v_goryachkin

Владимир Горячкин

14 марта 2019

F

Любит наша власть банки. Президент регулярно встречается с банкирами, правительство помогает морально и материально разорившимся или проворовавшимся, а главный банк на радость их всех с помощью Федеральной службы статистики успешно борется с инфляцией.

И это понятно. Банки — основа экономики, и задача власти — холить и лелеять эту структуру. И потом, как говорят, кто любит деньги должен любить и банки.

В этой связи объяснимо стремление власти опять привлечь банки после неоднократных и неудачных попыток решить проблему, связанную с  нерадивостью и воровством в строительстве жилья. Это, конечно, проще, чем создавать новый рынок страховых гарантий, который уже давно существует в тех странах, где обманутые дольщики не просят президента о помощи .

Теперь, попросту говоря, желающий купить квартиру должен отдать свои деньги банку, который, не выплачивая процентов, будет держать их  в  своем кармане до завершения строительства. А для его финансирования выдаст деньги строителям из другого кармана (из другого ли?), но под проценты! А кто будет оплачивать эти проценты легко догадаться

Остап Бендер со своими 400 способами сравнительно честного отъема денег может отдыхать .А потом что такое бизнес? Как сказал классик — это просто чужие деньги.

Вместо работы над созданием нового рынка— рынка страховых гарантий, имея который можно было бы решить проблему возмещения убытков дольщикам в случае невыполнения обязательств строителями и избавить эту сферу от нерадивых компаний, министерство финансов и Центральный банк пытались изобрести наш собственный способ. Хотели применить обычный страховой рынок, который нигде в мире с этой целью не используется. Не получилось.

И вот результат: обязательное страхование ответственности строителей отменили и нашли остроумное решение  — спасение утопающих дело рук самих утопающих. Платите граждане дополнительно банковские 10-15 процентов за ваши квартиры и спите спокойно.

В последнее время участились неприятные истории, связанные с качеством продовольственных товаров. Из программ центральных каналов телевидения или из Интернета узнаешь, что выявила очередная проверка Роспотребнадзора: или содержимое товаров, снятых прямо с магазинной полки, сильно отличается от того, что должно быть, или название продукта просто не соответствует тому, что мы читаем на этикетке.

С одной стороны радуешься, что «часовой не дремлет» и борется с обманом, а с другой, впадаешь в панику, поскольку непонятно, что именно сам только что съел и не нужно ли немедленно бежать к врачу?..

Правильный выбор продуктов в магазине по зубам лишь молодым знатокам из передачи «Что? Где? Когда?». Молодым — потому, что разглядеть содержимое, написанное мелким шрифтом на этикетке, способны только  обладатели хорошего зрения. А  знатокам — поскольку только они могут догадаться, что добавили (или не добавили) производители.

Ясно, что с таким валом подделок, или назовем это мягче — нарушением технологии производства, Роспотребнадзор даже после строгих указаний президента не справится.

Что же предпринять? Увеличить, как обычно, штат ведомства? Или, может быть, заставить сам рынок избавляться от нечистых на руку производителей?

На страховом рынке давно существует полис страхования ответственности производителя за качество продукции. Этот вид страхования возмещает ущерб который может нанести потребителю подделка или некачественный продукт, оказавшийся вредным и  опасным. Как ни странно, этот полис защищает производителей от возможных исков тех, кто воспользовался такой продукцией и пострадал.

А в чем же выгода для нас, покупателей?

А вот в чем. Перед тем, как выдать такой полис, страховая компания проверит все сведения по номенклатуре товаров, потребует сертификаты, регламенты, технические требования, паспорта и т. д. Обязательным является наличие у производителя службы контроля качества. По сути дела это контроль качества продукта страховщиком, который отвечает за возможные иски и убытки собственным капиталом.

Я не призываю сделать это страхование обязательным. Мы знаем «эффективность» некоторых введенных государством видов обязательного страхования. Но  если сами торговые сети и магазины заинтересованы в своей репутации и желают избавиться от сомнительных поставщиков продовольствия, то введите норму: у нас торгуют только  те, кто застраховал свою ответственность за произведенный продукт.

Смею вас уверить, что страховщики постепенно проведут отбор и отсеют нерадивых, поскольку ответственность рублем действует эффективнее всего. А ведь при таком подходе и в школах, и детских садах детишек перестанут кормить гадостью.

Нет предела совершенству — в Думе после недавних корректировок в ОСАГО намереваются опять менять условия этого вида страхования, Для этой цели будет создана межфракционная группа, есть даже и план отменить техосмотр !
Мне все эта все эта нескончаемая бурная деятельность напоминает ампутацию ноги по частям.
В очередной раз появились комментарии экспертов, которые уверенно утверждают, что страховые компании зарабатывают большие деньги на ОСАГО, поэтому могли бы и снизить цены!
В подтверждение приводится соотношение выплаченных убытков к полученной страховщиком премии по ОСАГО. Один из экспертов возмущался: : «В прошлом году страховщик выплатил пострадавшим по убыткам лишь 20 процентов от собранной премии, Вот какие деньги у них остаются!»
Он просто взял убытки за год и сравнил эту цифру с полученной за этот же период страховой премией.
Увы, он забыл, что страховщик собирает премию один год, а убытки по полисам платит и в том году, и в следующем. Например, продажа в 2018 полисов принесет компании премию только в этом году, а убытки по ним будут в 2018 и 2019, поскольку полисы действуют год.
Поэтому, чтобы оценить, сколько именно заработала страховая компания на полисах ОСАГО в 2018 году, нужно дождаться окончания срока действия всех полисов, выданных в 2018 году, то есть окончания 2019 года. И только после этого станет ясно, в выигрыше страховщики или в убытке.
Кроме того, при оценке рентабельности полисов ОСАГО нужно учесть и расходы страховщика на ведение бизнеса. А они не маленькие.
Понятно, что рентабельность ОСАГО в разных компаниях различна, но вот реальность. Большинство страховщиков сокращают долю этого страхования в своих портфелях. Многие страховщики просто отказываются от  ОСАГО — вот почему правительство недавно разрешило повысить цены на ОСАГО на 20 процентов. Так что у профессионалов большие сомнения насчет «сверхдоходов».

Сюжет этого фильма с прекрасными актерами Одри Хепберн и Питером О'Тулом я вспомнил сегодня, узнав поразительные подробности кражи картины с выставки Архипа Ивановича Куинджи в Третьяковской галерее.

Герой кинокартины очень изобретательно и остроумно похищает экспонат из  Лувра. И только так, считал я по наивности, лишь придумав что-то невероятное, можно похитить бесценное произведение искусства, которое высококлассные специалисты по безопасности, используя самые современные технологии, защищают от кражи.

Но российская действительность смело опровергает любые схемы. Оказывается, можно просто снять картину (наверно, сигнализация не сработала, а, может, ее и нет?!), пронести ее мимо сотрудников музея (вероятно, они сами любовались картинами мастера), преспокойно вынести из музея (охрана на выходе, по-видимому, тоже была занята чем-то более важным), а операторы системы видеоконтроля, как я думаю, в этот момент смотрели биатлон по телевизору.

Кто-то сочтет эти шутки неуместными, но я не знаю, что после этой истории делать — плакать или смеяться.
Как правило, каждая выставка страхуются от разнообразных рисков, включая кражу. Перед тем, как страховая компания выдаст полис, организаторы выставки заполняют и подписывают вопросник, где требуется представить полную информацию по всем деталям этой выставки, включая меры по охране экспонатов от кражи. Руководствуясь этой информацией, страховщик оценивает степень риска и назначает цену. Иногда он может потребовать организовать дополнительные меры защиты. Какие же данные, интересно, были представлены в данном случае?

Несоответствие представленных данных реальности или, хуже того, обман автоматически отменяют страховку и снимают со страховой компании ответственность по возмещению ущерба. Так что если бы наши сыщики не нашли картину, на возмещение, я думаю, Третьяковская галерея не могла бы  рассчитывать.

Надеюсь, что случившееся не отобьет желания компаний страховать выставки и перед страхованием следующих страховщик тщательно проверит организаторов, чтобы избежать впредь похожей ситуации. А организаторам стоит перечитать классику и вспомнить бессмертный завет Остапа Бендера: полное спокойствие может дать человеку только страховой полис.

Московские власти нашли новое средство для спасения жителей города от падающего с крыши снега или сосулек. Вместо обычной пластиковой ленты, огораживающей опасные места, для «Государственного бюджетного учреждения Жилищник» во всех районах закуплены столбики с выдвижными лентами, как в аэропортах. Ну, намного дороже, конечно. Но красивее. И  не за свой же счет.

Увидев, как неожиданно рухнул лед на тротуар с крыши дома на  Тверской улице во время последней оттепели (чудом никто не пострадал!), я  подумал, что может быть лучше было бы истратить эти средства на другое — застраховать ответственность управляющих компаний при осуществлении ими услуг (включая очистку крыш от снега и сосулек), если их выполнение причинило вред жизни, здоровью и имуществу других лиц.
Это тем более актуально, что для работы со снегом и льдом управляющие компании часто привлекают людей, которые впервые видят и снег, и лед.

Застраховать ответственность — как это уже давно делают водители автомобилей,покупая полис ОСАГО.
А опасные места огораживать по-старому.

Я попытался на сайтах «Жилищника» найти информацию о том, что такая страховка уже есть, но, к сожалению, ничего не нашел, и есть подозрение, что такой страховки у Жилищника нет.

Безусловно, наличие страхового полиса — это не гарантия того, что крыши будут очищены от снега и сосулек. Но он гарантирует и упрощает пострадавшим получение компенсации.

Какова мировая практика? Компании вынуждены покупать страховки, поскольку иски пострадавших могут их просто разорить.

Но городскому монополисту «ГБУ Жилищник» разорение не грозит, поэтому можно потратить деньги на столбики. А если вы, не дай пострадали, обращайтесь в наш справедливый суд.

Министерство финансов России проанализировало ситуацию со страхованием ответственности туристических операторов. И выяснилось, что в случае их банкротства это страхование практически не возмещает ущерба, нанесенного туристам.

Действительно трудно назвать «возмещением» несколько тысяч рублей клиентам вместо оплаченного ими отдыха за рубежом.
Последствия этих неприятных для многих наших сограждан историй мы наблюдает уже длительное время. Возникает вопрос: а представители Минфина раньше не могли произвести эти несложные вычисления? И понять, что страховая суммы туроператоров намного ниже их ответственности перед клиентами? Тут крупным математиком быть не надо.

Например, 50 миллионов рублей, на которые была застрахована печально известная «Натали турс», никак не покрывали объем продаваемых компанией туров, стоимость которых составляла порядка миллиарда рублей в год. Давным-давно следовало проанализировать ситуацию и решать что делать, чтобы люди не страдали.

А, может, все понимали? Но, как обычно, ожидали, пока «жареный петух не клюнет»?.. Банкротство десятка компаний показало, что предусмотренное законом страхование не работает и гарантии клиентам в возмещении ущерба в полном объеме фактически нет.

В чем же дело ? Почему туроператоры не застраховали на весь объем бизнеса свою ответственность перед туристами ?
А дело в том, что страховые компании и не могут страховать риск на большие суммы без участия в этом других компаний. Они называются перестраховщиками. В  основном это крупные иностранные компании. Так почему их не привлекают?

А зарубежные коллеги это делают по другому: ответственность туроператоров на международных рынках страхуется страховой гарантией. А это другие правила. Страховая гарантия отличается от привычного нам российского полиса страховой ответственности. А рынка страховых гарантий — уже жизненно необходимого! — у нас до сих пор нет и о планах по его созданию в обозримом будущем ничего неизвестно.

Так что министерству финансов и Центральному банку придется, видимо, изобретать собственный «велосипед» — способ обеспечения гарантий туроператорами. А пока что туристы рискуют остаться и без отдыха, и без денег.

На днях Дума приняла закон, который должен, наконец, уже после многих прежних неудачных попыток власти, помочь дольщикам, чтобы нерадивые строительные компании их не обманывали.

Вот только станет ли дольщикам легче?

Законом предусмотрено, что дольщик передает банку средства на оплату квартиры (они кладутся на так называемые эскроу счета). И эти деньги перечислят строительной компании только после завершения строительства
А  где же в таком случае возьмутся деньги на  строительство ?

Строителям придется попросить кредит. В том же банке. Поскольку автору статьи неизвестны случаи, когда банки давали бы кредиты без процентов, вывод напрашивается: стоимость жилья вырастет, дольщикам придется платить больше.
Председатель комитета Думы по природным ресурсам,собственности и земельным отношениям Н. Николаев заявил, что риски все просчитаны и повышения цены не произойдет. Может быть, он полагает, что строители с дольщиков лишней копейки не потребуют и благородно возьмут этот прибавку стоимости на себя?

Но это не все. Как же в нашем бизнесе без еще «большего» усиления контроля!

Новый закон ужесточает порядок проверок по долевому строительству, и расширяется перечень оснований для внеплановых проверок. И фонд защиты дольщиков, который является государственной организацией, наделяется правом проведения таких проверок.

Так за это тоже надо платить! Взнос в этот фонд по каждому проекту составит 1,2% от стоимости  — и, по-видимому, тоже из кармана дольщиков.

Дорого, но надежно? Вспомним контроль государства над строительством объектов Олимпиады в Сочи, спортивного стадиона в С-Петербурге и космодрома, на котором до сих пор находят недоделки….

А ведь для этой проблемы уже давно существует другое решение, проверенное годами..
Заместителю председателя Думы, недавно посетившему своих избирателей в Майами, стоило бы поинтересоваться: «А как решается эта проблема в вашем округе и часто ли население просит президента помочь обманутым дольщикам ?».
Он бы, наверно с удивлением узнал, что этой проблемы в США не существует.

Строительные компании обязаны иметь полис страховой гарантии (поручительства), и страховые компании продают таких полисов для застройщиков в США почти на 6 миллиардов долларов в год.

Рынок страховых гарантий, который отличается от обычного страхового, существует больше сотни лет. Среди основных отличий гарантии от обычного полиса является то, что, покупая гарантию, компания должна оставить залог. Поэтому исчезновение застройщика с деньгами или намеренный недострой, как это у нас случалось, перестает иметь какой-нибудь смысл.

Но чтобы и у нас появился такой новый рынок, надо подготовить закон (или законы), правила и другие документы, Но это ведь серьезная работа, а зачем, если есть испытанный путь— усилить, углубить, расширить и контролировать.

Ни один из видов страхования не рождает такие острые дискуссии, как ОСАГО — обязательное страхование ответственности водителей от нанесения ущерба другой стороне. Может быть, потому, что закон, обязывающий покупать полис ОСАГО, касается не менее сорока пяти миллионов сидящих за баранкой автомобиля?

Эксперты, защищающие интересы автолюбителей, критикуют закон об ОСАГО и обвиняют страховые компании в завышении тарифов и в грабеже тех, кто покупает этот полис.

Так ли это?

Первый закон об обязательном страховании ответственности водителей появился в Великобритании в 1929 году. Он предусматривал только возмещение возможного ущерба здоровью пешехода. Только позднее, в полис стал включаться ущерб другому автомобилю.

Европейские страны, которые позднее приняли у себя такой же  закон, в 1949 году подписали соглашение о взаимном признании полисов ОСАГО, так что полис выпущенный в одной из стран, действовал и на территории всех стран-участников соглашения.

Это привело к тому, что в эти страны поехали автотуристы, которые могли не беспокоится о возмещении ущерба в случае происшествия, упростилась жизнь и для тех, кто занимался грузоперевозками, да и суды освободились от рассмотрения долгосрочных тяжб по возмещению ущерба, нанесенного водителем из другой страны.

Увы, наша страна ждала пятьдесят три года, чтобы подготовить закон об ОСАГО и  стать учаcтником международного соглашения. После принятия закона в 2002 года и процедуры вступления в соглашение наши автотуристы и те, кто возит грузы за рубеж, наконец смогли покупать международный полис ОСАГО (он называется «Зеленая карта») в российских страховых компаниях.

Что касается обвинения страховщиков в грабеже автолюбителей.

Наши законодатели и правительство не решились довериться страховому рынку в отношении цен на полис ОСАГО и вписали в закон обязанность Банка России устанавливать базовые тарифы (минимальный и максимальный). Да еще — предусмотрели поправки к тарифу в зависимости от территории (например, в Москве базовый тариф увеличивался в два раза, а  в Симферополе тариф составлял 0,6 от базового).

Так что законодатели и Банк России жестко ограничили «грабителей», и недовольство нынешними ценами надо предъявлять в  первую очередь им.

После выхода закона прошло время. Выросли цены на автозапчасти. Увеличились налоги. Возросли административные расходы компаний из-за общего роста цен. И, конечно же, появились умельцы, зарабатывающие на обмане страховых компаний, и этот вид страхования постепенно стал убыточным для многих страховщиков!

И вот результат.

Часть компаний решили вернуть лицензию на ОСАГО. Например, такая крупная, как «ВТБ Страхование». Многие стараются сократить долю полисов ОСАГО в общем бизнесе компании. Ради этого иногда искусственно создаются трудности для клиентам при покупке полиса или урегулировании убытка.

Согласитесь: «грабители» — если бизнес удачен — вряд ли станут уходить с рынка или отпугивать свои потенциальные «жертвы».

Оценив трудности страховых компаний, законодатели недавно расширили права страховщиков. Дали им  возможность с 2019 года увеличивать или уменьшать тарифы, установленные законом, на двадцать процентов. И отменили территориальные поправки.

Но поможет ли это решить проблему? И не придется ли через год опять вносить коррективы — после ожидаемого роста инфляции в 2019 году?

Следственный комитет решил внести свою лепту в развитие здравоохранения — создал специальное подразделение для расследования врачебных ошибок.

Увы, доктор не компьютер, с помощью которого можно выбрать оптимальное решение, хотя и компьютер иногда «зависает», поэтому врачебные ошибки, к сожалению, неизбежны.

Поэтому прежде всего надо бы подумать о создании условий, позволяющих пострадавшим получить соответствующую защиту — возмещение ущерба, который ему нанесли при неумелом лечении.

И такая система защиты давно существует! Это страхование профессиональной ответственности врачей.
Те, кто сидит за рулем, знакомы со страхованием автогражданской ответственности (полис ОСАГО). Они знают, что если нанести ущерб пешеходу или другой машине, страховая компания обязана по такому полису оплатить убыток.
Страхование профессиональной ответственности врача очень похоже на ОСАГО, только вместо водителя — врач. И при нанесении ущерба пациенту страховая компания должна оплатить ущерб пострадавшему.
Кстати эти два полиса роднит то, что давным-давно, когда за рубежом появился первый полис ОСАГО, он страховал только возможный ущерб человеку.

Но вот проблема. Страхование ответственности водителя (ОСАГО) предусмотрено законом и обязательно для всех, а врачи в нашей стране не обязаны иметь полис профессиональной ответственности.
Я просмотрел перечень документов, необходимых для получения лицензии для деятельности медицинского учреждения в России, и не нашел хотя бы пожелания иметь полис страхования ответственности его сотрудников.
За рубежом врач не получит права заниматься частной медицинской практикой без страхования своей профессиональной ответственности, более того, там и медсестры страхуются . В клиниках руководство покупает страховку для всего персонала и не жалеет средств на это.

Мне скажут: у нас и так здравоохранение в бюджете — не первый приоритет, и врачи, особенно в регионах, не самые богатые люди, Согласен, но есть же федеральная программа по здравоохранению, в которой могло быть предусмотрено введение обязательного страхования ответственности врачей при получении лицензии медицинским учреждением.

Москва — не самый бедный город, и бюджет города скудным не назовешь, и я решил проверить, имеют ли сотрудники поликлиники медицинского центра мзрии такой полис? Увы, на его сайте такой информации не обнаружено, и приходится надеяться, что либо врачи там не делают ошибок, либо администрация поскромничала и не упомянула о наличии страхования….
К сожалению, у нас власть вспоминает о страховании в основном после очередного наводнения или другого стихийного бедствия. Неплохо было бы поменьше обсуждать проблемы других стран, а больше внимания уделять решению собственных, хотя бы в страховании.

На протяжении последних лет громкие скандалы с обманутыми дольщиками стали сюжетами новостных программ телевидения, проблема неоднократно обсуждалась у президента.

Казалось, посмотри, как она решается в других странах и примени этот опыт. Но нет, наши законодатели идут своим, особым путем.

Согласно последним поправкам к закону о долевом строительстве, дольщики с 1 июля 2019 года больше не будут инвестировать деньги в строительство. Они будут передавать свои средства посреднику (банку), который будет их хранить на специальном счете (не начисляя на вклад процентов) и оплатит стоимость квартиры, когда дом построят.

Выглядит очень надежно.

Однако возникает вопрос.

А на какие деньги компании будут строить эти квартиры, если деньги дольщиков хранятся в банке до полного завершения строительства ?

Нетрудно догадаться ! Строители пойдут в банк, может быть в тот же, где лежат деньги дольщиков, за кредитом и получат сумму, необходимую для строительства. Но за этот кредит им придется выплатить банку проценты — 10-12 процентов, а то и выше.

И строители включат эти проценты в стоимость квартир, которые станут заметно дороже!

Такой подход, когда банк используется в роли посредника, используется в мировой практике. Но в основном в торговых операциях с недвижимостью, когда нужно просто оплатить покупку дома. Посредник (банк или агент) гарантирует продавцу наличие необходимой суммы и передает ему деньги после оформления всех документов на имя нового владельца.

А для того, чтобы строители не обманывали дольщиков и строили объекты в  срок, за рубежом много лет успешно существует рынок страховых гарантий, о я не устаю говорить! Будущие владельцы квартир вручают свои деньги строительной компании, но если дом не построен в срок, страховая компания полностью возмещает им убытки. Покупка страховых гарантий обязательна для строительных компаний в США.

Увы, такого рынка у нас до сих пор нет, и его создание в ближайшее время не предвидится.

Будущие дольщики !

После 1 июля 2019 года вас больше, по видимому, не обманут с квартирами, но за это, а также за нежелание властей создать то, что уже давно работает во всем мире, вам придется еще раскошелиться.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире