lenaswan выложила на своей страничке отрывок из интервью с Анатолием Чубайсом, в котором он рассказывает обо мне.

Он там вспоминает, на мой взгляд, один из самых драматических эпизодов, случившихся тогда.
Или даже по другому – не случившихся. Потому что, если бы папа стал действовать так, как ему советовали некоторые люди из его команды, которым он в тот момент сильно доверял, мы могли получить повторение октября 93-го с еще более тяжелыми последствиями.

Интересно, как разные люди, участники тех событий, по-разному описывают этот момент, каждый – со своей точки зрения, расставляя свои акценты.
Но вывод у них у всех примерно один. Мы прошли по лезвию бритвы. Если бы это случилось, масштаб последствий сложно было предсказать.

При этом, как это часто в жизни бывает, простые люди, москвичи, практически все население страны ничего об этом не знало и не слышало.
Ходили себе по весенним улицам, радовались солнышку. А в это время политики из-за своих амбиций, глупости, упорства, из-за своей веры, что именно они знают, что нужно людям, чуть не привели страну к тяжелейшему политическому кризису.

Все началось 15 марта 1996-го года, когда Дума приняла специальное постановление об отмене решения Верховного Совета РСФСР от 12 декабря о денонсации договора об образовании СССР.
Другими словами, Дума приняла решение о том, что Советский Союз продолжает существовать. Этим постановлением по сути отменялась современная Россия, отменялся СНГ, отменялась Конституция России, отменялось все политическое устройство страны, кстати, в том числе, исходя из логики депутатов, отменялась и сама Дума.

Инициировали это решение коммунисты.
Их задача была очевидна, накануне президентских выборов разбудить у людей чувство ностальгии о прошлом, о том времени, когда мы все жили вместе, когда не было границ, а была одна огромная страна, и все мы были одной общностью – советским народом. Ясно, что в 96-м году, когда все бывшие республики СССР стали независимыми государствами, и уже четыре года жили своей жизнью, идея возродить Советский Союз была в чистом виде провокацией. Это понимали абсолютно все. Коммунисты в том числе. И они стали наблюдать, чем ответит президентская сторона.

Группа Коржакова-Сосковца почувствовала, что у них появился потрясающий шанс вернуться в большую игру.
К тому моменту штаб Сосковца по проведению президентских выборов в силу своей профнепригодности был отодвинут в сторону, появилась новая команда, так называемая Аналитическая группа, которую возглавил А.Чубайс и которая начала заниматься выборами. И тут коммунисты дарят такой подарок. Не воспользоваться этим было невозможно.

Коржаков с компанией предложили папе следующую конструкцию.
В связи с постановлением Думы, президент распускает парламент, объявляет о запрете КПРФ, отменяет президентские выборы 96 года, и переносит их на июнь 1998-го года. А в 98-м году, они были уверены, папа на выборы не пойдет, и президентом тогда станет нынешний первый вице-премьер Олег Сосковец.

Папа приехал 15 марта домой раздраженный, совсем недолго посидел за столом, поужинал, практически не проронив ни слова.
Это было в его характере. Во время кризиса он весь погружался в себя, ни с кем из нас даже о простых домашних вещах не говорил. Попытки мамы как-то его отвлечь, что-то рассказать о внуках, ни к чему не привели. Он встал, и ушел к себе в кабинет. В субботу утром рано уехал на работу. По телевизору по всем каналам крутили заявление президента о том, что он не позволит Думе подорвать основы российской государственности, дестабилизировать положение в стране. Со своими жесткими заявлениями по отношению к постановлению Думы, естественно, выступили лидеры стран СНГ.

Так прошел субботний день.
Именно в течение этого дня команде Коржакова удалось убедить папу в том, что необходимо идти этим, силовым методом. Про их аргументацию папа написал в своей книге: «Борис Николаевич, говорили мне, вы же не отказываетесь от выборов, вы только перенесете их на два года, поэтому обвинить вас в нарушении демократических принципов нельзя. Народ не хочет никаких выборов. Все привыкли к вам. И с коммунистами можно покончить только решительными действиями. Сейчас, может быть, тот самый, благоприятный момент, когда можно это сделать. У вас пошел рейтинг вверх, за вами все пойдут».

Папе всегда нравились твердые, жесткие решения.
Они были в его духе, в его характере. Поэтому он тоже ухватился за шанс, за эту политическую ошибку, которую подарила ему Дума. Покончить раз и навсегда с коммунистами, чтобы больше они уже никогда не баламутили народ, он всегда считал это своим долгом. Он дал добро команде Коржакова-Сосковца на подготовку этих силовых действий. С этого момента началась борьба двух президентских команд – тех, кто был за жесткие шаги с разгоном Думы, переносом президентских выборов и запретом компартии, и тех, кто был категорически против этих опасных, неконституционных действий.

17 марта, в воскресенье, папа опять уехал рано утром в Кремль.
Сразу же он заслушал доклады руководителей спецслужб, которые доложили, как будут действовать. Ошибки осени 93-го года были учтены. Они доложили, что в момент, когда документ о роспуске Думы будет выпущен, в здании парламента на Охотном ряду не будет ни одного депутата, ни одного сотрудника. Так что Дума лишится своего главного козыря в возможном будущем противостоянии – центра, места сопротивления, каким осенью 93-го стал Белый дом.

После этого президент созвал совещание со своими помощниками во главе с В.Илюшиным.
В своей книге они пишут, что они были ошеломлены предложением президента. Но папа даже не стал слушать их аргументы. Попросил в ближайшие часы подготовить все необходимые документы по роспуску Думы, запрете компартии и переносе выборов. На этом закончил совещание.

После помощников в 11 утра он вызвал к себе министра внутренних дел Анатолия Куликова.
Именно на нем лежала самая тяжелая нагрузка в предстоящие дни противостояния между сторонниками президента и сторонниками парламента. Поэтому позиция министра была важна.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире