Появление в начале этой недели статьи В.Путина о российском и украинском народах стало самой популярной темой для обсуждения не только среди официальных политработников и госслужащих, но и среди экспертов-интеллектуалов. Наиболее распространённой практически сразу стала гипотеза о том, что российский президент не столько занимается историей (которую он знает плохо), сколько формирует обоснование своих претензий на территорию соседней суверенной страны и настаивает на наличии у России «права» вернуть Украину в «союз нерушимый». И если с тем, что подобный месседж заметен в статье, я могу согласиться, но следующее утверждение коллег – о том, что Кремль намерен вторгнуться в Украину и силой реализовать это «право», заставив её вспомнить о братских отношениях, я не верю.

На мой взгляд, стоит обратить внимание на два обстоятельства.

С одной стороны, В.Путин неоднократно подчёркивает, что Украина в её нынешнем виде – продукт советской эпохи, а не «исторической России». В этом контексте он повторяет, что Украина получила «российские» территории с «миллионами русских». И это, понятное дело, не Одесса или Тернополь. Это не дающие кремлёвским обитателям спокойно спать Крым и Донбасс. Они практически уже отняты у Украины, и мне кажется, что статья В.Путина прежде всего призывает её читателей, где бы они ни находились, смириться с этой новой реальностью. Россия не отступится от сепаратистских территорий, как не отступится она от совершенно ненужных ей, но всё же вовлечённых в её орбиту и находящихся на её содержании Южной Осетии и Абхазии. Москва предупреждает Киев от проведения слишком независимой внешней политики, угрожая именно признанием нового статуса Донбасса, de facto ею уже оккупированного.

С другой стороны, второй важной (и, вероятно, важнейшей) задачей путинской статьи является своего рода сублимация своих имперских вожделений – которая, на мой взгляд, говорит прежде всего об их нереализуемости. Кремль хочет, чтобы Россия снова стала империей, а В.Путин – её вождём, но это невозможно. Статья воскрешает у меня в памяти старую детскую присказку: «Кто кусает, тот не лает: цап, и сразу убегает». Вторжения России в Грузию и Крым были именно такими шагами: никто тогда не вспоминал в многочисленных публикациях единство русского и грузинского народа или российско-турецкие войны. Все всхлипывания относительно Корсуни, о «скрепах» и «истоках», как мы помним, начались уже после того, как «зелёные человечки» захватили полуостров. Сейчас же президент России, как мне кажется, пишет «научные» тексты, которые выступают скорее субститутом реальной агрессии, чем элементом подготовки к ней. Они, так же как и словесные изливания о Второй мировой войне, адресованы в большей мере российской аудитории, чем международной, будучи чистой пропагандой. Кремлю хочется, но не можется – и потому такие тексты смешны, а не тревожны.

Сегодня Москва не может позволить себе резких движений. Не существует не только «братского украинского народа», который бы высыпал на Майдан послушать речь В.Путина об аншлюсе, как сделало это автрийское население, запрудившее Площадь Героев в Вене 15 марта 1938 года, но и «братьев-белорусов», всё больше ненавидящих А.Лукашенко и «примкнувшую к нему» путинскую группировку. В августе-сентябре прошлого года я был одним из немногих, кто в комментариях для западных изданий категорически утверждал, что Россия не окажет Беларуси прямой военной помощи. Сегодня я столь же уверен, что вторжение российских войск в Украину – в свете или вразрез с переговорами с Дж.Байденом, до или после ввода в строй «Северного потока-2» – невозможно. С каждым эпизодом своей внешней агрессии Россия выглядит всё более осторожной. Вторжение в Грузию было проведено по канонам гуманитарной интервенции; захват Крыма был закамуфлирован под действия местных активистов, а участите России было признано позже; в случае с Донбассом оно официально не подтверждено до сих пор. Какие есть основания полагать, что этой осенью Россия крупными силами вторгнется в Украину?

Основной задачей путинской клики является эффективное ограбление страны ради набивания своих карманов. Если бы эти люди думали о государстве, они занимались его развитием – но ничего такого нет и в помине. Абхазия и Крым были не мерами по восстановлению империи, а инструментами повышения политического рейтинга внутри страны. С каждым разом, однако, цена экспансии возрастала – и сейчас она выглядит совершенно запредельной, так что остаётся только сотрясать воздух, представляя самого себя в роли то Георгия Жукова, то Ярослава Мудрого. Украине, конечно, нужно быть начеку – но ожидать со дня на день военного вторжения с Востока, о котором сейчас говорят русские авторы, озабоченные безопасностью Украины больше самих украинцев, не стоит.

Конечно, меня наверняка обвинят в умиротворении агрессора и гнилом пацифизме, но ответ на вопрос о том, кто прав, даст только время…

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире