Начну с того, что поддерживаю, как само решение Байдена вывести войска из Афганистана, так и решимость довести дело до конца. Считаю, что в этом случае президент Соединенных Штатов проявил волю, здравый смысл и смелость. Это стоило сделать гораздо раньше, Обаме или Трампу, но они не смогли. А Байден смог. Тому есть ряд очевидных причин и не совсем очевидных, о которых скажу ниже. Главная заключается в том, что Байден, по-другому, не так как предшественники, смотрит на свое место в политике, в истории. Его вряд ли волнует второй срок в Белом доме. Он более свободен, и чувствует за собой право действовать более зрело и более смело.

Согласен, что результаты афганской кампании, в общем-то, достаточно печальные. Ресурсов потрачено много, и значительная часть из них наверняка зря. Добавьте к этому моральный ущерб, в том числе, от эвакуации Кабула, наблюдать за которой нельзя было без содрогания и грусти. Однако, и в этом вряд ли стоит винить Джо Байдена, который имеет тот штаб, тех военных и государственный аппарат, которые получил от предшественников. И ему придется работать с ними, по крайней мере, пока не вырастет новое поколение или старое не сделает правильных выводов.

Но даже в эвакуации Кабула, при всем драматизме телерепортажей, я тоже не вижу ничего нового и фатального. Просто на этот раз правда прорвалась на экраны. Современные войны, особенно их тяжелые эпизоды, ранее подавались публике в виде анимаций, мультипликаций, иных имитаций, перебиваемых стенд-апами и включениями-интервью. Из Кабула, может, впервые за последнее время, шла неретушированная хроника.

Пройдет время, и драматизм афганской эвакуации будет «заштукатурен». Случится так и без Байдена: в США найдется масса желающих закопать это поглубже. Картинки отфотошопят, видеосюжеты станут исчезать из Сети. Появятся объяснения, найдутся герои, напишутся воспоминания. Та фраза, которая сейчас звучит вызывающе странно, что это был «большой успех», перестанет звучать так глупо. И «сухой остаток» будет выглядеть неплохо, – я здесь не иронизирую.

Так бывает в политике и в искусстве: люди, наевшись модернизма и авангарда, обращаются к традиционным подходам, к классике, переосмысливая и ее открывая заново, извлекая то, что может принести пользу. В этом смысле Байден, безусловно, больше классик, чем модернист. Многим это не нравится, но его подходы к ряду вопросов и проблем уже приносят результат и дают основания для осторожного оптимизма. В этом месте хочется поставить «плюс».

Что же тогда у Байдена в минусе? Много чего. И не на последнем месте возраст. Сколько об этом сказано, показано и рассказано нетолерантных анекдотов! Да, глупая старость жалка, как и трусливая юность. Но это не случай Джо Байдена. Тут, скорее, поверю Путину, который назвал его профессионалом, который «ничего не пропускает».

Когда на экране появлялась картинка с дремлющим президентом США, я долго ловил себя на мысли, что сцена напоминает что-то уже виденное или слышанное. Пока не понял: Байден бывает похож на Кутузова, каким изобразил его в романе Толстой. Каждый, кто его прочел, помнит: фельдмаршал на военном совете перед Аустерлицем спал, понимая, что изменить что-то уже невозможно, поздно: диспозиция плоха, и сражение будет проиграно. В Филях, и даже при Бородине он тоже показан дремлющим пассивным стариком. Однако кутузовская пассивность оказалась по итогам ширмой.

Знаю, что эта аналогия покажется многим спорной. Кто-то воспримет ее в шутку, кто-то в штыки. Кто-то иронично будет сравнивать Путина с Бонапартом, Навального с Безуховым, а канал «Дождь»* с салоном Анны Павловны Шерер. Ну что ж, давайте попробуем, хотя не верю в полезность подобных аллюзий. Разве что хорошо посмеемся.

Тем не менее, отсылку к Толстому считаю небесполезной. Взгляды его на историю были, как известно, оригинальными. История показана в романе неотвратимой силой, определяющей целиком судьбы персонажей. Ее законы объективны и независимы от их воли и поступков. Мудрость же Кутузова состоит в согласии с историей, которой невозможно что-то объяснить или навязать. Единственное, что может хорошего сделать лицо, наделенное властью – признать зависимость от исторического процесса, не действовать наперекор ему, пресекая подобное со стороны других.

Байден, конечно, далеко не Кутузов, но с историей считаться, похоже, согласен, и плохую диспозицию от хорошей отличать способен. В активах у него большая и в целом успешная карьера, хорошая практическая выучка, классическая политическая школа, жизненный опыт и выдержка – все это «спящий Джо» маскирует за почти аристократической бесстрастностью.

И не надо задавать тут пошлый вопрос: «Что нам, (евреям и неевреям), от этого?» – ответ прост: нам всем от этого большая удача, ибо после долгого перерыва в Белом Доме живет неглупый человек, с которым можно говорить и даже, надеюсь, о чем-то договариваться. Который повидал многое и многих, многому познал цену и вряд ли способен теперь на авантюру или глупости.
Радуйтесь, лидеры стран, пользуйтесь «окном возможностей» – пока не закрылось! Такие странные вот мысли приходят в голову, глядя на дремлющего Байдена…

* Российские власти считают организацию иностранным агентом



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире