Со дня на день должно состояться подписание специнвестконтракта (СПИК) между Минсельхозом и немецким концерном Claas по сборке в России продукции машиностроения для сельского хозяйства. По условиям договора Claas обязан инвестировать 800 млн рублей за 10 лет, и за это время он получит из государственной казны 20 млрд руб.

Возникает несколько вопросов. Первый: по какой такой причине вопреки программе импортозамещения у нас предоставляются субсидии для иностранной компании в условиях хронического недофинансирования отечественных производителей сельхозтехники? Второй: кто лично должен нести ответственность за последствия заключения данного контракта с Claas, принимаемого, очевидно, в нарушение как этических, так и возведенных в ранг закона норм?

Вместо наращивания господдержки для обновления парка отечественных зерноуборочных комбайнов и тракторов, Правительством было принято решение сделать ставку на иностранного конкурента. Я не спорю, в конкуренции есть смысл, но только тогда, когда все находятся в равных условиях. Сейчас же заграничным фирмам даются преференции. И это притом, чтоClaas — немецкий концерн, а федеральное правительство Германии продолжает настаивать на сохранении санкций против России. Как это понимать? Они нам санкции, а мы им — «добро пожаловать»?

Если уж на то пошло, нам нужен перенос технологий, а не их импорт, все выгоды от которого получает страна производителя. Наши компании, специализирующиеся на выпуске сельхозтехники, производят машины по более низкой цене. В то же время Claas так и не выполнил условия по локализации, которая сейчас достигает не более 50% — это означает, что фирма просто-напросто занимается сборкой техники уже на месте здесь, в России. Никакой инновационной составляющей в её деятельности в РФ, разумеется, нет и пока не предвидится.

Будучи краснодарским губернатором, министр сельского хозяйства Александр Ткачёв всячески продвигал технику Claas даже тогда, когда выгоды для российского бюджета от сотрудничества с немецкой фирмой были умозрительны, а немцы и не обещали наладить производство техники в России «с нуля». Но там, где мы не видим ничего положительного для России, есть выгода лично для господина Ткачева. Его племянница Анастасия замужем за сыном официального дилера Claas Роберта Краттли. Нет ли тут конфликта интересов? Очевидно, что конкуренцией здесь и не пахнет.

В любом случае, мы имеем дело с неправомерной растратой бюджетных средств. Нет никаких гарантий, что довольно крупные затраты на субсидирование Claas окупятся. Складывается ощущение, что задача Минсельхоза — благоденствие руководства немецкого концерна и немецкой промышленности, но не более того. Что с этим делать, я считаю, решат компетентные органы. Для них я, собственно, и готовлю заявление с просьбой о проверке контракта, если он будет заключен.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире