События вокруг (не)допуска сначала всей российской национальной сборной, а затем уже и отдельных отечественных спортменов на зимние Олимпийские игры в корейском Пхёнчхане занимают сегодня первые полосы всех периодических изданий и обсуждаются на наиболее популярных интернет-сайтах. Накал страстей всем известен, он с каждым днём нарастает – и, мне кажется, он имеет две причины.

Первая – сугубо человеческая, которая движет, на мой взгляд, большинством простых наблюдателей и болельщиков. Конечно, все понимают, что допинг в спорте – это однозначное зло. Однако оно вряд ли может в полной мере уподобляться мошенничеству в бизнесе или же коррупции в государственных структурах. Последние могут превратить абсолютного бездаря или потенциального неудачника в очень успешного человека — но конкуренция в спорте высоких достижений настолько масштабна, что хотя использование того или иного препарата и может изменить результат атлета, сделав его победителем, в элиту мирового спорта никакие химические соединения человека вывести не способны. Даже не за чемпионским титулом, а просто за участием в Олимпиаде стоят годы изнурительных тренировок, не могущих не вызывать к успешным спортсменам искреннего уважения. И поэтому ни в коем случае не оправдывая тех, кто был уличён в нечестных методах борьбы, я тем не менее сочувствую тем, кто по недосмотру тренеров или из-за злого умысла функционеров от спорта – а тем более из-за не вполне доказанных подозрений – не сможет принять участие в самых важных в жизни каждого спортсмена стартах. И даже если сами атлеты в некоторых случаях понимают или подозревают, за что именно их не допускают до Игр, большинству их поклонников и соотечественников не становится от этого легче.

Вторая причина – мировоззренческая, которая практически наверняка является куда более важной для отечественной «элиты». Она, судя по всему, почувствовала себя очень некомфортно из-за всего ныне происходящего – но не потому, что когда-то имела совесть и стыд, которые начинают мешать ей спать. И даже не потому, что политическая верхушка осознала, что та «война против России», о которой так долго рассказывали одни её представители другим, оказалась реальностью и началась сразу на всех фронтах, а по несколько иной причине – потому, что предпринимаемое сейчас в отношении неё в чём-то очень похоже на то, что российские чиновники практиковали и практикуют в собственной стране.

На чём построены доклады Макларена и Освальда? Прежде всего, на показаниях Григория Родченкова и некоторых других фигурантов, знакомых с организацией подготовки российских атлетов к домашним соревнованиям и системой допинг-контроля в стране. Может ли передаваемая ими информация быть ошибочной или искажённой? Думаю, может. Однако, даже когда Родченков, выступая посредством удалённой связи перед трибуналом в Лозанне, повторяет свои обвинения, собравшиеся арбитры верят ему, а не российским спортсменам и тем более не чиновникам от спорта. Это ничего не напоминает?

Масса дел, которые слушались в т.н. российских судах, были схожи в одном. Обвиняемый (а на месте такового мог был и субтильный студент с Болотной, якобы жестоко измордовавший стокилограммого полицейского в полной экипировке, и бывший министр, якобы уличённый в получении гигантской взятки) представлял в свою защиту большое количество вполне логичных аргументов; требовал сцен с камер видеонаблюдения, подтверждающих его вину; доказывал, что его действия не могли вызвать приписываемых последствий, и т.д. – но в ответ появлялся коллега полицейского, свидетельствовавший о том, что кулак студента пробил бронежилет его сослуживца, или отставной генерал ФСБ, письменно сообщивший о злом умысле бывшего чиновника, донесённого до его начальника неким таинственным образом. И этого было достаточно. Показания человека, признаваемого властями «надёжным», сплошь и рядом перевешивали любые факты и рациональные доводы. Эта система стала настоящим know-how путинской системы управления – и вдруг её создатели столкнулись ровно с тем же, но обращённым уже против них самих и против системы тех иллюзорных достижений, которые они с трудом выстроили.

Именно это, мне кажется, обусловливает тот шок, в котором пребывает российская бюрократическая система в последние месяцы. Отечественная политическая верхушка привыкла сама действовать без правил, но при этом требовать от других, чтобы с ней обходились по «лучшим мировым стандартам». До поры до времени так и было – но вдруг всё поменялось. С «ближним кругом» Путина заговорили и начали обращаться так, так входящие в него люди обращались с другими. Говорят, что Трамп лишил Путина монополии на непредсказуемость, но МОК лишил российских «хозяев жизни» монополии на «последнее слово» в установлении «истины». Запад начал противопоставлять путинской России её же приёмы – и теперь с каждым днём Песков и иже с ним, рассказывающие о «симметричных» ответах России на провокации её «партнёров» будет всё больше походить на выброшенную на песок рыбу, открывающую рот, но не произносящую ни звука. Потому что, похоже, именно Запад сформулировал на действия России все «симметричные» ответы, а сам Кремль ничего нового уже не предложит…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире