Вчера мне довелось поучаствовать в Берлине в двух мероприятиях, посвящённых России и Европе. Одно собрало европейцев, другое – русских. На обоих говорили о Путине, о его авторитаризме, искоренении демокра­тии в России, о «русском народе» и о русских, живущих в Европе. Везде сквозило сомнение в том, является ли Россия частью европейской цивилизации. Везде вспоминали «поворот на Восток» и азиатские черты нашей страны.

Я попытался внести диссонанс в выступления ораторов с тезисами, которые давно повторяю, но которые в этот день сложились в достаточно стройный и последовательный ряд.

Владимир Путин – не азиатский тиран, не вождь воскресшей Орды, он на сто процентов европеец. Европеец, воспринявший «вестфальское» видение су­веренитета. Европеец, считающий своим правом насаждать среди подданных любезную ему религию и/или идеологию. Европеец, не гнушающийся захватывать территории других государств, когда те ослабеют или не готовы защищаться. Европеец, жёстко карающий своих холопов за отступниче­ство и вольнодумство. Наконец, европеец, считающий страну собственностью, и полагающий вправе раздать друзьям и фаворитам любые мыслимые привилегии и синекуры.

Но разве всё это – европейские методы ведения дел? Где же тут европейс­кие ценности, спросит любой. На это я отвечу, что всё описанное действительно происходи­ло в Европе. Перекраивались границы, изгонялись инакомыслящие, делались состояния на откупе налогов. Только всё это происходило в прошлом – двести, триста, четыреста лет тому назад. Путин – не азиат сегодняшнего дня, а европеец вчерашнего. Он действует так, как было принято за неско­лько веков до нашего благословенного времени. Он отвергает не «Европу», а современность. Россия не поворачивается на Восток – она проваливается в архаику, но этого не хочет видеть никто из европейских политиков и интеллектуалов.

Более того. Именно такое понимание сути происходящего позволяет, на мой взгляд, объяснить причину невиданной популярности Путина в Евро­пе и готовность так или иначе сотрудничать с ним многих европейских по­литиков. Для последних российский президент выступает не африканским царьком или азиатским диктатором. Он – глава европейского государства прошлого, в котором лидеры были всемогущими (чего сейчас они не могут себе позволить); он представляет собой ожившую историю континента, которой (за некоторыми известными исключениями) европейцы привыкли гордиться и восхищаться. Призывать их подходить к оценке нынешней Рос­сии только с точки зрения состояния её демократических процедур и степени защиты прав человека во многом бессмысленно.

Это, конечно, печально.

Однако в то же время подобное рассуждение даёт ясный и однозначный ответ на два важнейших и постоянно обсуждаемых вопроса.

Является ли Россия естественной составной частью Европы? Безусловно.

Станет ли она похожей на сегодняшнюю Европу? Да, через пару столетий…

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире