных скважин, в которых так откровенно видны и так смело разоблачаются все пороки этого загнивающего Запада, этой дикой Америки и этой гнусной Украины… Пока мы строим светлое будущее, пытаясь встать с чьих-то колен, эти развратники бросают жён, как Саркози, меняют любовниц, как Оланд, устраивают к себе на службу своих родственников, как Фийон, хамят журналистам, как Трамп, цепляются за власть, как Меркель…

Весь вечер я с ужасом убеждался, что нравы этих далеко нерусских господ пали глубоко ниже русского плинтуса. Благородный и местами импозантный Дмитрий Киселев буквально открывал мне глаза на всю правду их безнадежной жизни, поворачивая замочную скважину то во французскую государственную спальню, то в американскую, то в немецкую… На втором часу программы я уже стал с нарастающей тревогой ждать, что скважина вот-вот рассечет и стены древнего Кремля… И президент Путин вновь будет вынужден повторить, что негоже лезть своим гриппозный носом в чужую личную жизнь. Как он однажды уже говорил. Но природная интеллигентность Киселева не позволила голубой скважине коснуться кремлевских стен. И я облегченно вздохнул. И скрепы были спасены. И чувства во что-то верующих не пострадали. Сразу вспомнилось из нетленки — в СССР секса нет. А Россия — правоприемница Советского Союза. Значит и мы — без секса. И у нас — нет любовниц. И нет покинутых жён. И нет родственников, взятых к себе на службу. И нет хамства в адрес прессы. И нет полиции, избивающей протестующих…

У нас есть вечно светлое будущее. Постоянно непредсказуемое прошлое. И стабильно нестабильное настоящее. Мы верны традициям, скрепам и вождям , которые всякий раз кажутся вечными нам. И думают, что вечны они…

Под конец программы обаяшка Киселев вспомнил наконец про Россию. И показал Екатеринбург, где лучшие в мире заводы делают лучшие в мире танки. На душе стало сразу спокойнее. Пусть там враги, либералы и прочие пятые колонны клевещут, что у нас проблемы с экономикой, с медициной, с пенсиями и уровнем жизни… Что продовольственные карточки, это не благо двухтысячных, а привет из девяностых… Что массовый отзыв банковских лицензий — это очередное ограбление вкладчиков… Что переполненные тюрьмы — это возрождение репрессий…

На все эти мелочи нашей российской действительности Российское телевидение мудро не разменивается. И правильно делает. Кому это все интересно? Обычные мелочи жизни, в которых мы варимся каждый день, пытаясь приподняться с колен, и раз за разом расшибая лбы. Но то ли дело проблемы Трампа, Оланда, Порошенко и Меркель… То ли дело замочная скважина в их спальню — наш вечно голубой экран, каждый день раскрывающий нам глаза на их унылую мерзость…

Закончив сеанс своих разоблачений вражеской действительности, Дмитрий Киселев передал эстафетную палочку Владимиру Киселеву. И в студии появились неплесневеющие Кургинян, Пушков, Яровая… И снова зазвучало что-то о нашем дорогом товарище Трампе…

На этой одухотворяющей ноте я сломался. Извинился перед компанией, припавшей к зомбоящику. И ушёл вон. С огромным желанием — ближайшие пару-тройку лет снова обходить этот ящик стороной. Как он обходит стороной нашу жизнь, наши проблемы, и наши мечты.., подменяя все это чужой замочной скважиной. И чужими любовницами чужих президентов. Нам бы такие проблемы…

Оригинал

Дать депутату в морду — любя

У миллионов россиян появилась, надеюсь, нездоровая мечта. Мне даже кажется, что я и сам начинаю её ощущать. Это мечта о том, чтобы депутат-единоросс получил у себя дома по морде. В хорошем смысле этого слова. Получил от души, со всего маху, и по любви. При этом — никакой политики. И никакого призыва к насилию. Исключительно в целях укрепления семьи. И чтобы после этого не бежал в полицию, не визжал о депутатском иммунитете, а лишь благодарно улыбался. И гордился собой. Это ведь он — депутат-единоросс проголосовал за новый законопроект о декриминализации семейных побоев. Это ведь они, наши рулевые единороссы решили избавить семейных насильников от уголовной ответственности. Закопёрщицей выступила известная своими одиозными инициативами сенаторша справедливоросска Мизулина. Это она решила оградить семейный мордобой от Уголовного Кодекса. Затем её активно поддержала единоросска Баталина. А точку в дискуссии поставил спикер Володин. Он призвал оберегать семью от вмешательства извне, Мизулина выдала там что-то про наши традиции, а Баталина заявила, что нет ничего страшного в домашнем синяке — заживет со временем. Все это, ведь, от любви…

Законопроект приняли во втором чтении. То есть — почти уже окончательно. И мне очень хочется верить, что миллионы россиян теперь мечтают, чтобы гражданка Мизулина, всякий раз приходя домой из Совета Федерации, получила в своей родной квартире увесистую оплеуху. Из любви. А гражданка Баталина на своей семейной кухне регулярно получала кулаком в глаз — нежно так, с оттяжечкой. И утром радостно спешила в Думу с синяком, чтобы депутаты из других неприятных ей фракций смотрели и завидовали — бьют, значит любят… Не то что их, нелюбимых, не битых…
И чтобы спикер Володин, приезжая устало в своё подмосковное имение, первым делом прямо с порога получал сковородой по голове. Ну в крайнем случае — скалкой по хребту. Или, на худой конец, пыром по натруженному копчику. И все это — с пылкой и трепетной любовью. По-русски. По-христиански. От души… Ну если не каждый раз, то хотя бы пару-тройку, но от души! Каждый раз лично мне жалко даже мизулиных, баталиных и володиных, они ведь тоже люди, и к ним ведь тоже никто из соседей из-за шестиметровых заборов по скромному участку на помощь не кинется.
Но хотя бы пару-тройку раз.., и от души…

Не знаю кто как, а я ну просто уверен, что они этого заслужили, доблестные слуги руководящей партии. Заслужили все, кто голосовал за насилие в семье. Не важно, от какой партии, но все, кто голосовал. Чтобы дома их регулярно встречали жаркой оплеухой, кулаком в глаз, сковородой по голове, скалкой по хребту… И все это — от избытка чувств, от опьяняющей русской любви, от страстного желания укрепить семейные скрепы… И чтобы узнавали мы их, наших избранников, которых не избирали, не по мандатам и мигалкам, а по синякам и фингалам. А они чтобы не за иммунитет прятались, и не в ментовку стучали, а понуро и запугано гордились — если мы такие битые, значит ну очень любимые.

Так в нашей передовой стране, вставшей с колен, могут гордиться далеко не все битые, которые не депутаты. Просто не все выживают. Каждый год от семейного насилия погибает почти две тысячи детей. Каждый год в семейных разборках гибнет три тысячи мужчин. Каждый год в просвещенной России 21-го века в семьях убивают 14 тысяч женщин. Каждые сорок минут по одной убитой женщине. Убитой с любовью. Во имя укрепления семьи. По русским традициям. И теперь уже — благодаря Мизулиной, Баталиной, Володину… и прочим небитым партийцам. Отныне эти оборванные жизни будут и на их совести. Каждый день — отныне. Каждые сорок минут. На их совести. Если, конечно, эта совесть у них ещё есть.
Сомневаюсь, однако…

P.S.
Специально для депутатов, адвокатов, прокуроров, судей, присяжных, заседателей и прочих лишенных здорового чувства иронии — эта заметка не является призывом к насилию, к свержению государственного строя, к оскорблению чувств верующих и неверующих… Это моё личное и глубоко оценочное мнение. Это стремление к социальной справедливости, укреплению скреп, сохранению устоев и спасению традиций нашей исконно русской семьи. Это просто моя такая маленькая мечта про «дать в морду»-по-русски…

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире