Практически в тот же самый день, когда президент В.Путин отмечал очередным орденом заслуги перед Отечеством прославленного в Panama Papers музыканта С.Ролдугина, международный консорциум журналистов-расследователей представил свой третий отчёт об офшорных финансах мировых знаме¬нитостей – Pandora Papers. Почти 3 терабайта информации, включающей в себя около 12 млн. разных документов, на этот раз стали результатом не относительно случайного слива из одной юридической компании, а были получены из 14 различных источников.

Фигурантами нового расследования стали чиновники, предприниматели и знаменитости (в общей сложности десятки тысяч человек, в числе которых 330 высокопоставленных официальных лиц, включая предприимчивого премьер-министра Чехии и артистичного президента Украины, 130 долларовых миллиардеров и масса артистов и спортсменов) из 200 стран и юрисдикций. Конечно, в России тут же бросились обсуждать некоторые знаковые фигуры данного списка, но я хотел бы обратить внимание на несколько иную проблему.

Когда в 2016 г. были опубликованы Panama Papers, любой эксперт в области глобальной экономики знал о наличии офшорных юрисдикций и их роли в обслуживании финансовых потоков. В использовании офшоров нет ничего нелегального: значительная часть их клиентов – это честные люди, которые уплатили один раз налоги со своих доходов в Германии или Великобритании, но не понимают, к примеру, зачем нужно платить их ещё десятки раз на прирост капитала, если можно инвестировать свои собственные средства от лица офшорной компании.

Конечно, деньги наркомафии и клептократов-политиков, доходы от торговли оружием или оказания политических услуг также оседают в офшорах, но мало кто понимал их масштабы. Panama Papers указали на то, что суммы, фигурировавшие в слитых документах, составляли не миллиарды, а около 2 триллионов долларов – в три раза больше российских золотовалютных резервов. И Paradise Papers, а теперь и Pandora Papers показывают, что такие сливы могут случаться чуть ли не каждый год – а цифры новых обнаруженных «кладов» не становятся меньше.

Конечно, можно продолжать говорить о том, что Д.Стросс-Кан или Т.Блэр поступают нехорошо, укрывая миллионы долларов, нажитые на консалтинге авторитарных лидеров и обелении их репутации, в офшорах в Панаме или на BVI. Однако не пора ли поставить вопрос о том, что их (и многих других) нежелание делиться прибылью со своими государствами сейчас является не только естественным, но и легко реализуемым?

Современные технологии, позволяющие открыть офшор по интернету за несколько секунд и управлять им дистанционно за минимальную комиссию, по сути обнуляют налоговую правосубъектность государств – прежде всего в том, что касается налога на личные доходы и корпоративную прибыль. И этот тренд, увы и ах, никогда уже не будет развёрнут вспять. Правительства развитых и не слишком государств должны осознать, что эти виды налогов не могут быть основой их фискальной системы в эпоху глобального хозяйства и цифровых финансов.

Мне кажется, что обыденность офшорной экономики должна заставить правительства ведущих стран мира… отказаться от налогообложения доходов и прибыли и перейти к налоговой системе, основанной на обложении не заработков, а трат. Основой государственных финансов должны стать платежи, от которых невозможно уйти: налог с продаж (НДС), налог на недвижимость и имущество, акцизы, доходы от таможенных пошлин.

Современные офшоры хороши всем, кроме одного: на этих экзотических островах никто не живёт и не делает там бизнес. Если какая-то страна хочет стать глобальным лидером в новых условиях, она должна стать офшором – но при этом пригодным и привлекательным для жизни и бизнеса. Отмена налога на доходы вернёт в любую из западных держав триллионы долларов и евро, а выпадающие доходы будут перекрыты налогами на подорожавшую недвижимость, повышенным налогом с продаж и налогами на имущество.

Бессмысленно облагать запредельными налогами миллиардеров, если их деятельность даёт обществу больше, чем им самим (это, конечно, не относится к России и другим «банановым республикам»). Доля акций во владении сторонних инвесторов составляет 81,2% у Tesla, 84% – у Facebook, 86% – у Amazon и… 99,94% у Apple. Значительная часть ценных бумаг находится на балансе пенсионных фон¬дов, университетских эндаументов или благотворительных организаций. Если Джеф Безос богатеет на $1 млрд., то остальные держатели акций Amazon – более чем на $7,1 млрд., и одно это означает, что удар по основателю компании окажется ощутим и для общества в целом.

Не нужно бороться с богатством – нужно делать выгодным его легальное (где это можно) накопление, и тогда экономический прогресс окажется намного более быстрым и устойчивым.

Повторю: это не относится к коррупционерам, которые не хотят жить даже по тем законам, которые они сами принимают – но во всем, что касается взаимоотношений государства и бизнеса (а все эти Papers – они не о Зеленском или Кривоногих, а об уходе от налогов богатых предпринимателей и творческих личностей по всему миру) мне кажется, что время радикальных перемен, никак не связанных с требованиями обезумевших левых, стремящихся «ликвидировать миллиардеров как класс», уже пришло.

Потому что в ином случае офшорной через несколько десятков станет вся мировая экономика, а безусловный базовый доход будет обеспечиваться только эмиссией государственного долга, скупаемого центральными банками соответствующих стран.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире