3085203

Около года тому назад в Кремле и около завершалась работа над оформлением той псевдостратегии развития страны, которая должна была воплотиться в очередных майских указах – а совсем недавно в сети появилась информация о том, что практически все те же блестящие умы начинают переписывать целевые показатели национальных и федеральных проектов.

Замечу сразу: в отличие от в основном проваленных целей, обозначенных в аналогичных указах 2012 г. с их 25 млн. новых рабочих мест и прочими чудесами, прошлогоднее мифотворчество выглядело куда абстрактнее – однако и в нём присутствуют моменты, которые не сможет помочь реализовать никакой глава Росстата. Начнём с самых значимых цифр. Например, со «снижения в два раза уровня бедности в Российской Федерации» (здесь и далее – цитаты по официальному тексту указа). По итогам 2017 г. число лиц, получающих доходы ниже прожиточного минимума, составляло в России 19,3 млн. человек; если предположить, что заявленный темп его сокращения должен был быть равномерным, сейчас этот показатель составлял бы 17,7 млн. человек против 18,9 млн. согласно текущей статистике. К 2024 г. было обещано «увеличить объём жилищного строительства до 120 млн. кв.м в год» с 79,2 млн. в 2017 г. За прошлый год показатель не вырос на 6,8 млн. кв. м, как должен был бы, а сократился на 3,5 млн., до 75,7 млн. кв. м. К 2024 г. в Кремле замахнулись на «снижение смертности в результате дорожно-транспортных происшествий в 3,5 раза по сравнению с 2017 г.» – но если в 2017-м это число составляло 18,9 тыс. человек, то в 2018 г. оно снизилось до 18,2 тыс., а не до 16,6 тыс., как следовало бы из запланированных ориентиов. Также к этому времени Россия должна была экспортировать «несырьевых неэнергетических товаров» на $250 млрд. против $105 млрд. в 2017 г.— но и тут пока похвастаться нечем: показатель по итогам прошлого года не превышает $114 млрд., на заданные показатели выйдем к началу 2040-х.

Большинство прочих орентиров, повторю ещё раз, можно достичь не затрудняя себя никакими потугами к развитию. «Совершенствование системы закупок, осуществляемых крупнейшими заказчиками у субъектов малого и среднего предпринимательства» и так происходит постоянно; «укрепление российской гражданской идентичности на основе духовно-нравственных и культурных ценностей народов Российской Федерации» мы наблюдаем каждый день; «увеличение внутренних затрат на развитие цифровой экономики не менее чем в три раза» наверняка случится – хотя бы даже за счёт создания суверенного интернета; «увеличение доли автомобильных дорог регионального значения, соответствующих нормативным требованиям, не менее чем до 50%» потребует только уточнения соответствующих нормативных требований, и т.д. Однако то, что в Кремле задумались о пересмотре даже тех немногих ориентиров, которые по скудоумию или небрежности составителей стратегического документа оказались облечены в форму конкретных цифр, говорит о многом.

Россия, которая в последнее время только и занимается тем, что обсуждает украинские выборы, европейский культурный и социальный упадок и американскую озабоченность судьбами мира, не способна к комплексному развитию. Но это не было катастрофической проблемой само по себе, если бы не растущее ощущение того, что элита даже в лице относительно вменяемых её представителей (авторство указа часто и упорно приписывается А.Кудрину), не способна адекватно оценить шансы на экономический и социальный прогресс в нынешних достаточно благоприятных условиях и увидеть те факторы, которые могли бы ему содействовать (характерно, что в указе ничего не говорится о методах достижения поставленных целей и даже о тех двтжущх силах, которые должны двинуть экономику вперёд.

Президент В.Путин в своих речах и выступлениях всегда избегает упоминания слов «я» или «мы». Он говорит «полагаю», «считаю», «уверен», и т.д. Эта полная обезличенность к началу третьего десятилетия его пребывания во главе страны распространилась настолько широко, что Кремль лишь говорит, что «необходимо достичь», полностью абстрагируясь от того, как это может быть сделано и даже (учитывая кадровую политику) кем подобные результаты могут достигаться на низовом уровне.

Я думаю, что ближе к 7 мая число текстов про знаменитый указ будет зашкаливать – но если судить по итогам первого года его исполнения, то я бы посоветовал в перспективе изменить порядок инаугурации президента, сократив срок между его избранием и вступлением в должность так, чтобы указ 2024 г. В.Путин подписал как первоапрельский. По крайней мере, это будет честнее – а ни на повышение качества экспертизы, ни тем более на смену автора указа, думаю, рассчитывать не стоит…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире