Удивительно, но факт: самые горькие печальные точные смешные мысли о Родине приходят тогда, когда находишься довольно далеко от нее. И фактор страха не является основополагающим. Как написал один из моих читателей в Twitter: «Может ничего не угрожает пятой точке? Вот и голова работает спокойно…»

Вряд ли это высказывание можно считать справедливым в отношении Николая Васильевича Гоголя. Можно сказать абсолютно точно, что Плеханов, Герцен с Огаревым, Ленин и многие-многие другие, начиная от Солженицына и Набокова до Куприна и Бунина вдали от Родины писали хорошо.

Конечно, не всегда их жизнь зарубежом была их собственным осознанным свободным выбором. Почему так происходит? Почему на баррикадах, на митингах в пылу борьбы, людей не посещают глубокие мысли? Может это связано с тем, что когда ты стоишь на площади, а вокруг слишком много, очень по-разному, настроенных людей? А ты думаешь о том, как бы выжить и что-нибудь коротенькое крикнуть? Потом объясниться в суде и побыстрее выйти на свободу? Конечно, никаких плодотворных мыслей ни у Герцена с Огаревым, ни у Ленина, в такой ситуации возникнуть не могло.

Есть еще один немаловажный факт, который следует иметь ввиду: выходить на площадь надо уже с мыслями и идеями. Мало одних лишь лозунгов. Надо понимать: что и зачем. То, что начисто отсутствует у многих нынешних недовольных — мыслей нет. Хотя ряд из них провели достаточно времени за границей. Но все, что смогли написать, уж точно революционным гимном не назовешь.

Но не будем об «этих». Их ничтожно мало. Ну, действительно, почему даже у Гоголя чрезвычайно острое восприятие России возникало далеко от родных просторов? Может это особенность устройства нашей русской души? Ведь нельзя сказать, что такого рода явления имели универсальный характер? В английской и американской литературе такого яркого тренда не прослеживается. И когда начинаешь углубляться во все эти особенности, то понимаешь: для того, чтобы ответить на вопрос «почему мы такие» необходимо отмотать ленту истории к моменту выбора и принятия религии и ответить себе на вопрос: «а почему выбрали именно христианство? И почему в такой форме и именно так его развивали…?»

Да! За границей иногда вопросов больше, чем ответов. В подобных случаях любят цитировать «Утром мажу бутерброд – сразу мысль: а как народ?» И в этом тоже есть определенная правда. Когда человек голоден, он думает только о том, как раздобыть еду и мысли его не о философии жизни, и не о том, как изменить свое существование. Его думы всего лишь о том, что бы срочно бросить в топку.

Именно поэтому самые революционные идеи и настроения возникают не в бедных-бедных странах, а, как правило, в странах, переживающих индустриальный подъем после этапа довольно быстрого развития. Когда людям кажется, что им есть что терять, у них в умах появляются революционные мысли. Ведь посмотрите: практически все основоположники революций были людьми совсем не бедными. В том числе и Маркс с Энгельсом, и Ленин. И уж, конечно и Плеханов, и Герцен, и Огарев.

Вспомните современных нарушителей спокойствия — ведь Фидель Кастро не из бедной семьи и даже пресловутый Бен Ладен из очень богатого рода.

Вот такие печальные мысли приходят, глядя на итальянские красоты. Но ничего-ничего. Скоро домой. Работать. Ну, а мысли? Мысли надо излагать на бумаге — в сентябре ждите появления моих двух новых книг.

Владимир Соловьев

P.S. И не надо писать в комментариях, что «большое видится на расстоянии»...

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире