Оригинал

Автор: Лариса Муравьева

Что делать, если накрыла волна миграции. Итальянский опыт

Эта средиземноморская «одиссея», возможно, войдет в учебники истории — как переломный момент для Евросоюза. 9 июня корабль «Аквариус» подобрал у берегов Ливии 629 человек, которые отправились по морю в Европу. На резиновых лодках. Среди них были женщины — в том числе и беременные, дети — в том числе, и без сопровождения родителей. Спасательное судно взяло курс в сторону Италии, которая давно стала для мигрантов своеобразным «трамплином в ЕС». Но свежеизбранный вице-премьер от правых Маттео Сальвини приказал закрыть для судна итальянские порты.

«Отныне Италия начинает говорить «НЕТ» трафику людей, «НЕТ» — бизнесу на незаконной иммиграции», — написал Маттео Сальвини в своем аккаунте Facebook.

Мальта тогда тоже отказалась принимать мигрантов. Франция промолчала. Судьба «Аквариуса» решалась несколько дней, пока свежеизбранный испанский премьер-левоцентрист Педро Санчес не разрешил судну причалить в Валенсии. Все это сопровождалось едкими упреками европейских лидеров в адрес друг друга.

«Back human» или «Назад к человеку»

2952502

Милан. Вечер 12 июня. На площадь перед оперным театром Ла Скала стекаются люди.

Люди несут с собой самодельные перетяги, плакаты и множество «золотых флагов», повязанных в виде галстуков, бантиков и накидок.

Это фольга, из которой делают термоодеяла — первое, что спасатели выдают мигрантам, чтобы отогреть их после морского пути. Пять тысяч человек вышли на спонтанную демонстрацию, чтобы выразить протест против ситуации с кораблем «Аквариус».

«Мы здесь, чтобы сказать, что мы — за мигрантов, — говорит молодой человек. — Мы рады принять их в нашей стране. Мы выступаем против любого вида стен, которые возводятся перед мигрантами. Мы хотим громко сказать политикам об инклюзии в обществе. Мы в Милане рады любому, кто ищет лучшей жизни. Добро пожаловать в нашу страну и в наш город!»

2952506

«Здесь плакаты, которые я сделал против правительства Сальвини, которое мне кажется слишком расистским и которое приведет нас к тому, что мы будем осуждены публичным мнением Европы и всего мира», — говорит пожилой итальянец с плакатами. (На них написано: «От моря к пустыне — так можно спрятать мертвых. Позор и совесть» и «Помоги себе в их доме, и обеспечь себя в своем доме». Это намек на то, что не все деньги, которые выделяются на помощь мигрантам, до них доходят)

2952508

«Мы здесь, чтобы пригласить мигрантов в Италию, — говорит молодая девушка. — Корабль «Аквариус» из-за министра Сальвини не может войти в Италию. Там 600 людей. И уже 3-4 дня эта проблема».

2952510

«Я человек, а у человечности не должно быть границ, — говорит женщина с плакатом «Откройте порты». — Это несправедливо и неправильно — сказать людям, что они не могут находиться здесь. Если вы решились на такое путешествие, это значит, что у вас не было других шансов. По правде сказать, я испытываю отвращение к действиям политиков не только Италии, но и Европы».

В Милане в настоящий момент проживают 4000 мигрантов. Чуть более тысячи из них содержатся в 9 муниципальных центрах по размещению, чуть более двух тысяч — в 13 центрах, курируемых префектурой (то есть, итальянским правительством) и еще 422 человека — в центре SPRAR (Sistema di Protenzione per Richiedenti Asilo e Rifugiati, или Система защиты лиц, ищущих убежища, и беженцев), который работает на волонтерской основе и проявляет, пожалуй, наибольший интерес к своим подопечным.

Такая разноподчиненность сложилась исторически, объясняет Мануэла Бриенца, специалист муниципалитета Милана по социальной политике. Если не считать волну беженцев из Албании и других балканских стран, то первый раз чрезвычайное положение, связанное с мигрантами, в Италии объявили в 2011 году. Случилась Арабская весна, и в Италию хлынули беженцы из Ливии и Туниса.
Ближе всего к берегам Африки находится итальянский остров Лампедуза, и о том, как его наводняют прибывающие морем мигранты, тогда писали все итальянские СМИ. За полтора года на берегах Италии высадились 30 тысяч человек. Без документов и разрешений на въезд. Было принято решение равномерно распределить этих людей по Италии, в соответствии с квотами — чем больше город, тем больше мигрантов.

Существовавшая тогда на муниципальном уровне система работы с беженцами справиться с таким количеством людей не могла, поэтому была создана параллельная система центров размещения. Она подчинялась правительству — со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так, рассмотрение дел мигрантов и вынесение по ним положительных или отрицательных решений в среднем занимает 18-24 месяцев.
В 2013 году ни правительство, ни общество, ни СМИ не заметили, как ближе к осени Италию стала накрывать новая волна миграции — с Ближнего Востока — Сирии и Афганистана — и Северной Африки. И счет беженцам шел уже на сотни тысяч.
Никаких официальных правительственных директив регионам — что делать? — тогда не было, и Милан решил действовать самостоятельно.

Милан открыл беженцам коридор для переправки в другие страны Европы. На центральном вокзале городе постоянно были зарезервированы 200-240 спальных мест для размещения мигрантов. С октября 2013 по конец апреля 2016, когда ЕС потребовал от Италии соблюдения Дублинского регламента (по которому решение о предоставлении политического убежища должно принимать государство первого въезда), через Милан в другие европейские страны уехали 129 500 человек.

«Вплоть до 2016 года 98% прибывающих в Милан людей, рассматривали его в качестве пункта пересадки, — объясняет Мануэла Бриенца. — Их цель была Европа, их манил миф о Германии, Франции, Голландии, Великобритании, которая на тот момент входила в состав Евросоюза. С 2016 года положение вещей изменилось. Многие государства закрыли свои границы для мигрантов».
Общественному мнению навязывают стереотип о вторжении, захвате Европы мигрантами, сетует Лоренцо Трукко, президент Ассоциации итальянских юристов по вопросам миграции. Подобные спекуляции, по его мнению, выгодны политикам, которые приходят к власти на волне антимигрантских настроений. Так, нынешний вице-премьер Сальвини происходит из партии «Лига Севера», которую многие называют расистской.
«Это большая глупость — считать, что мигранты захватывают Европу, — говорит Лоренцо Трукко. — Давайте посмотрим цифрам в глаза. В ЕС живет 500 млн человек. В Италии — 60 млн. Если мы говорим о людях, которые сюда прибывают — это 100-120 тысяч максимум. И это количество не критическое. С ним можно работать. <...> Миграция — это человеческая история. Из Италии в разные годы эмигрировало 30 млн человек. Если бы не миграция, не было бы таких стран, как США и Аргентина. Также идет постоянная миграция людей внутри любой страны — и в России тоже. Нужно рассматривать миграцию не как проблему, а как большой и положительный ресурс, который можно обратить в свою пользу».

Проблемой же, по мнению Лоренцо Трукко, нужно считать систему приема и размещения беженцев и мигрантов.

«Мы все в одной лодке»

2952504

На окраине Рима, примерно в километре от жд вокзала, на заброшенной индустриальной территории разбиты десятки палаток. Это — нелегальный лагерь «Баобаб». Ему не помогают ни правительство, ни муниципалитет — он существует исключительно на средства волонтеров. 20 раз лагерь разгоняла полиция, и каждый раз он менял свое местоположение, смещаясь от центра Рима к периферии. На подходе к лагерю висит самодельная перетяга — «Мы все в одной лодке».
На территории «Баобаба» к журналистам сразу подходят люди с просьбой не фотографировать лица — если беженцев идентифицируют по фото в сети, то в случае депортации на родину их ждут большие проблемы.

В лагере нет электричества. Волонтеры вскладчину купили генератор, он работает два часа в сутки — чтобы живущие здесь беженцы могли зарядить телефон и позвонить родным. Здесь нет воды. Попить и справить естественные надобности мигранты ходят на вокзал. Из уличных фонтанчиков наполняют емкости, чтобы помыться на территории лагеря.

Палатки защищают от ветра и солнца, но когда идет дождь, вода затапливает дно временного жилища.
В «Баобабе» живут преимущественно «новоприбывшие» — сбежавшие от войн, криминала, сексуального рабства и голода в своих странах мужчины, женщины и совсем маленькие дети.

«Они не должны содержаться в таких условиях, — говорит основатель лагеря Андреа Коста. — Потому что им нужна всевозможная помощь — медицинская, психологическая — после всего того, что они пережили. По статистике наших волонтеров, у 93% из них имеются следы пыток на теле».
У ворот лагеря дежурят машины «Врачей без границ» — они оказывают вновь прибывшим первую помощь. С переводом помогают волонтеры — мигранты «со стажем». Среди них — Мустафа из Гамбии. Гамбия — слаборазвитая в экономическом плане африканская страна, которая в виде полуанклава простирается на 300 км вглубь такого же слаборазвитого Сенегала.

2952514

«Мне было тяжело заработать себе на жизнь в Гамбии, — рассказывает Мустафа, — и я поехал в Сенегал, потому что он чуть более современный. Оттуда с друзьями поехал в Ливию. Мечтал там найти себя, поддержать свою семью. Я знал, что в Ливии много проблем, но не заботился об этом. Меня похитили. Осталось много отметин, что меня били. Когда появилась возможность уехать в Италию, я поехал. Потому что здесь лучше, чем в Ливии. В Ливии нет закона. Нет прав. А здесь есть все — закон, права человека. И даже если государство не любит тебя, то есть волонтеры. Сейчас правительство делает все плохо (по отношению к мигрантам — прим. ред.). Я был на Сицилии три года. Я жил там в гетто. Вы знаете, что такое гетто? Вы не видели настоящего гетто раньше?»

Волонтеры рассказывают про официальные лагеря для беженцев, закрытую территорию которых мигранты не имеют права покидать без специального разрешения. Там они могут ждать своей участи до двух лет — столько времени занимают процедуры по вынесению решения о предоставлении им убежища.
Содержание одного мигранта итальянское правительство оценило в 35 евро в день: 30 евро — на оплату койко-места и питания, 5 евро — на карманные расходы.
Из карманных денег мигранты нередко пытались скопить на билет до Германии или Франции, рассказывает Марина Бобошко, переводчик и журналист, занимающаяся вопросами Италии с 2011 года. По ее словам, на Сицилии, в пик высадки мигрантов в 2012-2013 годах, в лагерях практически отсутствовала вся необходимая для нормальной жизни инфраструктура — ни водопровода, ни транспорта. Люди по жаре были вынуждены добираться пешком или на велосипеде в населенные пункты за 10-15 км — чтобы просто набрать воды и принести ее в лагерь.

«Ситуация была тяжелая, — говорит Марина Бобошко. — Никто не был готов к таким потокам. Но что характерно, в моем итальянском окружении отсутствовали любые расистские высказывания… И сейчас каждый день в баре моего дома в Риме — баром называется кафе, где ты выпиваешь в полдень свою чашечку кофе — я вижу, как чернокожие парни просят деньги. Я понимаю, что они, скорее всего, являются представителями какой-то криминальной цепи и собирают деньги не для себя. И я вижу итальянцев, которые тоже это понимают. Но их сердца тают, и они кладут этим парням монетки в шапочки, покупают им кофе. Девочки из кафе выносят им горячие круассаны. Эта та реальность, с которой я сталкиваюсь каждый день».
Через мобильный лагерь «Баобаб» за три года его существования прошли 75 тысяч человек.
Волонтеры за это время потратили на его содержание 1,2 млн евро. Раньше мигранты задерживалась в лагере на 4-5 суток и отправлялись дальше — искать свое счастье на североевропейских просторах. Сейчас, в связи с ужесточением контроля на границах стран ЕС, люди могут оставаться здесь месяцами.

Лишние люди?

Легально трудоустроиться нелегальным мигрантам в Италии невозможно. Трудовые квоты для них отменили несколько лет назад (единственный шанс получить ВНЖ в Италии — запросить политическое убежище или воссоединиться с семьей — прим.ред). При том, что дополнительная рабочая сила в итальянской экономике совсем не лишняя…

Читайте полностью на сайте Агентства новостей ТВ-2

Комментарии

15

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

11 июля 2018 | 14:19

"Когда появилась возможность уехать в Италию, я поехал. Потому что здесь лучше, чем в Ливии. В Ливии нет закона. Нет прав"

Вот сразу чувствуется, что текст написан портянкой. Всем ведь известно, что Ливия после революции гидности и сноса диктатора при поддержке америко-европейских сил Добра - это развитое демократическое государство, из которого не могут бежать, только прибывать.


11 июля 2018 | 14:20

«Мы здесь, чтобы пригласить мигрантов в Италию, — говорит молодая девушка...

Либералы погубят европейскую цивилизацию.


(комментарий скрыт)

11 июля 2018 | 14:49

pantv66:

Бегаешь за мной по ветками как шавка? Мой личный тролль?


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

sergiusru 11 июля 2018 | 14:23

pantv66: в РФ на мигрантах навариваются бизнесмены при власти, а в ЕС - евробюрократы и псевдоправозащитники.
И те, и те разрушают свои страны в угоду своих эгоистических желаний и целей.
И те, и те стоят друг друга!
Только в РФ не говорят о заботе о беженцах, всё объясняют якобы тем, что мигранты РФ крайне необходимы и выгодны (да, единицам барышников они выгодны, народу - нет), а в ЕС заводят старую пластинку о гуманизме и новую - о толерантности.

В США уже давно не переваривает иммигрантов как раньше - см. на южные штаты.
А ЕС тем более не переваривает: алжирец, рождённый во Франции во втором поколении, может быть и считает себя французом, но и корни свои не забывает и живёт и думает как алжирец с некоторыми нюансами.
И никогда уже не будет той Франции, описанной Дюма.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

vadim_kleschiov 11 июля 2018 | 15:27

Ну что? Ну вот этому молодому человеку, я посоветовал-бы, для подтверждения своих высоких благородных устремлений, принять мигрантов не просто в своём городе а в своей квартире. Человек шесть-восемь. Ну или хотя-бы парочку.

Почему? Да потому что везде, что в Италии что у нас, полно таких которые свято убеждены в том что за их благородные порывы должнен платить кто угодно только не они сами.


(комментарий скрыт)

vadim_kleschiov 11 июля 2018 | 16:29

pantv66:// А проблему таджиков куда денешь? Или ее нет у нас в России?//

А где и в чём тут проблема? Люди приезжают не за дармовыми пособиями а РАБОТАТЬ. Платят все установленные налоги. Платят за снимаемое жильё. Ничего кроме пользы Россия от них не получает.


(комментарий скрыт)

doctorsvet 11 июля 2018 | 16:47

Полторы тысячи лет назад римляне разрешили селиться на своих землях варварам. Итальянцам-- флаг в руки.


(комментарий скрыт)

doctorsvet 11 июля 2018 | 23:53

pantv66: А русских в то время вообще не было. Спокойнее, спокойнее... Валерьяночки...И теперь-- что Вы предлагаете ?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире