14:49 , 08 апреля 2010

Путин и Лужков – два взгляда на Сталина

Мы больны.
Наш народ страдает от «Стокгольмского синдрома». До сих пор многие боготворят своего мучителя.
Сталин. Сталин. Сталин. Не хотят верить документам и с радостью переписывают историю и оправдывают неудобные факты.

Повторяют раз за разом об ужасах царизма и преступлениях царей, как будто если тебя насилуют не в первый раз, то от этого изнасилование перестает быть преступлением.

Выжившие ветераны с радостью вспоминают социалистическую жизнь, не понимая, что в фундаменте их образа жизни – рабский труд многомиллионной армии заключенных.

Не желают знать правду, закрывают глаза.
Я уже не говорю о сравнении внешнего вида ветеранов наших и немецких. Не говорю о страшной, нищей жизни победителей, много раз обсуждалось.

Я пролетал на маленьком самолетике над Красноярским краем.
До сих пор стоят бараки ГУЛАГа. Жуткое зрелище. Поражает их количество.

Страшные тени прошлого могут ожить.

Считаю, что осуждения культа личности Сталина на ХХ съезде КПСС недостаточно.
Необходим наш «Нюрнбергский процесс».

Для меня отношение к Сталину – лакмусовая бумажка.
Поэтому я за Путина, а не за Лужкова.
Сравните сами их подходы и сделайте выводы.

Под фразой Путина «первой жертвой тоталитаризма был сам русский народ» я готов подписаться.
Забывать нельзя.

Мэр Москвы Юрий Лужков в интервью «Известиям» объяснил решение разместить в столице стенды с изображением Иосифа Сталина необходимостью объективного подхода к истории.

По словам мэра, он не питает иллюзий по поводу Сталина и сталинизма.
«Мне было шестнадцать, когда умер Сталин. Я знаю это время не понаслышке. Меня заподозрить в любви к этому человеку? Это просто невозможно!», – подчеркнул Лужков.

В то же время мэр призвал не забывать о том, что всю войну Сталин был руководителем государства.
По его мнению, вычеркивание Сталина из истории похоже на снос памятника Воину-освободителю в Таллине. «Это все вещи одного порядка – переписывание, замазывание, вычеркивание. Я против этого», – заявил Лужков.

По мнению градоначальника, участники полемики по поводу размещения в Москве плакатов со Сталиным раздувают масштаб проблемы.
По его словам, из двух тысяч различных элементов праздничного оформления Москвы лишь на десяти будет портрет Сталина вместе с другими маршалами Победы.


И совсем иная новость:

Вчера, в 70-ю годовщину расстрела польских военнопленных в Катыни, место трагедии посетил премьер-министр Владимир Путин.

Путин и Туск первым делом пошли в польскую часть мемориального комплекса «Катынь».
Неподалеку есть и российская часть. По словам ведущего научного сотрудника Института всеобщей истории РАН Натальи Лебедевой, во время советско-финской войны Сталин испугался якобы планируемого тогда англо-французского десанта и приказал в срочном порядке расстрелять польских офицеров, которые могли восстать в советском тылу. Впрочем, уже летом 1940 года из оставшихся в живых польских военных формировали части – СССР готовился к войне с Гитлером.

Сейчас мемориал «Катынь» представляет собой огороженные железными плитами прямоугольники три на пять метров, в центре которых лежат огромные железные кресты.
В центре мемориала – алтарь с колоколом и стена с фамилиями убитых поляков. Все окрашено в коричнево-ржавый цвет, что, по мысли создателей, должно символизировать кровь. Кругом возвышаются сосны.

Путин с Туском отстояли получасовую церковную службу.
Молитвы читали пять священников: православный, католический, протестантский, иудейский и мусульманский. Премьеры возложили венки и толстые низкие свечи в больших синих вазах. Путин и Туск склонили головы и опустились на одно колено.
Потом Путин и Туск зашли на российскую часть мемориала.

«Новые Известия».

Хочу выделить несколько фрагментов из ответов В.В. Путина на пресс-конференции.

Действительно, провести сегодня эту встречу здесь, в Катыни, встречу между руководителями правительств наших стран – это была российская инициатива.
Я пригласил господина Туска приехать сюда сегодня. Сделано это было сознательно, прежде всего, из чувства глубокого уважения к польскому народу.

Сделано это было для того, чтобы еще раз подчеркнуть, что у нас в России нет запретных тем, и что мы осуждаем все преступления, которые были совершены тоталитарным режимом.
Сделано это было также для того, чтобы напомнить, что здесь в катынской земле лежат 4 тысячи польских офицеров и 8 тысяч советских граждан, застреленных в 1930-е годы и плюс еще многие сотни советских воинов, расстрелянных нацистскими оккупантами.

Это все наше тяжелое общее прошлое.
Но мы исходим из того, что правда очищает. И как очень точно выразился господин Премьер-министр, правда неожиданно освещает нам путь вперед.

Первой жертвой тоталитаризма был сам русский народ.

Почему часть людей сослали в Сибирь, а часть расстреляли?
Нет этому рационального объяснения. И в документах этого нет. Непонятно, зачем это было сделано, почему совершено это преступление, с какой целью. Нет никакого объяснения. И нет ни одного намека в документах на это.

Вот мы сегодня говорили, и могу так же откровенно сказать, как я говорил господину Премьер-министру, о своем собственном представлении – после, кстати говоря, встречи с учеными.
Я к стыду своему не знал, а теперь вот знаю. Оказывается, что в 1920-м году военной операцией в советско-польской войне, в советско-польском вооруженном конфликте руководил лично Сталин. Я этого даже не знал. И тогда, как известно, Красная армия потерпела поражение, в плен было взято довольно много красноармейцев. По последним данным, от голода, болезней в польском плену умерло 32 тысячи.

Полагаю, – повторяю, это мое личное мнение – что Сталин чувствовал, во-первых, свою личную ответственность за эту трагедию.
И во-вторых, совершил этот расстрел исходя из чувства мести. От этого совершенное деяние не перестает быть преступным, но, может быть, это что-то может объяснить. Мы этого не знаем, и в документах этого нет.


Полный текст пресс-конференции

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире