Автор: Юлия Корнева

С Виктором Лаврентьевым мы познакомились в  феврале 2015 года, сразу после закрытия ТВ2. Он стоял в одиночном пикете в защиту телекомпании недалеко от областной администрации и «отчитывал» подошедших к нему полицейских. Потом неоднократно приходил на экскурсии Алексея Багаева. Несколько раз отзывался на призыв ТВ2 помочь отвезти/привезти съемочную группу или наших героев. На предложение возместить хотя бы затраты на бензин ответил, как отрезал, что если еще раз такое от нас услышит, больше помогать не будет. Сейчас Виктор Лаврентьев в качестве волонтера помогает обустраивать родники и шкурит стены томских деревяшек — памятников зодчества.

На  вопрос, как его представить относительно прошлой жизни, отвечает просто «опер». Поговорили о современной полиции, фальсификации уголовных дел и  причинно-следственных связях.

Виктор Лаврентьев. Начало службы — апрель 1983 года. Комендантское отделение ХОЗО УВД, стоял на вахте. В первую неделю отметился тем, что заставил предъявить служебное удостоверение начальника УВД Бомонина. Начальник смены дежурной части чуть в обморок не упал (в оригинальном рассказе присутствовал другой глагол). Но  генерал удостоверение показал.

1987-1990 — ОУР Октябрьского РОВД, опер, старший опер.

1991-1994 — начальник отдела по раскрытию квартирных краж межрайонного оперативно-поискового отдела при УУР УВД.

1994-1995 — ОУР Октябрьского РОВД, замначальника.

1995-1998 — начальник криминальной милиции ОВД г. Стрежевой.

1998-2002 — после увольнения и восстановления через областной суд — ОУР Октябрьского РОВД — от опера до замначальника.

2002-2003 — и.о. замначальника межрайонного отдела УУР УВД.


С апреля 2003 — свобода!

Ловлю себя на мысли, что если что-то случится, десять раз подумаю — обращаться ли в полицию за помощью либо просто «пережить» эту историю. Ибо есть страх (люди рассказывают), что полицейские не только не помогут, но еще «повесят» на тебя пару-тройку преступлений. Или поздно вечером в темной аллее вижу полицейского, идущего навстречу, и автоматически перехожу дорогу, оценив эту ситуацию как потенциально опасную. То есть полиция вместо того, чтобы нас защищать, превратилась в тех, кого нужно опасаться?


— Наши ощущения формируются информационным фоном, нас окружающим. То, что все сотрудники полиции опасны для граждан — полнейшая чушь. Но так устроен мозг — повторенный в новостном фоне негатив в наших головах превращается в параллельную реальность, в которой мы и живем.


Как вы боролись с фактами фальсификации уголовных дел и доказательств? Когда вы работали в полиции, такие явления были? В тех же масштабах?


— Массовых фальсификаций доказательств тогда не было, но я не уверен, что они есть и сейчас, если не считать статьи 228 (приобретение и хранение наркотических средств) и 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) УК РФ. Для борьбы с должностными преступлениями был введен отдел собственной безопасности. Но  неэффективность была заложена в нем изначально подчинением начальнику органа внутренних дел области. В прежние времена эффективность надзора за законностью при сборе доказательств вины осуществляли прокуратура и  суд. Попробовал бы кто-нибудь сделать хоть что-то из долгого списка процессуальных нарушений по ситуации с Иваном Голуновым — дело не просто было бы прекращено, а одновременно с этим было бы возбуждено уголовное преследование должностных лиц, причастных к фальсификации. Сейчас такое тоже происходит. Но крайне редко. Раньше за сомнительные отказы в  возбуждении уголовного дела увольняли по представлению прокурора, а  могли и посадить. Ныне по одному факту случается по десятку вынесенных постановлений об отказе.

Так что ноги растут отнюдь не потому, что полиция так любит фальсифицировать дела, а потому, что ей стали позволять это делать безнаказанно. Мотивация недобросовестного полицейского состоит в другом — в палочной системе, по которой безумное МВД со времен Грызлова начало оценивать эффективность деятельности полиции на местах. Без оглядки на социологическую составляющую территорий и прочие условия.

— В моей личной практике были случаи, когда мне приходилось противодействовать фальсификациям со стороны коллег и подчиненных и отказывать руководству в их незаконных просьбах. Но это частные случаи, не имеющие отношения к работе системы в целом. Наша область в короткое время была местом потрясающего эксперимента по воле одного человека — генерала Владимирова. Он имел честь и мужество дать команду прекращать скрывать картину преступности, регистрируя все, с чем обращаются граждане. Через год массив информационный был таков, что, к примеру, по  изъятым с обысков грузовика вещам можно было по драным тапочкам найти потерпевших. Тогда это было просто чудо, и на некоторое время мы  привыкли к этому, как к норме. А потом МВД не простило Владимирову того, что он с трибуны коллегии в глаза остальному генералитету сказал прямо, что все их хваленые показатели держатся только на сокрытии истинной картины преступности. И его уволили. Но за три года под его руководством оперсостав вырос на две головы. Легенда осени, да.


Фото: Виктора Лаврентьева

Из поста Виктора Лаврентьева в фейсбуке:

«И ведь вполне серьезные люди возмущаются в ленте, скрупулезно перечисляя процессуальные нарушения при задержании Голунова. Господа, вы совсем е****, полагая, что менты облажались? Что сие лишь дурная инициатива отдельно взятых полицейских?
Нет, господа, вам продемонстрировали, что будет с журналистами, занимающимися реальными расследованиями, а не публикацией сливов про олигарха и его рыбок. Именно так, именно в таком виде — со всеми возможными нарушениями уголовного процесса и побочкой в  виде пыток».

Есть мнение, что полицейские, которые «ум, честь и  совесть» уходят из полиции, и порядочных там уже не осталось, ибо «с волками жить по волчьи выть»... То есть: либо ты в этой системе, либо уходишь.


— Увы, но по большей части это так и  есть. Но это не значит, что в полицию не приходят люди, искренне желающие бороться с преступностью. Просто со временем система их  перемалывает. Но тут есть и другая сторона дела. Тех, кто пашет, несет на своих плечах основной груз по раскрытию и профилактике преступлений, — видят только потерпевшие. А журналисты их не видят. Зато мерзость нескольких уродов из структур (вполне атниконституционных, на мой взгляд) известна всем и каждому. Когда в мое время зарождался ОМОН, мне доводилось садить некоторое количество их сотрудников за разного рода преступления. И тогда в среде сотрудников уголовного розыска сложилось стойкое мнение, что в эту службу отбирают просто умственно неполноценных людей с отсутствием моральных качеств. Мне и сейчас трудно представить мотивацию тех, кто желает там служить, если не считать ранней пенсии.


Сейчас Виктор Лаврентьев много путешествует

Общаешься ли сейчас с кем-то из тех, кто еще работает в  полиции. Они сами осознают, во что превратилась их служба? Почему никто из них не возмущается открыто? Боятся? По мне, так лучше двор мести…


— Не общаюсь. За время, как я вновь стал гражданским, в Стрежевом, к  примеру, уже появились пенсионеры, которые поступали на службу после моего ухода в отставку. Но пару лет назад довелось общаться с  опергруппой, вызванной мной перед новым годом на кражу из подвала дома матушки, а потом — со следователем после раскрытия кражи.

Сотрудник МВД имеет только одну единственную возможность возмутиться происходящим — уволиться. Открытое возмущение находящегося в составе ОВД закончится увольнением по инициативе руководства. И на вполне законных основаниях. Единственное, что человек способен делать в системе — поставить себя так, чтобы никто не смел обращаться к нему с приказом или просьбой совершить действия, нарушающие закон. У меня это получилось в свое время. Но не могу сказать, что это было легко. Требовать подобной «отмороженности» от других — невозможно. Двор мести можно было в совке, тогда все работы оценивались примерно одинаково. Сейчас, потеряв работу, сотрудник полиции не сможет найти работу вне системы с аналогичным уровнем материального обеспечения.

Из поста Виктора Лаврентьева в фейсбуке:

«Петицию с требованием освободить Ивана Голунова и выяснить подробности его задержания на сей момент подписало свыше 133 тысяч человек. И  ежесекундно появляются две новых подписи. Три самых крупных деловых СМИ вышли сегодня с объединенным заголовком в поддержку Голунова на первой полосе. Уже и высокие цены на углеводороды не спасают систему от  перегрева. И чем выше давление под крышкой, тем ниже реальный рейтинг. И  никакие винты не спасут, никакие водометы с глушилками. У операторов тех водометов свои семьи имеются. И места конкретного жительства. Хотите крепостное право возродить — не забудьте расписаться и за бунты со  всеми бонусами к ним. И да, я еще помню как Чаушеску рисовали стопроцентную поддержку за две недели до расстрела.»

Томские полицейские отличаются от полицейских из других регионов? Что вообще может повлиять на то, чтобы они отличались?


— Полицейские одних регионов могут отличаться от полиции других регионов. И это всегда зависит только от начальника УВД и команды его заместителей. Ибо система ориентирована жестко вертикально.


Палочная система — реально так уже сильно виновата?


Палочная система: Для полицейских устанавливаются планы по раскрываемости преступлений за определенный период времени. Каждое преступление отмечается в отчете единичкой (или палочкой). Если отдел наберет нужное количество палочек или перевыполнит план, то его сотрудников ждут поощрения, в том числе материальные. Если палочек будет мало, то  сотрудники могут получить выговор. Эта система породила множество злоупотреблений, связанных с тем, что полицейские не искали виновных и  тщательно расследовали дела, а старались как можно скорее выполнить план, привлекая к ответственности за нераскрытые преступления бывших уголовников, наркоманов, бомжей или алкоголиков.


— Палочная система виновата, конечно. Но в основе того правоохренения, в котором мы находимся на нынешнем историческом этапе виновата власть, уничтожившая зачатки независимого суда. Рассуждать об изменениях в  методике оценки деятельности подразделений ОВД можно, но совершенно не  актуально. Но вот наглядный пример, как палочная система входит в прямое противоречие со здравым смыслом на примере работы ГАИ в Томске. Введи в  работу подразделения сотрудников, работающих с нарушителями ПДД непосредственно в потоке — количество аварий в городе резко было бы  сокращено. Но средств и личного состава на такую работу нет. Потому что личный состав ежедневно занимается а) регистрацией автоаварий — до  семидесяти в день; б) составлением протоколов для достижения нужного количества за квартал. Для того они и торчат в засадах на одних и тех же  местах — что дает массу протоколов, но реальную картину с безопасностью на дорогах города не меняет. Попробуйте поговорить с гайцами на эту тему — они приватно все это подтвердят. Имеем замкнутый круг.


Твое отношение к истории с Иваном Голуновым? Два генерала сняты с должностей. Ивана выпустили. Можно успокоиться?


— В истории с Голуновым, да, можно успокоиться. Потому что сам Голунов со  своим руководством все для этого сделал. Пара вкусных коррупционноемких должностей освободилась для новых кандидатов, которые должны будут еще и  откатить за свое назначение. Отдадут ли под уголовный процессуальный каток непосредственных исполнителей заказа — не знаю. Не думаю. Назначат пару крайних, в лучшем случае. И все скоро о них забудут. Как ТВ2 в  свое время очень быстро забыло дело предпринимателя Вахненко. В суд пошел один Никифоров, хотя задержание проводил он не один, труп увозил не один, кто заказал Вахненко — никто не спрашивал. А Гречман был первым желающим пообщаться с задержанным тет-а-тет. Что было грубым процессуальным нарушением. Но ведь всем было начхать.


Телекомпания ТВ2 подробно в течении двух лет освещала и публиковала всю доступную информацию об убийстве предпринимателя Игоря Вахненко. Его убили 30 сентября 2007 года в здании УБЭП (управление по борьбе с экономическими преступлениями), продержав там сутки. Никто не отреагировал на происходящее в соседнем кабинете. Позже ночью труп выкинули из окна, отвезли и закопали в лесу. В начале обвиняли двух человек. Но одного сотрудника полиции — который помогал выбросить тело Вахненко в окно, увезти в лес и закопать — переквалифицировали в свидетеля. Осужден был только Геннадий Никифоров начальник одного из отделов УБЭП. Как выяснилось, методы допроса с особым пристрастием Никифоров применял к приглашенным на беседу людям не раз, но только после огласки дела Вахненко, этим жалобам был дан ход. Тогда же была высказана версия, что одним из возможных заказчиков убийства был партнер Игоря Вахненко по бизнесу. Но эта версия развития не нашла.

Из поста Виктора Лаврентьева в фейсбуке:

Уголовное дело в отношении журналиста «Медузы» Ивана Голунова прекращено «в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления». Уважаемая Медуза, загляни уже в УПК, статью его 27.

1. Уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается по следующим основаниям:

1) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления…


Не  за недоказанностью, блин, а за НЕПРИЧАСТНОСТЬЮ к совершению преступления. В вашем изложении получилась глупость — бездарные менты не  смогли доказать, что Иван наркодиллер. Надеюсь, что это у вас временное помутнение рассудка, на радостях.

Что больше всего возмущает/коробит в нынешней полиции? Начнем с названия. Некоторые ветераны Великой Отечественной войны говорили, что их не так коробит свастика, чем-то, что теперь это не  милиция, а полиция.


— Да, мой товарищ, помнится, звонил мне сообщить радостную весть, что успел уйти в отставку в звании подполковника милиции. Но то было давно и не актуально ныне. Название нормальное, если подумать. Профессиональная структура во всем мире именно полиция.

Стариков, прошедших через Великую Отечественную войну, настолько было мало в период переименования милиции в полицию, они настолько уже мало соображали, что руководствовались эмоциями, а не здравым смыслом.


Кто виноват — эту тему мы обсудили. Что делать, чтобы исправить ситуацию?


— Смешно было, спасибо…


Что делать, чтобы не сойти с ума от страха и ужаса простым (незащищенным теперь) гражданам?


— Читать хорошие книги из научпопа по психологии, учиться отличать реальность от информационного фона, прекратить смотреть телевизор, чаще бывать на свежем воздухе.


Верите ли вы в справедливость?


— Еще раз спасибо, опять было смешно. Это первый вопрос, который задает психиатр на приеме у пациента. Психиатр пациенту, конечно же…


О чем еще хотите сказать, а я не спросила?


— Когда в разгар демократии люди мне говорили, как прекрасно скоро будет жить в стране при демократии, я отвечал — первым, кто это заметит, будет сотрудник милиции. Ибо в ней ничего не меняется по сути. Но таки  изменилось. Соцзаконность, что удивительно, имела больше отношения к  праву, чем нынешнее положение дел. Правоохранительной системы уже не  существует. Система исполнения наказаний не изменилась по сути. Если есть возможность сменить российский уклад на цивилизацию, то не делать это преступление против себя и детей.


Из поста Виктора Лаврентьева в фейсбуке:

«Отпустили Голунова и радуетесь? Ментов сначала образцово-показательно на его нары посадите, судью с прокурором, арестовавшим заведомо невиновного, увольте, установите поставщика подброшенной наркоты, заказчиков посадки журналиста, а потом инициируйте проверку подобных дел независимой комиссией — вы их тысячи обнаружите».

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире