В то время как в Сочи глава американского Госдепа М.Помпео вёл переговоры с В.Путиным, которые анонсировались Кремлём как первый шаг к «нормализации» отношений между Россией и США, в самом Госдепартаменте готовились объявить о весьма показательном решении: превратить локальную по её замыслу программу помощи американским союзникам в обновлении их военных арсеналов в орудие глобального ограничения претензий российских и китайских оружейников.

Программа European Recapitalization Incentive Program, в рамках которой страны Центральной Европы могут покупать американское оружие взамен ранее стоявшего на вооружении российского с большой скидкой или получать его бесплатно, гарантируя прекращение военно-технического сотрудничества с Москвой, довольно нова, и объём осуществленных поставок пока не превысил $600 млн. Однако сама идея выглядит достаточно революционной по нескольким причинам.

Во-первых, ст. 21 Устава ГАТТ, сохраняющего своё действие и после превращения ГАТТ в ВТО, в явной форме выводит оружие и военное снаряжение из списка товаров, к которым не должны применяться экспортные субсидии (а именно таковыми и являются преференции для покупателей американского оружия) – поэтому любимые Кремлём разговоры о важности свободной торговли к делу не пришьёшь.
Во-вторых, сама по себе задача уничтожить российский оружейный экспорт выглядит вполне реализу-емой: в 2018 г. он составил около $19 млрд.; если предположить, что на «стимулирование» американ-цы потратят треть этой суммы, это не превысит средние расходы Пентагона за три дня. При этом удар для России будет намного серьёзнее, чем для Китая: если у нас военная продукция в экспорте состав-ляет 4,3%, то в китайском случае показатель с трудом дотягивает до… 0,06%.

В-третьих, и это самое важное: в случае успеха подобный метод можно воспроизвести и в отношении ряда других российских экспортных программ, которые, как и военно-техническое сотрудничество, в значительной мере «завязаны» на межгосударственные контакты: как минимум, строительства за ру-бежом энергетических установок (прежде всего ядерных), программу космических запусков, да и, в конце концов, и на нефтегазовый сектор.
В почти забытые сейчас годы медведевской модернизации я писал (Владислав Иноземцев и Екатери-на Кузнецова. «Модернизация по остаточному принципу» в: The New Times, 2010, 18 января, с. 39), что главной слабостью предлагавшихся тогда программ была опора на «пять направлений прорыва», сре-ди которых были и ядерные, и космические технологии, и многое другое, объединявшееся одной об-щей чертой: продукция всех этих отраслей, даже если б их удалось «модернизировать», имела очень мало шансов выйти на рынок, ориентированный на конечного потребителя.
Если даже США перекроют Китаю его оружейный экспорт и разорвут многие межправительственные контракты, запретят покупки китайского оборудования для нужд компаний, выполняющих подряды американских правительственных учреждений (что сделано, например, с продукцией Huawei), это не станет приговором китайской экономике – почти 80% китайского экспорта приходится на конечную продукцию, предназначенную для потребления домохозяйств и мелкого/среднего частного бизнеса.

В России около 75% экспорта приходится на сырьё, поставляемое по контрактам с крупными компани-ями (а порой и подвергающееся регулированию особыми тоговыми режимами, как, например, газ), около 5% – на оружие, военную технику и строительные услуги, оказываемые по межправительствен-ным или гарантируемым госкомпаниями стран-партнёров контрактам, и менее 3% – на потребитель-ские товары. Эта особенность национального экспорта просто взывает к «партнёрам» России в случае чего применить самые жёсткие меры для обеспечения паралича отечественной экономики: достаточ-но договориться с 10-15 компаниями и десятком правительств и пообещать им выгодные альтернати-вы, чтобы страна оказалась в крайне сложной ситуации (о делающей нас ещё более зависимыми от покупателей трубопроводной системе я и не говорю). Учитывая, что и торговля энергетическими това-рами тоже практически не защищена нормами ВТО (Framework Agreement on Energy пока находится в стадии разработки), крыть будет нечем.
В Кремле привыкли гордиться тем, что Россия ведёт свой международный бизнес на «государствен-ном» уровне – однако может статься, что за эту радость придётся заплатить дорогую цену.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире