Был недавно в одном из районов области в командировке. Стал свидетелем потрясающей лени полицейского. Как оно было:

Пришлось посетить местный Отдел Полиции. Сижу, жду сотрудника. При мне дежурный участковый принимает посетительницу. Женщина рассказала, что её сына в школе систематически уже несколько месяцев грабит старшеклассник. Избивает, отнимает деньги, флешку и т.п. Она знает, его фамилию и имя, знает что стоит на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Выслушал её молодой пацан в форме старшего лейтенанта...Диктует ей как писать заявление: «прошу принять профилактические меры (переспрашивает — Вы же хотите, что бы он больше так не делал — вот и пишите — «профилактические») к неизвестному мальчику, который перестревает моего сына у школы и обижает его. Не спрашивайте меня что означает этот юридически термин — он ничего не означает. Единственное упоминание об этом слове я нашел у Даля, и то без объяснения смысла: ПЕРЕСТРЕНУТЬ, перестртреть, см. перестревать. Но даже если слово такое в местном идиоматическом лексическом обращении употребляется, использовать его сотруднику с надеюсь высшим юридическим образованием (а именно так нам объяснили Министр МВД и руководство ГУМВД РФ по области) всё ж таки не совсем комильфо. Но это я уже придираюсь, конечно. Вернемся к заявлению...А всё, конец заявления. По такому заявлению никогда не будет возбуждено уголовное дело, ибо оно специально написано так, чтобы не усмотреть состава преступления, укрыть это преступление. А может и несколько преступлений. Ведь мама пострадавшего подростка описала несколько подобных фактов. Т.е. он настолько обленился, что грабеж, в котором известен преступник, даже не хочет регистрировать. И не виноваты в его бездействии ни министр, ни начальник ГУМВД, ни даже его непосредственный начальник. Маловероятно, что бы ему кто то запрещал раскрывать преступления, помогать людям. А ведь пришедшая в полицию женщина, действительно шла за помощью, а не за мифическими профилактическими мерами. И она даже не понимает, что этот вежливый и румяный участковый обманул её. Воспользовался её доверчивостью.

Что в связи с этим хотелось добавить.

Я не понимаю истинных мотивов такого поведения этого участкового. Раскрыть такое преступление с учетом имеющейся информации элементарно. Это работа не участкового даже, а инспектора по делам несовершеннолетних.

Потому что все состоящие на учете малолетние злодеи разной степени злодейства, обязаны периодически являться в инспекцию для профилактической беседы и дачи объяснения об образе своей жизни. А, как мы знаем из рассказа потерпевшей, обидчик её сына, фамилию которого она сообщила полицейскому, как раз состоит на таком учете. И потому ничего удивительного для него в звонке инспектора с просьбой зайти в кабинет, не будет. Такой звонок мог организовать сам участковый, попросив об этом девушек из инспекции ПДН. Что бы не спугнуть «престревателя» внезапным звонком участкового. Явится такой балбес с полицию и его ни пытать, ни пугать особенно не нужно. С учетом практически полной ясности картины преступления, останется описать ему детально когда, где и в отношении кого он грабительствовал (сам только что придумал юридический термин — а что, Лискинским участковым в процессуальных документах можно, а мне нельзя?)) строго спросить его «где невинно убиенная тобою тёща» «где похищенная тобою флешка» и идти оформлять явку с повинной и изъятие предмета преступления. И радовать начальника срубленной «палкой». На все мероприятия уйдет часов 5.

Так ведь нет. Он сделал всё, что бы даже если кто то в полиции и стал заниматься этим фактом, то это был бы не он. Конечно он не отказался принимать заявление и не выкинул принятое сразу после ухода потерпевшей. Он просто не стал ничего делать сам именно по горячим следам. Он зарегистрировал материал в установленном порядке и сдал его в дежурную часть.

Материал получит его коллега — участковый или инспектор по делам несовершеннолетних и вполне возможно отнесется к описанному случаю добросовестно, вызовет заявительницу, повторно опросит её, и поняв, что здесь всё гораздо серьезнее чем написано, займется непосредственной работой полиции — станет раскрывать преступление. И ведь чем это важно, кроме торжества правосудия и справедливости — каждое преступление, за которое жулик, особенно малолетний, взят за ухо и привлечен к ответственности (совсем не обязательно лишать его свободы), это сильнейшее профилактическое воздействие на него самого и окружающих его подростков. Ибо неотвратимость наказания действует очень отрезвляюще на неокрепшие умы, склонные к самоутверждению среди окружающих в том числе криминальными методами.

Так почему же наш «герой» не стал делать ничего этого, а усиленно уклонился от своей работы? Виною может быть сильная загруженность его материалами (заявления, жалобы, запросы, поручения) и сознательный, хотя и вынужденный выбор между «живой» работой по преступлению и исполнением всех этих бумаг. Ведь за неисполненную бумагу наказать очень легко, а за нераскрытое преступление практически невозможно. Хотя мне видится эта причина не очень релевантной. По опыту знаю, что число вышеперечисленной корреспонденции в производстве полиции и, соответственно нагрузка на каждого сотрудника, в районах области заметно меньше, чем в городе. Но даже если эта загруженность присутствует, разве не вправе общество и каждый человек рассчитывать на то, что полицейский, столкнувшись с преступлением и вообще бедой, находящейся в компетенции полиции, начнет помогать, спасать и защищать. А не заполнять бланки и писать отчеты. Сколь бы много их не было. А их действительно весьма много. Ну и конечно остается самая нелицеприятная для этого участкового (оставим его анонимным) причина — он просто ленивый бездельник. И это гораздо страшнее чем может показаться на первый взгляд. Это значит, что он вообще не пригоден к полицейской службе. Это значит, что в нем нет не только обостренного чувства справедливости, присущего одним; не только стремления к искоренению преступности и торжеству правосудия, которое приводит в полицию немногих других; не только азарта, драйва и удовольствия от процесса раскрытия преступления и задержания преступника (именно это надолго удержало в своё время в милиции меня — пришедшего получать юридическое образование). В нем нет даже элементарного чувства служебного самосохранения и элементарной грамотности. Я не понимаю, что этот человек делает именно в полиции. Неужели причина в трудностях с поиском работы (теперь уже высокооплачиваемой) в Лисках? И если в результате «реформы» МВД такие сотрудники остались, то ПОЧЕМУ?

И если гражданин нашей страны остается один на один с таким полицейским, то как он может убедить его делать то, что полицейский и так обязан делать? Как вообще понять, что сотрудник тебя обманывает? Понял я, что не знает она, как же именно поступать в такой ситуации. И не только она не знает. Многие не знают. Значит это тема для моего выступления перед читателями.

UPD:
Сегодня на сайте областного управления СК РФ появилась информация по данному делу: http://www.skprok-vrn.ru/?news=1176

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Воронежской области возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий сотрудниками отдела полиции № 5 города Воронежа по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия).

По версии следствия, в конце марта 2012 года несколько сотрудников отдела полиции № 5, незаконно доставили в отдел 37-летнего гражданина, где применяя к нему физическое насилие, требовали признаться в совершении преступления. Гражданина больше суток незаконно удерживали в помещении полиции.

В настоящее время следователями управления СКР и сотрудниками подразделения собственной безопасности областного ГУ МВД проводятся следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия по установлению всех обстоятельств преступления.

Расследование продолжается.

Это значит, что неточности в моей информации были, но теперь официально сей факт подтвержден. Я знаю фамилии этих полицейских.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире