Закончились мои каникулы в ЖЖ. Неделю я прожила без политики, без агрессии (за редкими исключениями), все было тепло, по-доброму, по-домашнему. Но юбилеи, в конце концов, заканчиваются. Начинаются будни.

Я решила их начать с темы противной и пакостной, но необходимой. Про мои миллионы. Которые я, якобы, украла во время 90-х. Тут и ссылки на некие западные печатные издания, которые пишут о моем многомиллионном состоянии. Тут и известные, то ли 10, то ли 6, то ли 3,4 миллиарда долларов МВФ. Тут и масса историй о моих виллах на Лазурном берегу Франции, в Германии, в Англии, Австрии, Италии, в общем, везде и, само собой, в Подмосковье, на Николиной горе.

Без разговора на эту тему все остальное, мне кажется, пока обсуждать смысла не имеет. Стала бы я читать какие-то истории человека, который стащил сколько-то миллионов денег? Мне кажется, это как-то неправильно. Неприятно. Противно, даже. Как такому человеку можно верить, если он украл?

Поэтому, я решила пока не отвечать на многие вопросы, которые вы мне задали. Сначала давайте разберемся с этой интригующей темой, с моими миллионами.

Итак, возвращаемся в девяностые.

Что пишут. Семья захватила все. Она расставляет премьеров, министров, она решает через президента любые вопросы. Все принадлежит ей. И, видимо, к окончанию президентского срока должны быть какие-то вещественные итоги вот этого колоссального контроля над всем. Ну, раз десять лет рулили, должен быть какой-то серьезный результат? 31 декабря 1999 года в последний день президентского срока, я могу радостно потереть руки и, сытно оглянувшись, осмотреть результаты своей успешной захватнической работы. Ведь премьеров и министров я для чего-то расставляла? Чтобы бизнесы какие-то контролировать, чтобы компаниями какими-то владеть. Итак, смотрим, что же нам принадлежит. Чем я, видимо, главный член семьи, владею. Наверняка что-то важное и серьезное есть в строительном бизнесе, он начал бурно развиваться, мы, женщины, это любим. Я уверена, что-то у меня должно быть в газовой отрасли. С Виктором Степановичем Черномырдиным у нас прекрасные отношения, Вяхирева я не дала никому уволить. Где-то несколько газовых месторождений, несколько дочерних компаний, занимающихся поставками, трубами, все это точно должно было бы у меня где-то заваляться. Связь бурно развивается, мобильная телефония, интернет. Металлурги вверх отлично начали идти. Угольная отрасль. Нефтянка. Мощная железнодорожная отрасль. Я же бизнесменам все вопросы решала. Я должна быть везде — там доля, тут контроль.

Но нет ничего. Ни одной доли, ни в какой-либо компании, ни в каких либо месторождениях, ни в каких либо отраслях. Нет ничего. И никогда не было.

Теперь про деньги. Потому что, если брала не акциями и не компаниями, то, наверняка, деньгами. А деньги я спрятала где-то на Западе, на счетах, в оффшорах, ну, где положено их прятать.

Хорошо, допустим, спрятала. Но дальше то что-то с ними надо делать. Опять, или акции покупать, которые по какой-то глупости себе не забрала раньше. Или недвижимость. Или движимость. Последние годы наши бизнесмены полюбили самолеты. Должна была купить красивый «Фалькон» или «Гольфстрим». Как все, у кого есть большие деньги. Или яхты, тоже новое увлечение тех, кто с деньгами. Но у меня нет ни яхты, ни самолета. И это то, что легко проверяется.

Хорошо, тогда все-таки недвижимость. Лазурный берег Франции. Там красивый вид и красивые виллы. Про многие ходят слухи, понятно кем распускаемые, о том, что они мои. Ребята-чекисты, вы умеете хорошо проверять, у вас хорошие отношения с дружескими спецслужбами, французскими, английскими, немецкими, найдите хоть одну, которая принадлежит мне или для меня кем-то купленная. Если найдете, я лично вам ее дарю. Только вы не найдете ни одной. Потому никогда и нигде – ни в Англии, ни во Франции, ни в Италии, ни в других частях света у меня никаких вилл и замков не было.

Еще одна шумная история. Про мой замок в Гармиш-Партенкирхене, немецкий городок под Мюнхеном. Только ленивый об этом не написал. Киселев на НТВ посвятил этому сюжету половину «Итогов». И плюс десятки публикаций в газетах и журналах. Журналисты с фото и видеокамерами арендовали квартиры напротив этого замка , чтобы заснять этот сладкий момент, когда я вхожу или выхожу из этого дома.

Не сняли. Потому что никогда этот замок мне не принадлежал. Он не принадлежал ни моим родным, ни родным моих родных. Я готова вместе с вами разобрать и рассмотреть любое подозрение, любое вранье, которое когда бы то ни было написано обо мне.

Миф про Гармиш — это одна их тех многочисленных лживых историй, которые Гусинский с компанией сочиняли в тот момент, когда они решили поддержать тандем Лужков-Примаков.

Все, что писали обо мне про миллионы, про дома и загородные виллы, про использование своим служебным положением, про чемоданы денег, которые мне носили в Кремль – все это подлое и мерзкое вранье.

На секунду, поставьте себя на мое место. Вы знаете, что про вас злонамеренно сочиняли небылицы, чтобы вас дискредитировать. Потому, что люди легко верят в то, что наверху воруют. И многим кажется странным, если человек оказался там, во власти, и не своровал. А вы не воровали. Потому, что вам это глубоко противно. И вы никогда не использовали свое положение в корыстных целях.

Я не собираюсь ни перед кем оправдываться. Но что бы вы сделали на моем месте, чтобы избавиться от этой лжи? Я спокойно иду на этот разговор, потому, что мне нечего скрывать. Давайте разбираться с каждой конкретной ложью: с конкретным замком, виллой, банковским счетом. Познакомимся с хозяевами, узнаем, что за люди, какое отношение ко мне имеют. Я готова.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире