tv2today

ТВ-2

18 февраля 2019

F
18 февраля 2019

«Под маской веры»

Томич Денис Карагодин, расследующий убийство своего прадеда Степана Карагодина, нашел документ, не имеющий прямого отношения к расследованию, но представляющий большой интерес. И исторический, и общественно-политический. «Спецсообщение о проведении профилактической работы среди сектантов-иеговистов»* от 31 декабря 1957 года. Многое повторяется в нашей стране.
3053381
Денис Карагодин




Это случилось в январе 1957 года. Колхозники села Иловка, что в 15 километрах от Зырянки, направлялись в райцентр… Навстречу путникам, увязая в сугробах снега, с поднятым воротником, шагал незнакомец. Он трусливо оглядывался вокруг, осматривая дорогу.

Повстречавшись с колхозниками, он спросил:

Я потерял сверток, не нашли ли вы его?

Получив отрицательный ответ, он зашагал дальше, а колхозники поехали своим направлением. Спускаясь с крутого берега реки, один из них увидел лежавший в снегу сверток… В свертке лежали 15 фотокарточек, на которых были изображены незнакомые для них лица, библия, письмо и 16 журналов «Башня стражи», отпечатанных в США... (из публикации «Под маской веры»)

Тогда, в январе 1957-го, бдительные колхозники села Иловка находку сдали в милицию. Милиционеры же отыскали хозяина свертка — Федора Бучучану, «руководителя секты иеговистов»* Зырянского района. С истории о «таинственном незнакомце» начинается развернутый материал об «антинародной деятельности сектантов-иеговистов, о связи вожаков секты с американскими империалистами» в газете «Красное знамя» от 6 октября 1957 года.

3053381
Фрагмент публикации «Под маской веры», «Красное знамя» от 6 октября 1957 года


В «Спецсообщении» Управления КГБ по Томской области в адрес Томского обкома КПСС, опубликованном Денисом Карагодиным, дается анализ ситуации с распространением иеговистского учения в регионе и отчет о профилактической работе среди «сектантов-иеговистов»* в том же 1957 году.

3053383
Шапка «Спецсообщения о проведении профилактической работы среди сектантов-иеговистов», 1957 год


Согласно документу, на спецпоселении в Томской области тогда находились около 1400 «сектантов-иеговистов»*, высланных в 1951 году за активную религиозную деятельность из Молдавской ССР и Прибалтийских республик. Прибывший в Томскую область «контингент» расселили в пяти соседних друг с другом районах — в Асиновский отправили 530 человек, Зырянский — 330, Пышкино-Троицкий — 230, Туганский — 210 и Томский — 105. Самые активные и на спецпоселении продолжали проповедовать, объединяя иеговистов* в «кружки» и «группы». Или, выражаясь языком спецсообщения, «активизировали нелегальную реакционную деятельность».


Из «Спецсообщения о проведении профилактической работы…»:

В результате проведенных агентурно-профилактических мероприятий в течение 1952-1954 годов Управлением КГБ было выявлено и за антисоветскую деятельность репрессировано до 40 человек активных иеговистов, занимавших руководящее положение в секте. Применением в свое время репрессивных мер к руководящему составу иеговистов враждебная деятельность их была значительно снижена, а отдельные организационные звенья подполья распались. <...> В связи с возвращением из заключения более 50 человек, ранее осужденных за антисоветскую деятельность иеговистских авторитетов, враждебная работа участников сектантского подполья активизировалась.

3053385
Фрагмент «Спецсообщения о проведении профилактической работы среди сектантов-иеговистов», 1957 год


Утверждение подкрепляется цифрами — авторы доклада пишут, что к 1957 году в Асиновском районе в «кружки» вступили до 400 иеговистов*, в Зырянском — 300, в Туганском и Томском — по 250 человек, в Пышкино-Троицком — до 200. В сообщении утверждается, что руководители томских иеговистских «групп» держали тесную связь с «сектантскими авторитетами» из Молдавии и отчитывались перед ними зашифрованными рапортами. В вину лидерам-иеговистам вменялось то, что, помимо изучения «реакционной литературы», они призывали сектантов уклоняться от участия в общественной жизни и вообще выказывали антисоветские настроения.

Секта иеговистов под маской религии скрывает свой антисоветский характер. Распространяя слухи о так называемой «Армагеддонской войне», иеговисты призывают молодежь к отказу от службы в Советской армии, выступают против участия в каких-либо мероприятиях Советской власти, направленных на укрепление оборонной мощи нашей советской Родины. Их призывы в ряде случаев имеют воздействие. Так, иеговист Иван Цинтарюк из села Наумовка Туганского района в феврале 1957 года получил повестку о явке в райвоенкомат. Придя в сельсовет, он завил: «Мне грех служить в армии, там надо брать оружие в руки, а я не жалею этого»... («Красное знамя», 6 октября 1957 года)

«Красное знамя» в 1957 году пишет, что иеговистам* запрещено принимать участие в выборах органов Советской власти. В качестве примера газета приводит случай в Туганском районе, где верующие проголосовали на местных выборах и были исключены из секты как «божьи отступники». По всей видимости, это тот же случай, что упоминается и в «Спецсообщении» — об изгнании в январе 1957 года из кружка в Туганском районе семи членов за участие в выборах в местный совет депутатов трудящихся.  

3053387
Фрагмент публикации «Под маской веры», «Красное знамя» от 6 октября 1957 года


В докладе фигурируют имена бдительных граждан, которые информировали органы госбезопасности об активных иеговистах*. Так, К-чева А.М., рабочая узкоколейной железной дороги Торбинского ЛЗУ, сообщила о том, что Гурэу С.В. склонял ее к отказу от посещения клуба и чтения советской литературы, а также предлагал уйти из комсомола. Из доклада следует, что Гурэу, вовлекая людей в секту, ходил по квартирам жителей поселка Торба и других населенных пунктов Зырянского района.  


Из «Спецсообщения…»:

В целях разложения иеговистского подполья в Томской области наряду с разработкой его руководящего состава было решено опубликовать статью, разоблачающую реакционную сущность сектантства. Такая статья 6 октября 1957 года была опубликована в газете «Красное знамя», а затем перепечатана в районах Асиновского, Зырянского, Томского, Туганского и Пышкино-Троицкого районов по месту жительства иеговистов. В этой статье наряду с историей возникновения секты «Свидетелей Иеговы» показана преступная антинародная деятельность ее руководителей, которые «под маской веры» занимаются проведением антисоветской шпионской деятельности.

3053389
В кабинете следователя. Музей «Следственная тюрьма НКВД»


В статье приводятся несколько фактов, которые должны были скомпрометировать лидеров-иеговистов* перед рядовыми членами религиозной организации. Например, что у лидера украинского «Краевого бюро» В. Дубовинского нашли тайник, в котором, помимо трех пишущих машинок, восковок для ротатора и нелегальной литературы, были найдены крупные суммы денег (сколько — не уточняется) и 24 штуки карманных часов. А другой украинский деятель, как утверждают авторы материала, из средств «фонда доброй надежды» приобрел для своей любовницы швейную машинку. Чтобы изложенные в газете факты наверняка дошли до аудитории, партийными и комсомольскими ячейками была проведена разъяснительная работа среди населения. И, судя по отчету УКГБ, работа эта оказалась вполне эффективной.  


Из «Спецсообщения…»:

Только в Туганском районе за последнее время порвали с иеговистской верой 10 человек. Так, порвав с иеговистами, впервые пришли в клуб 6 ноября 1957 года бывший руководитель сектантского «кружка» Гирта Леонас, его жена Гиртене Ядзя, сектанты Бушма Эдвард, работающий трактористом, комбайнеры братья Скиргилас Стасис и Костас… Все они с большим вниманием и интересом прослушали доклад о 40-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции… Прочитав статью «Под маской веры», порвал связь с иеговистами тракторист Турунтаевской МТС Туганского района Океан А.С., в прошлом активный сектант. Он 15 декабря 1957 года впервые участвовал в голосовании, стал посещать клуб и вступил в члены профсоюза…

Самые сознательные, следует из «Спецсообщения…», пошли еще дальше. И обратились в центральные СМИ с просьбой опубликовать их свидетельства, разоблачающие «реакционную сущность» «Свидетелей Иеговы»*. Так, тракторист Океан А.С., написал статью в «Комсомольскую правду». В ней он хвалит томскую публикацию «Под маской веры», которая помогла ему навсегда порвать с сектой. Упоминает известных ему Георгицу Василия и Александра из Асиновского района, которые учили его «не служить в армии, не курить, не употреблять спиртных напитков и быть честными к вере, а сами брали с иеговистов взносы и устраивали пьянки». И заканчивает призывом к бывшим братьям по вере: «выбросить из головы дурман и заняться полезным общественным трудом на благо родины».

3053391
Коллаж из оригинала «Спецсообщения…» и фотографий С. Прищепу и В. Москвина с сайта blog.stepanivanovichkaragodin.org


Начальник же УКГБ по Томской области Степан Прищепа — автор «Спецсообщения», в конце своего отчета дает такую рекомендацию в адрес получателя документа — секретаря Томского обкома КПСС Василия Москвина:

В целях дальнейшего разложения иеговистского подполья в Томской области со своей стороны считал бы целесообразным опубликовать на страницах газеты «Красное знамя» статьи некоторых иеговистов, порвавших связь с сектой. Опубликование таких статей, по нашему мнению, будет значительно способствовать отрыву от секты рядовых иеговистов. Наряду с профилактическими мероприятиями Управлением КГБ проводится работа по активизации агентурной разработки руководящего состава секты иеговистов и сбору доказательств о враждебной деятельности с целью привлечения некоторых из них к уголовной ответственности.

3053393
Фото: tv2.today


Напомним, что «Свидетели Иеговы»* — международная религиозная организация, которая имеет более 8 млн последователей по всему миру. До 1931 года называлась «Исследователи Библии». В России была разрешена с 1991 года. Вероучение отличается своеобразной трактовкой многих религиозных понятий: иеговисты называют бога по имени, не веря в ад как в место вечных пыток грешников, не поклоняются святым и не делают их изображений, буквально трактуют заповедь «Не убий», отказываясь участвовать в военных действиях. Организации «Свидетелей Иеговы»* зарегистрированы в 240 странах мира, но запрещены в Китае, Иране, Ираке, Саудовской Аравии, Северной Корее, Таджикистане, Туркменистане, некоторых странах Африки.

В апреле 2017 года Верховный суд России признал деятельность «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России» экстремистской. С этого момента все 395 отделений организации на территории страны подлежали ликвидации, а имущество «Центра» — конфискации. На тот период в Томской области проживало около 1,5 тысяч последователей учения, в России — 175 тысяч.

3 июня 2018 года в Томске по обвинению в экстремистской деятельности был задержан 48-летний Сергей Климов. К тому моменту он стал 17-м арестованным в России «свидетелем Иеговы»*. На томича было возбуждено уголовное дело по статье «Организация деятельности экстремистской организации», которая предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет. 7 июня 2018 года жены арестованных написали письмо председателю Совета при Президенте РФ по правам человека Михаилу Федотову. Среди подписантов была и жена Сергея Климова — Юлия.  

3053395
Жены арестованных «Свидетелей Иеговы»


Ситуацию с преследованием «Свидетелей Иеговы»* на заседании Совета по правам человека в декабре 2018 года прокомментировал Президент Владимир Путин:

Мы должны одинаково относиться к представителям всех религий — это правда, но все-таки учитывать страну и общество, в котором мы живем, тоже нужно, — процитировал президента ресурс Newsru.com. — Правда, это совсем не значит, что мы представителей религиозных сообществ должны зачислять в какие-то там деструктивные, даже не то что в террористические организации. Конечно, это чушь полная, надо внимательно с этим разобраться.

3053397
Сегрей Климов


На данный момент Сергей Климов находится под стражей в СИЗО №1 по Томской области и признан правозащитным центром «Мемориал» политзаключенным — наряду с 28-ю другими находящимися под стражей или под домашним арестом верующими «Свидетелями Иеговы»*.

*«Свидетели Иеговы»* («иеговисты»*) — запрещенная в РФ организация

Оригинал

Европейский суд по правам человека признал, что журналист ТВ2 Виктория Мучник была незаконно обвинена в  административном правонарушении и оштрафована на 20 тысяч рублей за  участие в одиночных пикетах против закрытия телекомпании. Европейский суд обязал российское государство вернуть эти деньги Виктории Мучник и  выплатить компенсацию морального вреда в размере 5200 Евро.

Виктория Мучник на одиночном пикете в январе 2015 года
Виктория Мучник на одиночном пикете в январе 2015 года

ЕСПЧ признал нарушенным право Виктории Мучник на свободу мирно распространять свое мнение (ст. 10 Конвенции говорит, что каждый имеет право свободно выражать свое мнение).  В постановлении Европейского суда содержится спектр аргументов, которые привели его к  такому выводу. Ключевой аргумент заключается в том, что акции были мирными, поэтому вмешательство в право выражать мнение не было оправданным, — рассказал ТВ2 адвокат, представлявший интересы журналистки ТВ2 в ЕСПЧ, Константин Терехов. — Кроме того, Европейский суд признал нарушение права на справедливое судебное разбирательство (ст. 6 Конвенции о защите прав и свобод) в связи с тем, что в отсутствие стороны обвинения Советский районный суд города Томска фактически взял на себя функции обвинителя. В деле Виктории Мучник судья Советского районного суда Галина Бутенко усилила обвинение, самостоятельно вменив то, что Виктория была не  участником, а организатором пикетов. Данного обвинения не содержалось в  протоколе об административном правонарушении.     

Виктория Мучник знакомится с обвинением в Советском суде. 3.03.2015
Виктория Мучник знакомится с обвинением в Советском суде. 3.03.2015

Напомним, телекомпания ТВ2 была отключена от эфира в  новогоднюю ночь в первые секунды 2015 года во время исполнения гимна Российской Федерации. 2 января томичи стали выходить на одиночные пикеты на улицы города в защиту телекомпании.

Виктория Мучник выиграла суд у Российского государства

Участники одиночных пикетов стояли на проспекте Ленина, соблюдая положенную по закону дистанцию 30 метров между друг другом, в течение 10 дней без всяких проблем. Однако когда каникулы закончились, то, по  сведениям ТВ2, правоохранительным органам была дана команда из  администрации Томской области убрать пикетчиков с улиц города. 13 января полиция взялась за дело.

Полицейские грозят Виктории Мучник возбуждением дела об административном правонарушении
Полицейские грозят Виктории Мучник возбуждением дела об административном правонарушении
Фото: ТВ2

Поскольку все участники одиночных пикетов стояли на проспекте Ленина с плакатами в защиту телекомпании ТВ2, то полицейские решили использовать этот факт, чтобы доказать, что эта акция кем-то спланирована и является несанкционированной. Защитников ТВ2 стали по  очереди вызывать в полицию и составлять протоколы об административном правонарушении. В списке полиции было порядка 50 фамилий томичей, которые проводили одиночные пикеты против закрытия телекомпании. На основании рапортов полиции и  объяснений начальника ООООПУиПММ УОООП и ВОИВТО и ОМС УМВД России по Томской области Олега Водянкина были заведены дела об административном правонарушении против двух пикетчиц — Виктории Мучник и Ксении Фадеевой. Их обвинили по статье  20.2 КоАП «нарушение установленного порядка организации либо проведение собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». 

Полицейский Олег Водянкин просит пикетчиков покинуть проспект Ленина. Январь 2015 года
Полицейский Олег Водянкин просит пикетчиков покинуть проспект Ленина. Январь 2015 года

Административное правонарушение заключалось, по мнению полицейского Олега Водянкина, в том,  что «Виктория Мучник на личном автомобиле привезла на пикет участников и выдала им агитационные материалы». Как выяснилось позже, к  такому мнению полицейский пришел на основании свидетельств полицейского и  студента истфака ТГУ, которые видели, как из автомобиля Субару неподалеку от места проведения пикета выходили Виктория Мучник, ее муж Виктор Мучник и дочь Анна Мучник. Поскольку водителем автомобиля была Виктория Мучник, то именно ей и вменили организацию пикета.

05.01.2015 года я по делам находился в районе магазина «Тысяча мелочей» примерно в 13 часов 30 минут, точное время не помню. Мое внимание привлекла группа лиц с плакатами в поддержку ТВ2, которая находилась на противоположной стороне проспекта… Среди участников данной группы я узнал Мучник Викторию Сергеевну, которая распределяла места нахождения участников мероприятия, и ее дочь Мучник Анну, которую я знаю, так как ее папа Мучник Виктор Моисеевич преподавал у меня в университете, а его дочь приходила к нам на пары. Я наблюдал за группой людей некоторое время, и мне показалось, точнее, сложилось впечатление о том, что именно Мучник Виктория Сергеевна является организатором мероприятия.
                                                                                                                                                     Показания студента из материалов дела Виктории Мучник

Спустя почти три месяца после походов в полицию, 3 марта,  Викторию Мучник и Ксению Фадееву срочно вызвали в суд. Хронику судебных заседаний, которые длились рекордное для Советского районного суда время — до 11.30 вечера, можно посмотреть здесь. В итоге председатель Советского районного суда Галина Бутенко и ее заместитель Дмитрий Окунев (простым судьям столь сложное политическое дело, видимо, доверить было нельзя) оштрафовали Викторию Мучник и Ксению Фадееву на  20 000 рублей. Примечательно, что дела на судей 3 марта свалились так же неожиданно, как и повестки в суд на пикетчиц. Эти снимки графиков судебных заседаний определенно показывают, что для Г. Е. Бутенко и Д. В. Окунева заседания, затянувшиеся почти на девять часов, тоже стали сюрпризом. Нет в этих графиках ни Виктории Мучник, ни Ксении Фадеевой.

Виктория Мучник выиграла суд у Российского государства

Ксения Фадеева не стала обжаловать решение судьи Дмитрия Окунева, так как не без оснований не доверяла нашей судебной системе. Виктория Мучник решила добиваться справедливости, прошла все положенные российские судебные инстанции, затем обратилась в Страсбург, и вот спустя 4 года Европейский суд признал, что ее права были нарушены государством. Виктория Мучник прокомментировала решение Европейского суда следующим образом:

 Вклад «Судебный», 500% годовых! – как пошутила моя подруга. Я  считаю эти 20 тысяч штрафа, которые я заплатила четыре года назад, своим лучшим капиталовложением за всю жизнь. В какой бы банк я их ни  положила – столько процентов за четыре года не набежало бы. А если серьезно, то мне, конечно, немного досадно что беззаконие в моем случае совершали вполне определенные люди с фамилиями и именами, а  расплачиваться со мной будет абстрактная государственная казна. Впрочем, люди эти представляли российское государство и российское правосудие – такое, которое мы имеем на сегодня. Я благодарна Европейскому суду за  восстановление справедливости в моем случае. Надеюсь увидеть то время, когда надеяться на правосудие можно будет и в пределах российских границ.

Одновременно с делом Виктории суд рассмотрел и жалобу в ЕСПЧ  северчанина Михаила Мордовина, который позже был оштрафован на 10 тысяч рублей за участие в одиночном пикете против преследования участников акции протеста на Болотной. Европейский суд также постановил вернуть Михаилу Мордовину штраф и  выплатить компенсацию морального вреда в размере 5200 Евро.

Михаил Мордовин на пикете
Михаил Мордовин на пикете

Мы проводили в 2014 году пикеты в защиту осужденных по  Болотному делу ежемесячно 6 числа. А в 2015 году четверых участников этих пикетов обвинили в административном правонарушении и оштрафовали. Завели аж три дела. Два из них в Северске в отсутствие оригиналов необходимых документов судья не стал рассматривать, а в Томске меня сначала оштрафовали на 20 тысяч, а затем в Областном суде сумму уменьшили до 10 тысяч, потому что признали меня не организатором пикетов, а просто участником, – рассказал Михаил Мордовин ТВ2.

Виктория Мучник выиграла суд у Российского государства

Оригинал

Автор: Лидия Симакова

Путь человека предопределен. При рождении того или иного человека уже путь намечен. На 85-90% я доволен своим путем. Все естественно в жизни для каждого из нас. Я живу скромно, я не пал духом. Я работал с первого дня, встретил своего человека. Дети растут у меня, шесть внуков. Я по-особому счастлив.

Про судьбу Петра Занина можно снять фильм. Попасть в плен к фашистам, совершить несколько побегов из концлагерей, в  том числе из Бухенвальда, встретить любовь во Франции, поучаствовать во  французском Сопротивлении, увидеть в лондонском военном госпитале Уинстона Черчилля и королеву Елизавету. Потом вернуться на родину и  получить Озерлаговский срок в 25 лет за измену Родине. ТВ2 продолжает вместе с музеем «Следственная тюрьма НКВД» проект «Очевидцы XX века». Рассказ «очевидца века» о его нелегкой судьбе мы публикуем от первого лица.

Петр Занин
Петр Занин

Война, побег и французское Сопротивление

Родился в 1923 году. Окончил десятилетку, стал преподавать немецкий язык в школе. В 1941 году началась война, я был призван по особому призыву. Учился четыре месяца в полковой школе, потом отправили на фронт в Подмосковье. Освобождал Лихославль, Торжок, Торопец, Осташково. Участвовал в освобождении Ржева, в спасении конной армии Павла Белова. В 1942 году мы оказались в окружении, пытались прорваться. Воевать было сложно, не хватало боеприпасов, многие красноармейцы вообще не имели оружия. Одна винтовка-трехлинейка на десять человек. Одного убьют, его винтовку берут другие. Я был контужен и попал в плен со многими своими однополчанами на станции Оленино. Поместили нас в полевой военный лагерь. Это такое поле, огороженное колючей проволокой, охраняемое немцами. Комиссаров и евреев сразу расстреляли. Еды не давали. Я питался амуницией кавалериста, отрезал немножко, мочил мочой и ел.

 «Вместо русских журавлей баланда за колючей проволокой»

Через какое-то время я сбежал. Это было нетрудно, так как меня сами немцы отпустили. Они приняли меня за немецкого подростка, случайно попавшего в лагерь. Хотя мне было 18 лет, я выглядел на 12-13, владел немецким языком.

Потом, правда, разобрались. Поймали, отправили в другой лагерь. Оттуда я опять бежал. Помог мне замначальника конвоя Отто Генрих Вальтер Фукс, бывший коммунист. Как рецидивиста, не подчиняющегося немецким порядкам, отправили в Германию, в Бухенвальд. Перед этим провели через строй РОАсовцев, дали мне 12 ударов. В концлагерь везли в товарных вагонах, обращались с  нами плохо. Но мне было легче, знал немецкий язык и мог разговаривать с  охраной из СС. Немцы таких заключенных выделяли. Иногда даже давали хлеб, сигареты. Я не курил, отдавал своим товарищам по несчастью.

В  «Бухенвальде» набирали бригады для работы в карьере, туда я и попал. Затем отправили в подземные шахты, где собирались ракеты «ФАУ». Мне удалось раздобыть гражданскую одежду и сбежать из концлагеря. Чтобы не  поймали, я выдавал себя за немца-подростка, у которого погибла семья. Добрался до границы Бельгии и Франции. Там познакомился с  женщиной-француженкой, которая оказалась очень богатой. Стали жить как муж и жена. Полюбили друг друга. Она помогла мне набраться сил, откормила. Связала с подпольщиками из французско-бельгийского Сопротивления. Был пулеметчиком. В отряд русских бежавших военнопленных охотно брали. Мы дрались отчаянно. Доверяли самые тяжелые задания.

Удостоверение Петра Занина - участника французского Сопротивления
Удостоверение Петра Занина — участника французского Сопротивления
Фото: с сайта nkvd.tomsk.ru

Потом меня тяжело ранили в ногу, эвакуировали в Англию. Лежал в  госпитале королевских ВМС недалеко от Лондона. Там уже узнал о победе над Германией. У меня было два пути: остаться во Франции со своей женой или вернуться в СССР и там долечиваться. Сработала ностальгия, захотелось послушать русских журавлей под русским небом. Выбрал второй путь, хотя жена-француженка не пускала и говорила, что в России ничего хорошего не ждет. На комфортабельном пароходе в люкс-каюте прибыл в  СССР. Затем добрался до Сибири, до родного колхоза. Начал опять преподавать в школе рисование и немецкий язык. Не скрывал, где и как воевал, председателю колхоза говорил, что тот дурак и жулик, в итоге донос и 25 лет лагерей.

Петр Занин в госпитале королевских ВМС Англии
Петр Занин в госпитале королевских ВМС Англии

Арест, свидетельские показания двоюродного дяди, пытки и замена расстрела лагерем

В лагерях я еще долго вспоминал свою жену-француженку и ее золотые слова, что русских журавлей можно слушать и под небом Франции с  чашкой кофе в руках, а не с мясной баландой за колючей проволокой.

Арестовали меня 30 мая 1948-го. Обвинили в измене и в шпионаже в  пользу Англии. Первоначально следствие вел капитан Евстигнеев Александр Иванович. Мне предъявили обвинение по статье 58 (1б, п. 10, часть 2, п. 6) и поместили в одиночную камеру. На первом допросе Евстигнеев спросил у  меня, как попал в плен, и об участии в войне. Выслушав, он мне не  поверил. И заставил давать объяснение в письменной форме. Пытался запутать: душил, пинал ногой в пах, бил по лицу, заковывал в кандалы. Против меня свидетельствовали трое человек: Куликов Михаил Петрович – директор школы, в которой я учился до войны, двоюродный дядя Павел Самсонов – счетовод колхоза «Богатырь Сибири», и Мария Прищепа – учительница соседнего колхоза имени Стаханова, который находился в трех километрах от моей деревни Новотроицк. Все три свидетеля подтвердили, что я вел антисоветскую агитацию, которая, в частности, заключалась в  нелестных высказываниях в адрес колхозного руководства и в адрес лиц, представляющих органы Советской власти в деревне Новотроицк. Примерно в  середине августа 1948 года капитан Евстигнеев ушел в отпуск. Дело было передано следователю, старшему лейтенанту Александру Шонину. Шонин не  развивал тему, начатую Евстигнеевым, так как уже все было ясно следствию. Допросы тем не менее продолжались. Шонин, в отличие от своего коллеги, не трогал физически. Но часто ставил ногу на табуретку и  сквозь зубы плевал в лицо. Шонин вел следствие до 10 сентября 1948 года. Потом вернулся из отпуска Евстигнеев и начал подготавливать дело к  суду. При этом с меня был снят пункт 6 (шпионаж). Большую часть времени я  сидел в одиночке, передачи мне запретили из-за плохого поведения. Ко  мне на свидание с передачами приезжал мой друг Кузьма Иванов, но ему было отказано. Книги, бумагу и карандаш тоже не давали. Иногда давали иголку и нитку.

Суд надо мной состоялся в Новосибирске 25 октября 1948 года. Прокурор Бессонов просил высшую меру наказания. Но  адвокат повлиял на решение суда. В итоге 25 лет лишения свободы, пять лет высылки и пять лет поражения в правах.

Озерлаг, работа в известковом карьере и драки заключенных

После суда меня этапировали в Искитимский всесоюзный штрафной лагерь. По прибытии в Искитим прошел медкомиссию, которая учла мое состояние здоровья и направила работать в хозчасть. Потом снова медкомиссия. По ее решению меня отправили на общие работы в известковый карьер. Там две недели проработал стрелочником. Затем с рельсов сошел вагон и меня обвинили во вредительстве. И отправили в карьер бить известковый камень. Две недели бил камень без кандалов. Потом их надели, так как срок у меня был 25 лет. Работал в кандалах made in USA, поставленных по лэнд–лизу. На станции Ложки неоднократно грузили в  вагоны известь в кандалах, несмотря на палящее летнее солнце. Респираторов не выдавали.

Потом меня этапом в  «столыпине» отправили в Озерлаг в Тайшет. С запада этапировали уголовников и политических. Специально сажали вместе. Постоянно были стычки и поножовщина. По прибытию меня встретили трое конвойных. Через весь город вели с винтовками наперевес. После формальных процедур определили в барак, где находились больные и инвалиды. На пересылке я  находился полтора месяца, потом направили в инвалидный лагерь на станцию Невельская. Там я был месяц, не работал. Потом направили в Вихоревку. Я  сначала выполнял чертежные работы при строительстве жилых домов. Затем меня и других заключенных отправили в командировку в Ангару, в район подготовки строительства Братской ГЭС. Работал в кессонах две недели. Но  врачи освободили от работ из-за обострения базедовой болезни.

Озерлаг. Станция Вихоревка
Озерлаг. Станция Вихоревка
Фото: с сайта nkvd.tomsk.ru

Оттуда меня перевели на другой лесоповал, где начальником был майор по фамилии Мишин. Садист. На разводе имел привычку ни с того ни с  сего бить кулаком зэков по лицу. За невыполнение нормы лишал пайка и  сажал в карцер. Я на этом лесоповале катал тачку с песком, кантовал бревна.

Потом меня отправили на лесоповал на станцию Чука, где находился ДОК (деревообрабатывающий комбинат – прим. ред.) Озерлага. Делал брусовые жилые дома, работал на пилораме.

Многие из  заключенных, в основном уголовники, чтобы избежать этапа на Колыму или более тяжелых работ, умышленно себя калечили. Так, Васька Мордаков, в  прошлом горный техник и авторитетный человек в преступном мире, чтобы избежать этапа на Колыму, попросил своих дружков, чтобы те сломали ему руку.

Между уголовниками и политическими были частые стычки. Уголовники называли сидевших по 58-й статье «контриками». Многие  заключенные из числа политических шли на самоубийство. Так, некий Константин, бывший инженер то ли из Рязани, то ли из Ульяновска, 35 лет, работавший вместе со мной в одной бригаде, не выдержал изнурительного труда, издевательств охраны и других уголовников и  бросился под вагонетку.

Особой жестокостью отличались стычки между самими уголовниками. В ту пору в их мире, если так можно было назвать, шла «гражданская война». Нередко были сцены, когда пригонялся этап, а у ворот зоны воров уже встречали зэки из местного лагерного актива, которых остальные воры звали «суками». Происходили ожесточенные драки, которые заканчивались десятками смертей и множеством ран и увечий. При этом «суки» были вооружены ножами и пиками. Об этом знала лагерная администрация. Охрана никак не реагировала на эти ужасные вещи.

Я видел, как охранники разбивали молотками черепа умершим зэкам перед захоронением. Среди уголовников были случаи, когда вместо покойника за зону вывозился живой человек. Такой оригинальный способ побега.

Первая встреча с отцом и новый допрос

Некоторое время я находился на работах на станции Кривощеково Ленинского района Новосибирска на тарном лесоповале. Туда ко мне на  свидание впервые приехал отец. Но свидание тогда не дали. Виделись мимолетом. В этом л/п я копал траншею для водопровода и канализации. Сил не было, болела раненая нога. У меня даже появилась мысль сломать себе ногу. Но потом медкомиссия, учитывая состояние здоровья, перевела меня и  еще нескольких заключенных в зону для работы в ширпотребе. Там я  встретил своего родственника Александра Самсонова, который работал надзирателем.

Где-то в середине января 1950 года этапировали в  Новосибирскую тюрьму по вызову майора Жижина. Цель вызова — внести коррективу насчет пункта 6 (шпионаж). Дескать, произошла ошибка в  следствии. Жижин вел изнурительные допросы. Морально и физически издевался. Неоднократно загонял иголки под ногти. Однажды в кабинет к  Жижину зашел Евстигнеев. Он уже был майором. Показал на майорскую звездочку и сказал: вот, Занин, за тебя дали. Жижин так ничего и не добился. Пункт 6 отпал.

В это же году, 1950-м, мне довелось в Тайшетской пересылке встретиться с певицей Лидией Руслановой. Она в то время отбывала срок и руководила художественной самодеятельностью. Позже на станции Невельская познакомился и с мужем Руслановой — бывшим генералом Николаем Крюковым. Наши нары находились рядом.

 «Вместо русских журавлей баланда за колючей проволокой»
Фото: с сайта wikipedia.org

Смерть Сталина, жалоба Ворошилову и освобождение

Когда умер Сталин, то на зоне завыли сирены, гудки. На время зэки остановили работу. Большое количество надзирателей пришли на территорию зоны, видимо, опасаясь, что будут беспорядки. На лицах большинства заключенных были слезы. Кто плакал от горя, кто от радости. А в глазах охранников появилась растерянность. Через месяц в зоне стало кое-что меняться. Нам поставили железные койки с матрацами. Начали выдавать постельное белье. Заменили одеяла, которые кишели паразитами. Улучшилось питание. Хлеб стали класть открыто в тарелки с расчетом на шесть человек. Охрана начала к нам более сносно относиться. Некоторые охранники даже угощали махоркой.

Летом 1953 года я  заболел гепатитом. Меня отправили в центральную больницу Озерлага на станцию Новочунка. Там тогда главврачом была капитан медслужбы Конопелько Татьяна Васильевна — человечная, добрая женщина. Больница охранялась и была обнесена колючей проволокой. Ко мне туда приезжал отец. Дали трое суток свидания.

В 1954 году один из  бывших заключенных, который раньше был адвокатом, написал от меня жалобу на имя Клима Ворошилова в Президиум Верховного Совета СССР. Жалобу я  отдал своему отцу, который тайно вынес ее из лагеря и потом отослал в  Москву.

В 1955 году меня этапировали в Новосибирск для пересмотра дела. Подполковник Будачев, который вел дела всех незаконно осужденных по Новосибирской области, два раза вызывал меня к себе. Я сразу сказал, что если увижу на допросе кого-нибудь из людей, которые вели ранее следствие, то ни на какие вопросы отвечать не буду. Будачев сказал, что эти люди уже определены на те места, которые они заслужили. Он спрашивал меня о мобилизации на фронт, о том, как со мной себя вели следователи, которые занимались его делом. Никаких грубостей, срывов, кормили неплохо.

Потом Будачев исчез на неделю. Я все это время нервничал из-за неопределенности, из-за того, что обо мне забыли. В это время Будачев был на моей родине, в деревне Новотроицк. Двое суток в семье пробыл, в  доме у родителей. Расспрашивал обо мне у земляков. Все это время я сидел в одиночке.

Затем меня перевели в общегородскую тюрьму и я стал возмущаться и требовать перевода обратно на зону. Я был осужденным, а не подследственным.

Справку об  освобождении мне вручили 2 марта 1955 года. Слышу, кричат: «Занин, с  вещами собирайтесь». Я думал, что меня куда-нибудь переводят, но мне подали бумагу о реабилитации. Я заплакал, не мог расписаться.

Петр Занин с женой и детьми
Петр Занин с женой и детьми

Мама мне интересную историю рассказала. Когда мы, все ее сыновья, на фронте были, в дом к родителям пришел старец и говорит: я вам предскажу судьбу, принесите Евангелие. И он предсказал маме: «Не обижайся, но старший сын ваш не вернется с фронта», и так про всех, а  что касается меня, то сказал: «Он на чужбине, ему тяжело, но он вернется. Здесь на него будут гонения, в семье у него не все ладно будет, но к старости все будет хорошо».

Умер Петр Занин в 2002 году в Томске. Похоронен на кладбище Бактин. В 1994 году дал интервью ТВ2. Рассказал о работе в кандалах на  известковом карьере,  со знанием дела сравнивал условия Бухенвальда и  Озерлага.

Оригинал

У Дмитрия Н. сеть небольших парикмахерских. В бизнесе он 15 лет. О внеплановых проверках его «предупреждают» уже второй раз. Первый раз это была якобы пожарная инспекция. Дмитрий перезвонил уточнить в МЧС о «новых требованиях», и ему сказали, что ничего покупать не нужно и что это мошенники. А на этой неделе позвонили якобы из Роспотребнадзора. Как сказал «специалист Роспотребнадзора», сейчас 21 век и все разговоры записываются. Тут-то девушка попала в точку. Дмитрий, заподозрив неладное, попросил ее перезвонить и записал разговор.

Он настолько характерен для подобного рода «разводок», что мы решили его обнародовать.
Поверим Виктории Сергеевне на слово

3047901

— Это я, Виктория Сергеевна (голос юный — прим. редакции), подготовьте, пожалуйста, ручку и листик. Запишите распоряжение № 1837-р. Вы можете ознакомиться с ним в интернете. Оно на 5-6 страницах. Читать долго, но интересно.

(Распоряжение Правительства РФ от 28 августа 2017 г. № 1837-р «О Стратегии государственной политики РФ в области защиты прав потребителей на период до 2030 г.» действительно существует, но вот содержание данной Стратегии никакого отношения к нашей теме не имеет — прим. редакции).

— Когда приедет комиссия, вам понадобятся при осмотре: журнал получения и расхода дезинфицирующих средств. Далее журнал — график проведения генеральных уборок. Помечаем в нем, с чем генералим, наименование средства, сроки годности, расчет расхода средства на одну обработку, на месяц, на год, везде подпись сотрудника, который ответственен за соблюдение. К журналам по уборкам приложите сертификаты на все эти дезинфицирующие средства. И желательно товарные накладные. Их не обязательно, но лучше пусть будут. Далее журнал по охране труда с подписями сотрудников, что они прошли инструктаж. Далее журнал по огнетушителям… Далее у нас идут правила бытового обслуживания. Это книжечка такая. Потом журнал учета проверок юридических лиц. Комиссия когда приходит, она открывает этот журнал и задает вопросы, что она проверила, на что обратить внимание, что необходимо исправить. В следующий раз, когда приходит комиссия, она смотрит, какие были неполадки, что на сегодняшний день исправлено. Если какие-то серьезные у вас нарушения, то, естественно, выписывается предписание, потому что это не детский сад. Далее приступаем к информационному стенду. Копия ЮГРН, ИНН, книга жалоб. Ну, закон защиты прав потребителей и правила торговли обновить обязательно, там есть поправки. И с прошлого года добавились еще две книжки: нормативно-правовые акты для потребителей и предпринимателей. А наклейка о запрете курения у вас висит на входной двери? С уличной стороны она должна быть.

— А у меня вопрос, нас тут в цоколе десять ипэшников сидит, это что тогда, общая проверка будет?

— Нет, комиссия может выборочно делать проверку. Но может заодно и к соседям вашим заглянуть.

В общем, когда клиент уже достаточно «подготовлен» обрушившимся на него количеством того, что должно быть в уголке потребителя, который собственно и будут проверять, Виктория Сергеевна переходит собственно к сути.

— Мы не занимаемся сейчас никакими продажами, рекламами. У нас есть данные, которые мы должны донести до руководства, до предпринимателей, вот мы сидим и информируем вас по телефону, чтобы у вас все было в порядке и чтобы не было никаких нарушений. Если вдруг что-то не найдете, можете позвонить на мой номер телефона. Либо можете позвонить — вот сейчас с декабря действует федеральная программа — в коммерческий отдел СЭС, служба содействия, она подготавливает в помощь руководителям полный пакет документов. Но, к сожалению, он у них неделимый. Они все подвозят курьерской службой. Стоит это 2000 рублей. Могу дать номер телефона, можете встать к ним на очередь. 8-800… (полный номер есть в редакции). Это федеральная служба содействия, она работает по всей России. И по поводу внеплановых осмотров — вы не волнуйтесь, вас заранее предупредят. Потому что часто слышишь от руководителей, им вот так вот звонят, предлагают какую-то непонятную литературу, пугают всяческими проверками то пожарные, то Роспотребнадзор. Но проинформируют вас стопроцентно.

— А скажите, у нас в городе где ваша организация находится?

— Советская, 86.

3047903

Доверяй, но проверяй (народная мудрость)

Дмитрий Н., положив трубку, решил проверить свои подозрения и позвонил в Роспотребнадзор. Как оказалось, там об этих «внеплановых проверках» уже наслышаны.

— Я в прошлом году уже с такой схемой сталкивался. Мне звонили по поводу каких-то огнетушителей, пожарной безопасности и еще чего-то такого. Это были мошенники. Потому что, когда я позвонил в МЧС уточнить, что это за проверки, которыми меня пугают, мне ответили, что это бред. В прошлом году аналогичная ситуация закончилась тем, что они ближе к типа проверке мне перезвонили, начали пугать, что, мол, завтра в 9 утра мы у вас. Я им сказал, ребята, да я вас жду, я практически уже на крыльце стою. В итоге они не пришли. Там была обычная схема: ты высылаешь им какие-то документы по пожарной безопасности, они все правильно оформляют и курьером высылают обратно, а вы курьеру отдаете деньги.

Сегодня я позвонил в Роспотребнадзор, они мне говорят: вы уже пятнадцатый, кто звонит по поводу этих якобы внеплановых проверок. Это какая-то новая схема мошенничества.

Более того, на сайте Роспотребнадзора по Москве, например, год назад уже было предупреждение о таком роде мошенничества. Один в один. Цитируем:

Мошенники от имени Роспотребнадзора предлагают купить печатную продукцию для «Уголка потребителя».
Устное информирование по телефону о проведении проверки не предусмотрено законодательством.
Кроме того, управление Роспотребнадзора по Москве, являясь территориальным органом федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, не осуществляет деятельность по распространению печатной нормативной продукции на коммерческой основе.

3047905

Пробиваем адрес, указанный Викторией Сергеевной — на Советской, 86 есть общество защиты прав потребителей «Диалог». Звоним по указанным телефонам.

— У вас есть Виктория Сергеевна?

— Нет. Это вам звонили типа проверку будем делать, давайте деньги. Это мошенники. Мы никаких проверок не делаем, никуда не ходим. Мы негосударственная организация. Оказываем потребителям консультативную и юридическую помощь, например, в написании претензий в суд. Работаем с теми, кто к нам сам обращается за помощью в защите прав потребителей.

И так как у нас был сотовый Виктории Сергеевны и телефон некой «Федеральной службы содействия», которая помогает «правильно» оформить уголок потребителя всего за 2000 рублей (кстати, в прошлом году в Москве за это просили 6 тысяч), мы попытались дозвониться. Но безответно. Либо на том конце провода решили затаиться, либо данную схему мошенничества решено пересмотреть. А уж в том, что новая схема обязательно появится, сомневаться не приходится.

3047907

Юлия Корнева

Оригинал

Они бывшие граждане Украины. В Россию приехали с территорий, ныне вошедших в непризнанные Донецкую и Луганскую народные республики. Кто-то бежал во время военных действий без документов (сгорели, потеряли, не смогли забрать). Кто-то потерял свой паспорт, находясь уже на территории России, и теперь не может документы восстановить, так как формально эти люди — граждане Украины и потеряли они украинский паспорт. Но отношений между Киевом и непризнанными республиками нет. Так что запросить данные с тех территорий через украинское консульство невозможно. А своих посольств и консульств у ДНР и ЛНР просто нет. Вот и «зависла» часть беженцев с Донбасса, не имея возможности ни легализовать себя в России, ни восстановить украинский паспорт.

Без гражданства поневоле…

3047249
Фото: Юлия Корнева

Ирина Шалахова и ее мама Надежда Назарова на прошедшей неделе стали счастливыми обладателями российских паспортов. Счастливые в данном случае не штамп. Ирина ждала этого 23 года, мама пять лет, но положительно решить вопрос Назаровы смогли только после обращения в администрацию президента Путина. Теперь Ирина может официально устроиться на работу и купить квартиру. Маме смогут наконец-то оформить инвалидность и пенсию. Не решена проблема только у брата Дениса. Денис свой украинский паспорт несколько лет назад в Томске потерял, и сейчас он в положении «лица без гражданства».

— Мы приехали с Донбасса в Томск еще в 1996 году, — рассказывает Ирина Шалахова. — Пошли в Томске учиться в 56 школу. Я училась здесь с шестого класса, брат с седьмого. В Томске мы оба закончили школу. Жили у старшей родной сестры. Мама окончательно перебралась к нам в Томск только когда начались военные действия в 2014 году.

Мы родились еще в СССР, но в Украине. Я в 1983 году, Денис в 1981. Страны потом разделились, и паспорта мы поехали получать по месту рождения в Украину. Когда Денис свой украинский паспорт в Томске потерял, мы сразу обратились в милицию, там сняли отпечатки пальцев. Был суд, который определил, что без депортации он может вернуться в Украину, чтобы восстановить документы. Но это был 2014 год. Денис выехать туда не успел, потому что началась война.

— У Дениса есть свидетельство о рождении, есть российский аттестат об окончании девятилетки в Томске, потом об окончании здесь же техникума и копия украинского паспорта, которую он уже не помню для чего однажды заверял у нотариуса. За ним нет никакого криминала, он работает, к сожалению, естественно, неофициально. В апреле у Дениса должен родиться ребенок, и теперь новая проблема — как записывать младенца, коли у папы нет документов.

3047253
Фото: Александр Сакалов

Денис Назаров немногословен. Есть страх не решить проблему и страх депортации. При том, что большую часть жизни (с 15 лет) Денис прожил в Томске, в России. А сейчас возвращаться в Луганскую область ему просто некуда. Несколько раз с сестрой он ездил в украинское консульство в Новосибирск. Но проблему не только не решили. После очередного визита Назаровы решили больше туда не возвращаться.

— Сначала нам в консульстве говорили справки собирать и штрафы какие-то оплачивать, — рассказывает Денис. — Мол, возвращайся в Томск, собирай справки, но я поспрашивал, таких справок не существует вообще… Я хочу жениться официально, работать официально, чтобы все по-человечьи было. Но я не знаю, с чего теперь начать.

Сестра Дениса Ирина, сопровождавшая брата во время последнего их визита в консульство, решается рассказать о том, о чем промолчал Денис.

— Мы поехали в консульство с документами, чтобы брату сделали справку на въезд в Украину. Мы приезжаем в консульство, на Донбассе уже вовсю шли военные действия, и на нас там всех собак повесили: вы предаете родину, родина сейчас в таком тяжелом положении. Чуть ли не мы виноваты в этой войне! Я была на седьмом месяце беременности, уже был виден живот.

Женщина в консульстве на нас кричала: «Вы зачем сюда приехали, вы хотите отказаться от гражданства? Мы вам никакого отказа от гражданства не дадим! Предатели!» Но я в России с детства живу. Потом они вызвали охрану, не знаю уж зачем, мы испугались, отпросились покурить и просто не вернулись назад.

Приехав в Томск, Ирина после пережитого сразу попала в роддом и на седьмом месяце родила ребенка. Это было в 2016 году. Тогда, отчаявшись решить вопрос традиционным официальным путем, она обратилась в администрацию президента. У Ирины уже был вид на жительство в России. А вот маме в Томске в миграционной службе в получении гражданства отказали, сославшись на то, что «оснований нет». Когда из администрации президента Назаровы получили ответ, что мама имеет право на российское гражданство, так как родилась на территории РСФСР в Ростовской области, основания быстро нашлись и вопрос решили.

— Буквально через два-три дня, после того как пришел ответ из администрации президента, меня вызывают в УФМС, в мой любимый 108 кабинет, где мне до этого всегда отказывали, а там сидит уже другая девушка. Предыдущую, оказывается, уволили. Я протягиваю ей мамин украинский паспорт, в котором написано: рождена в РСФСР. То есть мама по рождению гражданка России. И нам говорят: есть президентская программа по переселению соотечественников, и вы можете получить гражданство. Быстро и просто.

3047255
Фото: Юлия Корнева

А вот ясности, что делать с нелегальным положением Дениса, нет. В консульство он больше уже не ездил, в Томске в миграционной службе помочь ничем не смогли. Юридические консультации подсказывают направление, но не дают гарантий. А Денису за пять лет жизни человека без паспорта боязно выбрать не тот путь.

Непризнанные: что делать?

Причем, судя по всему, положение в России тех, у кого есть паспорта ДНР или ЛНР, немногим лучше, чем если паспорта нет совсем. Люди не знают, куда обращаться, просят помощи и консультируются в интернете. В юридическом смысле их положение непростое еще и потому, что специалистов по этой тематике немного. Тем не менее некоторые дельные советы можно получить на специальных ресурсах, таких как «Вестник мигранта».

Самые часто задаваемые вопросы и ответы юристов в интернете:

— Правда ли, что с паспортом ДНР/ЛНР можно работать без патента и находиться в России сколько угодно долго?

— Нет, это не так. Не верьте слухам и словам малограмотных журналистов о неких «негласных», «неофициальных» распоряжениях, по которым жителей ДНР/ЛНР «не будут трогать». Паспорта ДНР/ЛНР в России приравнены к украинским паспортам, их обладатели с точки зрения российских властей рассматриваются как граждане Украины.

На граждан Украины с паспортами ДНР/ЛНР в России также распространяется «правило 90/180», для работы нужен патент, РВП, ВНЖ, временное убежище (или какое-либо другое основание).

— Как получить паспорт ДНР/ЛНР и можно ли это сделать в России?

— Паспорт ДНР/ЛНР можно оформить только в ДНР/ЛНР и больше нигде, в том числе и в России.

— Где находится посольство ДНР/ЛНР в Москве?

— Независимость ДНР/ЛНР официально не признана Российской Федерацией, поэтому официального посольства ДНР или ЛНР в Москве нет и до официального признания независимости быть не может. Нам также не удалось обнаружить актуальную информацию о каких-либо других организациях, представляющих власти ДНР/ЛНР именно в Москве. На официальном сайте МИД ДНР mid-dnr.su есть информация о так называемом «представительском центре ДНР», который находится по адресу: ул. Долгоруковская, 11/2, г. Симферополь, РФ. Информацию о представительствах ЛНР в России найти не удалось.

— Я потерял паспорт ДНР/ЛНР в России, как быть?

— Как мы уже отмечали выше, паспорт ДНР/ЛНР не получится оформить в России, поэтому единственный выход из этого неприятного положения – это обратиться в консульство или консульский отдел посольства Украины в России за свидетельством на возвращение на Украину.

3047257

Для справки:

Донецкая, Луганская народные республики являются непризнанными государствами, поскольку на данный момент не получили признания со стороны хотя бы одного государства — члена ООН. Единственным государством, признавшим независимость обеих республик, является Южная Осетия, которая сама имеет ограниченное признание. Украина рассматривает ДНР и ЛНР как террористические и сепаратистские организации. Территории, контролируемые ДНР и ЛНР в соответствии с украинским законодательством, считаются временно оккупированными Россией. Россия ЛНР и ДНР также не признала.

Ответ из миграционной службы ДНР:

Мы связались с указанным человеком, были перенаправлены в пресс-службу Ростовской полиции, но ответа так и не получили.

В миграционной службе Луганской народной республики нам сообщили следующее. Цитируем:

«Гражданам Украины, которые по состоянию на 12.05.2014 зарегистрированы на территории Луганской народной республики и в настоящее время находятся на территории Российской Федерации без документов, удостоверяющих личность (по причине их утери или кражи), необходимо направить в Управление миграционной службы МВД ЛНР на электронный адрес ums.mvd.lnr@mail.ru информацию с указанием следующих данных:

— фамилия, имя, отчество;

— дата и место рождения;

— адрес регистрации места жительства;

— место пребывания в настоящее время;

— причина, по которой были утрачены документы, удостоверяющие личность (при наличии копий утраченных документов направить их по вышеуказанному электронному адресу);

— копия справки из соответствующего ОВД РФ об обращении гражданина по факту утери (кражи) документов.

После изучения предоставленных данных лицу, которое обратилось в Управление миграционной службы МВД ЛНР, направляется бланк заявления о выдаче временного удостоверения личности физического лица для возвращения на Родину (далее ВУЛ), которое лицо заполняет собственноручно, и сканкопию вышеуказанного заявления направляет на электронный адрес УМС МВД ЛНР.

Сотрудниками Управления миграционной службы МВД ЛНР в отношении лица, которое обратилось с заявлением о выдаче ВУЛ, проводятся соответствующие проверки, по результатам которых принимается решение о выдаче ВУЛ.

Гражданин уведомляется о принятом решении, а также времени и пограничном пункте пропуска между Российской Федерацией и Луганской народной республикой, на который ему необходимо прибыть. После этого в указанное время осуществляется пересечение границы в сопровождении сотрудников Управления миграционной службы МВД ЛНР.

Возвращение на территорию Луганской народной республики для восстановления документов, удостоверяющих личность, обязательно».

3047259
Фото: Александр Сакалов

Управление миграционной службы МВД ЛНР начало работать с легализацией своих граждан паспортами ЛНР со второй половины 2017 года. С тех пор за полтора года на территорию Луганской народной республики было возвращено около 300 граждан.

Также 18 февраля 2017 года президентом Российской Федерации В. В. Путиным был подписан указ «О признании в Российской Федерации документов и регистрационных знаков транспортных средств, выданных гражданам Украины и лицам без гражданства, постоянно проживающим на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины», в соответствии с которым (это версия Луганского МВД) «паспортный документ, удостоверяющий личность физического лица, проживающего на территории Луганской народной республики, признается на всей территории Российской Федерации».

Мы попытались уточнить в миграционной службе УМВД по Томской области, признают ли они паспорта ЛНР и ДНР. Но ответа также не получили.

И, как нам пояснили общественники, помогающие лицам без гражданства с оформлением документов, в Ростовском УМВД, если и помогают прибывшим из ЛНР и ДНР решать подобные проблемы, то «по негласному указу».

«Можно пытаться обращаться к властям ЛНР, ДНР, но пока это не налажено, — пояснила специалист по проблеме лиц без гражданства комитета «Гражданское содействие» Елена Буртина. — Так как это такие полупризнанные государства. Нормальных дипломатических отношений нет. Консульств нет. Какая-то полулегальная система действует в Ростове. Но очень многие люди из Украины без документов находятся в тупике. То есть фактически они становятся лицами без гражданства».

Выходцы из Донбасса могут обращаться в России за временным убежищем. Хотя сейчас «убежище» предоставляют крайне неохотно. Если Денис сможет получить «временное убежище», позже, когда его мама будет иметь постоянную прописку, сможет подать на гражданство как носитель русского языка. В ином случае придется выезжать в ЛНР, оформлять их паспорт, возвращаться и начинать легализацию с нуля. Но семья боится отправлять его в ЛНР, считая, что безопасней быть «лицом без гражданства», чем «предателем» при пересечении границы.

Материал вышел в рамках проекта «Натурализация».

Автор — Юлия Корнева

Оригинал

Автор: Лариса Муравьева

Агентство новостей ТВ2 вместе с музеем «Следственная тюрьма НКВД» начинает новый проект — «ХХ век. Очевидцы». За почти 30 лет работы мемориального музея в его архиве накопилось огромное количество документальных и устных свидетельств об ушедшей вместе с ХХ веком эпохе — около 100 видеоинтервью, 300 рукописей, более 700 аудиозаписей. Многие из этих материалов не расшифрованы и не переведены в электронный текст, а значит, недоступны для поиска в  интернете. Группа волонтеров, в числе которых оказались и журналисты ТВ2, решила помочь музею справиться с этой задачей, а заодно и  публиковать на сайте Агентства новостей наиболее интересные воспоминания. 

Захар Авдюшин
Захар Авдюшин

Одно из первых интервью для музейного архива Василий Ханевич записал в 1990 году с Захаром Авдюшиным. Разговор с 79-летним узником ГУЛАГа занял тогда несколько часов и  аудиокассет. Спустя 29 лет мы предлагаем вашему вниманию историю парня, который пережил и плен отца в Первую мировую, и казаков в хате в  Гражданскую, и голод 30-х, и ГУЛАГ в 40-х. Бесхитростный рассказ «очевидца века» с небольшими купюрами мы публикуем от первого лица.

Авдюшин Захар Сергеевич:

Родился 5 сентября 1911 года. Отец в 1914 году был на фронте. Попал в плен. Хорошо помню, как мать все бегала: «Нужно послать сухари ему туда, в Германию!» — чтоб он смог приехать, потому что немцы не  давали им для этого питания. Вернулся отец только в 1921 году, мне было уже 10 лет.

Хорошо помню революцию — я же бегал там, где, например, Деникин проходил. Казаки ездили с такими длинными пиками — помню, как гусыню один насадил на пику и высоко поднял. Дед и бабка из нашей хаты ушли, ее заняли казаки.

В 1927 году я определился в профтехшколу — это недалеко от Севска (Брянская область, прим.), километров 20. В 1930 году мою мать положили в больницу, отец с  Маринкой дома. Я говорю: «Я домой приду». А он говорит: «Нам с Маринкой нечего есть!». И меня спасали в детской колонии, я к ним ходил — они меня подкармливали.

Один выход — ехать в Москву, работать, спастись от голода. Уехал я туда с Иосифом Зайцевым, беспризорником — зайцами! На вокзале ночевали. А Иосиф, хоть и  беспризорник, но был грамотный. 

Мы решили обратиться к Крупской, в Министерство просвещения. Он такой пронырливый был, как-то пробрался к ней в кабинет, охраны там никакой не было. И она дала распоряжение в бухгалтерию, ему выписали деньги, не помню уже, сколько. Он со мной, конечно, поделился.

Я ходил по заводам, хотел работать токарем — везде «не требуется», «не требуется». На Неглинной в Москве была биржа труда, я  пошел туда, а Зайцев отказался — поеду я, говорит, обратно.

Сразу на рабфак пойти, на стипендию, мне не дали — надо, говорят, сначала поработать. Но я показал направление, что я уже был на заводе «Динамо», и мне дали работу. В две смены работал. Поступил на вечерний рабфак, через год перевели меня на дневное. В 1933 году рабфак я закончил, и меня оставляли на экономическом факультете. Но это сейчас экономист — престижно, а тогда все больше к технике тянулись. И поступаю я в Горный институт, взрывной факультет (потом переименовали в шахтостроительный). Дали там мне прекрасное общежитие, недалеко от еврейского кладбища.

Тогда в Москве строился метрополитен. Мне сказали: «Ты — комсомолец!». И послали на строительство метро — добровольцев-то особо не было. Я попал на кессонную шахту во дворе старого университета (кессон — конструкция для образования под водой или в водонасыщенном грунте рабочей камеры без воды — прим.). Как раз тогда на Лубянке, на станции Дзержинского погибла целая смена, отравление какое-то было. Потом перевели меня в управление по укреплению фундаментов.


Строительство первой очереди московского метрополитена, между 1932 и 1934 гг.
Фото: с сайта wikipedia.org

Позже забрали в армию, после армии поступил в зоотехнический институт. В 1937 году я работал на витаминном заводе, помощником механика, много ездил по командировкам.

Ни в каких там группах я не состоял, знакомых «таких» не имел или каких-то там «убеждений», водкой не увлекался. Мне бы институт закончить, жизнь неустойчивая была. Помню, стоял я как-то на мосту, смотрел на Кремль — звезды там светятся… и плакал. Думал, вот, там же люди хорошо живут, счастливые… но Москва не верит слезам.


Москва, 1930-е
Фото: с сайта wikipedia.org

К 1941 году я уже был женат, жили мы у тещи Прасковьи Федоровны. Мой отец работал на том же заводе, что и я, столяром. И вот воскресенье. Зовут на кухню — а там этот «грибок», тарелка-радио: «Слушайте, слушайте, будет важное правительственное сообщение! На нас напала фашистская Германия…» Я сразу поехал на завод, мы там фонарь наш заводской затемняли…

А в понедельник ночью в небе — гудение самолетов. Люди в панике, кто в чем, с детьми, повыбегали из дома. И тут же милиция: «Ложная тревога, назад, назад!».

Понедельник я на заводе отработал, во вторник приехал на новую площадку неподалеку. Собирались строить новые здания завода. Стоят директор Кутузов с главным инженером Рыкиным — обсуждают, куда убрать емкости со спиртом, ведь в случае чего может быть взрыв. И подходит начальник отдела кадров: «Вы извините, что я вам тут мешаю, я пришел за Захар Сергеичем».

Меня требуют на проходную. Приходим. Стоит машинка, «эмка». Два парня молодых. «Ну садись, поедем». «Куда?». «Ты арестован».

Приезжаем домой. Зоя моя: «Что это ты так рано приехал?». А я прохожу молча на кухню, эти два парня за мной вслед. Они говорят: «Руки вверх!». Обыскали. Бутылек нашли: «О, тут что-то не по-нашему написано!». Я говорю: «Это рецепт, ребенку от кашля». Один другому: «Ну, на всякий случай возьми его».

Они пригласили понятых — бабку-соседку. Она спрашивает: «За что вы его арестовали? Сукины сыны, только и знаете, что арестовываете! За что вы мужика? Только-только начал выбиваться, они ж бедно живут!».

А мы и правда выживали благодаря тому, что Зойкина мать работала на мясокомбинате и иногда кости всякие домой приносила, их и варили. А парни говорят: «Мы посланные люди, нам поручили, и мы его доставим, куда положено».


Москва, 1941 год, противотанковый еж 
Фото: с сайта wikipedia.org

Увезли меня — сейчас это Мясницкая называется — и направо, там КГБ (в 1941 — НКВД, прим.). Железная дверь. А там — машин, машин… и в каждой машине суслик, как я, сидит. Заходим. Сидит солдафон: «Фамилия?!». И в бокс меня, а там сесть негде. Стоял я там порядочно. Потом приходят, напротив двери открылись — а там зал небольшой. Плащ взяли, ремень, подошвы рванули, чтоб никаких гвоздей не было, часы у меня сняли. «Получишь когда-нибудь!». Ну и в  камеру, квадратов 18. Камера набитая.

Сел на полу около деда одного. Он мне: «Ну что прижурился-то?» «А что не прижуриться. Взяли меня с завода — за что забрали…» «Ааа, ну так ты не теряйся, верь в себя, держись! А то сдохнешь. Я строил Беломорканал! Главным врачом был там в поликлинике. Меня там даже наградили. А вот теперь обратно. Так что и ты попал. Невиновен? На-а-йдут какую-нибудь вину!»

Там были дней пять. Дают пайки хлеба — а его там целый угол, потому что не лезет, ну не хочу я есть. А дед мне: «Ешь ты, ешь». Никто не ест, все переживают…

Здание ОГПУ-НКВД-КГБ СССР на Лубянке
Здание ОГПУ-НКВД-КГБ СССР на Лубянке
Фото: с сайта wikipedia.org

Оттуда повезли меня этапом в Омск. Там в тюрьме народу много было. Лечь — только боком. Тесно. Вызывает каждого следователь. Возвращается человек весь избитый. А меня не вызывают и не вызывают. И  на меня уже косятся — мол, стукач к нам подосланный сидит тут.

Я дрался даже там: «Какой это я вам стукач?!» «А вот мы тут сидим, рассуждаем. А тебя вызовут, и ты все там расскажешь».

Наконец, меня вызывают. Привезли в МВД. Как сейчас помню, следователь Краснов. Кабинет, стол, окно. У меня еще мысль была — кинуться в окно, шарахнуть стекло и разбиться к чертовой матери, чтоб не  мучиться. Разные же приходят мысли…

«Ну, говорить будем?». Я стою в углу: «О чем?». «Признавайся, что ты там антисоветские речи произносил?» «Ничего я не произносил. Я  жил так, как ты вот живешь, так и я».  

Уже утро. Заходит еще один, козыряет: «Ну что, признается?» «Да нет». «Ну что ж, он еще у нас рыбку будет ловить». А я всю ночь стоял, выдохся, говорю: «Вы фашисты! Там люди Родину защищают, а вы тут человека посадили ни за что! Вам на фронт нужно, а вы здесь сидите!» «Но-но-но, а то рыбку ловить будешь!» Следователь давай отпрашиваться в  буфет, а тот, второй, ему: «Давай, где его дело? Так… ну а где еще, еще?» «Да нету ничего больше». Он мне: «Ну-ка, иди сюда, Авдюшин». Я  иду, руки дрожат. «Да ты опусти руки-то». Я сажусь.

Слушай, нет у тебя ничего серьезного. Придет следователь, ты  все заполнишь, и отошлем тебя. Тебя будет судить тройка. Тебя же в Москве арестовали? Думаю, что поскольку у тебя образование все-таки  есть, лет 5-8 тебе дадут. А освободить мы тебя не имеем права.

Заполнил анкету, как мне сказали. «Нет», «нет», «нет», «не знаю»… Потом вернули меня в тюрьму. А я чистый, не избитый. И меня начинают преследовать, что я подсадная утка. Чуть ли не мордобой. Я говорю: «Ну как я могу вам доказать, в конце концов? Меня же все равно не выпустят». Проходит месяц. Вызывают меня. «Вон, глядите, пошел докладаться!» Я  говорю: «Сволочи вы, гады! Может среди вас кто-то и есть, только не я!».

Заводят в комнату, там сидит украинец. «Во, восемь рокiв тебе дали!». В общем, привезли меня этапом в Асино. Наверное, если б меня высадили в томской тюрьме, то расстреляли бы. У нас же тут произвол творился… А в Асино нас привезли человека четыре.

Заключенные Томасинлага. Асино, 1951 год
Заключенные Томасинлага. Асино, 1951 год
Фото: с сайта nkvd.tomsk.ru

Лагерь стоял, как называли, в малярийном месте — грязь, болото. Бараков было сначала пять (один из них женский) — сплошные, «повальные». А потом тесно стало, сделали еще два, уже с нарами. Баня была. Было три лагпункта — самый дальний, где перевалкомбинат, там лес выгружали. Второй ближе, там транспортер стоял, где тоже лес выгружали, и третий, недалеко от электростанции, где грузили лес на вагоны и отправляли по  железной дороге. 

Большинство народу в лагере сидело по 58-й статье, политические. Сроки — 10 лет и ниже. «Больших» людей не было, обычные все. Был, правда, один поляк, который рассказывал, что он работал в  Коминтерне.

Уголовные заключенные были в отдельном бараке усиленного режима. Жулье, ворье. И на лесозавод их отдельно возили под усиленной охраной — собаки, автоматы. Потому что на них, конечно, надежды такой не было. А  вообще, отношение было к нам нормальным.

Руководство Томасинлага, с. Асино, 1940-е
Руководство Томасинлага, с. Асино, 1940-е
Фото: с сайта nkvd.tomsk.ru

В Асино я был на общих работах, со шпалами возился. Потом слабый стал, не годный к погрузке всякой, перевели меня в ширпотреб мастером — ложки делать. Там инвалиды безногие работали, ну и я. Там был Райсих, немец, старик уже. Прекрасный человек, к русским хорошо относился. Я был его помощником, мы там всякие механизмы мастерили, он говорил: «Ты мне прямо, как клад, попался!» А немцы Миллер, Пай, Фок и Феттерлих, как сейчас помню, состряпали на него какой-то донос, и Райсиху еще 10 лет дали, он позже и умер. Это все были немцы из высланных, не  военнопленные.

До окончания войны смертность у нас большая была, голодно. Приходят этапы по 20, например, человек. А смотришь — умерло 25-30 человек. В лагере ведь травы даже не росло.

И вот был у нас один инженер, москвич. Как-то раз мы с машинистом Серегой Захаровым работали, заходит Сергей и принюхивается: «Чем это воняет?». Инженер говорит: «Не знаю». Серега: «Это не ты, что ли?! А кто тогда воняет?». Взял он кочергу, поднял поддувало под топкой — ка-ак пахнет оттуда! А там котелок. «Это чей?!» «Мой…» А там кал человеческий в котелке. «Зачем?!» «Вы ни черта не понимаете, — говорит инженер, — организм не переваривает пищу всю, там остаются питательные вещества. Вот оно прокипятится, и можно употреблять опять. Вот спасение!»

Периметр запретки. Фото 1965 г. Озерлаг
Периметр запретки. Фото 1965 г. Озерлаг
Фото: с сайта nkvd.tomsk.ru

Были у нас побеги. Привезли к нам как-то мужика одного, молодой, около 30-ти. Он оказался кузнец, странный такой, в японском костюме. Его вроде как не имели права посылать на работу, но послали — повезли в  кузницу, а он оттуда днем, в обеденный перерыв, сбежал. Как сбежал, до  сих пор непонятно, кругом же вышки. А еще как-то спрятались в штабелях три человека. Проверка — а их нету.

Но потом нашли, всех постреляли, перебили. У входа в лагерь их и положили, чтоб все смотрели — вот что будет с теми, кто задумает бежать. Дня три лежали.

Война кончилась. Начальником тогда был Верещак, выступил перед нами: «Дорогие мои! Война кончилась» — и заплакал. Такое тяжелое это впечатление на всех произвело. И мы плачем. Надеемся, что теперь будет лучше. И отношение стало совершенно другое.


Лесозаготовка, с. Копаное Озеро. Чаинский район. Фото 1958 г.
Фото: с сайта nkvd.tomsk.ru

В начале 1948 года меня расконвоировали, лагерь ликвидировали и перевели в Итатку. Оттуда я и освободился.

Если б я сейчас нашел человека, который на меня донес, не  знаю, что бы с ним сделал. Но его нету. Расстреляли. А тогда я сидел и  все думал — ну за что, кто мог на меня написать?

И вспоминаю, когда следователь меня первый раз допрашивал, спрашивал: «Ты говорил: «Не те б… сущие, что е… дающие, деньги берущие, а  те… и т.д.»? Я говорю: «Да нет! Было дело, но это не я говорил, это директор». Помню, около трубы недействующей рафинадного завода, под которой спиртохранилище, стояли завскладом Хоботов Николай Андреевич, директор Кутузов Михаил Захарыч, главный инженер Рыкин Семен Алексеевич, и я подошел к ним.

И подходит к нам бухгалтер этого завода рафинадного и говорит директору: «Чего же вы не платите? Мы вам услуги делаем, поделки там всякие». А я директору говорю: «Да я к ним два месяца уже хожу, в  огранке там одну деталь нужно сделать, а они ничего не могут сделать! А  другого они ничего нам не делали!». Вот Кутузов и говорит бухгалтеру эту фразу.

И потом следователь ее мне и предъявил! И еще досочинили, что, мол, убрать бы человек 10 из правительства, народу бы легче жилось.


Москва в конце 1930-х годов
Фото: с сайта wikipedia.org

Освобождаюсь я. Жена мне все это время не писала. Я-то может и  писал, но ответа никогда не получал. Поехал я в Москву, к себе на  Канский (?) переулок, дом 33, квартира в многоэтажке.

Захожу, сидит парень, лет 35, здоровый такой. Теща у меня была коммунист, малограмотная. Встретила меня: «Ой, приехал! Ой, даже не  знаю, чем тебя угостить!». Я говорю: «А это у вас тут кто?» А он мне: «А-а, это Захар Сергеич явился? А я Зоин муж!».

Я ему: «Вали отсюда!». Он так и не ушел. Сказал кому-то, что я  бандюга, убежал с лагеря. И ночью приходят и меня арестовывают пять милиционеров. Просидел я в отделении часов до трех дня, документы все проверили…

Реабилитировали меня в 56-м. Сам я ничего не писал, это Хрущев всех реабилитировал политических…

На этом аудиоистория Авдюшина Захара Сергеевича на кассете заканчивается. И продолжения ее ни в каком другом виде не существует. Сведения о том, как и когда он оказался в Томске, где работал, поддерживал ли связь с родственниками, не сохранились. Но, возможно, сохраненные им воспоминания смогут помочь кому-то еще узнать что-то новое о своих родных в ХХ веке.  

Оригинал

23 января 2019

Первый пошел?

Оппозиционный блогер Вадим Тюменцев — первый в России заключенный, освобожденный досрочно благодаря частичной декриминализации «экстремистской» 282 статьи. В колонию Тюменцев попал в декабре 2015 года, суд признал его виновным в возбуждении ненависти и призывах к экстремизму. Блогер несколько раз объявлял голодовку, в том числе в поддержку украинского  режиссера Олега Сенцова, осужденного по обвинению в терроризме. За решеткой Вадим Тюменцев провел три года и девять месяцев, хотя осужден был на пять лет. Правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным

Первый пошел?

— Вы провели в колонии почти четыре года. Жалеете о том, чем занимались до срока?


— Мог ли я действовать по-другому? Возможно, где-то мог быть чуть корректнее. Но посадили меня в итоге за то, что я начал активно мешать. Я был самым оперативным блогером Томска с видеокамерой. Когда случалась реальная беда, я оказывался на месте раньше всех. Редакционной политики у меня не было, я чувствовал себя полностью защищенным. Думал так: «Пусть считают дураком за эти ролики, но зато не трогают». Но я переоценил себя и свою безопасность. Не учел, что в стране наступила другая эпоха. Меня предупреждали, что я допрыгаюсь, что нельзя трогать Украину. Можно было прислушаться к людям, но я гнул свою линию Это, наверное, можно трактовать как отмороженность. Но когда люди свою линию гнут, нет единомыслия, их не получается загнать в казармы. Сейчас ситуация изменилась.


— Несколько раз вы голодали в колонии. Зачем? 


Первую голодовку в декабре 2017 года я начал от хорошей жизни — в поддержку политзаключенных. Тогда у меня не было жестких оснований для голодовки, и после нее мое положение в колонии ухудшилось. Голодовка эта стала каплей в море, но способствовала декриминализации экстремистской 282-ой статьи и моему досрочному освобождению. Повлияло и то, что другие осужденные и обвиняемые по политическим статьям рассказывали о своих делах. Не шли на поводу у следствия, которые всегда говорит: «Молчите, и все будет хорошо». Благодаря журналистской и правозащитной солидарности удалось чуть-чуть изменить законодательство. Но это просто подачка, статью ведь не декриминализировали полностью. К тому же, остались похожие статьи. Люди попытались что-то сделать, и это тот минимум, который у них получился. Сейчас ждать изменений в лучшую сторону не стоит. Другие мои голодовки были связаны с внутренними событиями в колонии, которых касаться не хочется. Вообще я не склонен сейчас мстить администрации. Было, прошло, — живем дальше.

Первый пошел?
Фото: Роман Чертовских

— Вы сталкивались в колонии с другими политзаключенными?


— Насколько я знаю, официально я — единственный политзаключенный в Томской области. 282-я статья была у моего сокамерника Игоря (в настоящий момент, по словам Вадима Тюменцева этот заключённый уже освобождён и просит не придавать огласке его персональные данные и обстоятельства дела – ред.). Его посадили за неугодное мнение, но он признал вину и получил полтора года. Я вину не признал и получил пять лет. Вообще я не считаю, что нужно делить заключенных на политических и не политических. И среди одних, и среди других есть разные люди.


— Интересуются ли заключенные политикой?


— Если говорить о большинстве зэков, то они интересуются поправками: декриминализацией законов, смягчением, амнистией. Мифы о смягчении сроков по колониям и СИЗО гуляют годами. Все друг другу говорят, что их  новости — из последних уст. Хотя недавний закон «день за два, день за полтора» казался мне в колонии такой же фантастикой, как слухи о том, что у всех уберут по 300 дней срока. Конкретно политические события заключенным не интересны, они живут более близкими категориями. Например, занять пачку сигарет до следующего магазина. 


— В колонии вы работали библиотекарем. Какова специфика такой работы в заключении?


— Работа зависит от библиотеки и того, кто работает библиотекарем. Это может быть теплым местом или горячей точкой. У меня была напряженная работа, связанная с расстановкой, классификацией и тематизацией книг, я постоянно штамповал их и выдавал. В библиотеке я не перерабатывал и не перенапрягался, как работники промзоны. Но когда к тебе в день приходит по десять, а то и по тридцать человек, ты просто выгораешь. В изоляторе сидеть скучно и тяжело, но там я плотно занялся демографическими подсчетами и исследованиями солнечной активности.  

Первый пошел?
Первый пошел?

— Находясь в заключении, вы успевали следить за происходящим в России?


— Мне не хотелось выпадать из контекста, но источника новостей в колонии нет. Есть телевизор, но по нему о многих вещах не рассказывали. Поэтому я выписывал газеты. Сперва «Российскую газету»  и «Томскую неделю», а с февраля 2017 года и на «Новую газету» . Российская газета менее отвечала моим потребностям. В ней много графиков и статистики, свидетельствующих о развитии страны. Но я этого роста не в общении с осужденными, которые недавно попадали в колонию, не замечал. Было только ощущение застоя. Но благодаря газетам я был в курсе событий. Для меня это важно.


В 117-м номере «Новой газеты» есть статья «Повар любит поострее», где описывается охота на российских оппозиционеров. Зачастую охота завершается избиениями, тяжелыми ранениями или убийствами. Журналисты «Новой» нашли Валерия Амельченко — человека, который якобы делал по заказу Евгения Пригожина грязную работу. Например, проучил блогера из Пскова Сергея Тихонова. Блогер умер от сердечного приступа недалеко от своего дома в 2016 году.

Первый пошел?
Фото: Роман Чертовских

— Родственники погибшего блогера в диагнозе не сомневаются, а меня эта статья заставила подумать, — продолжает Вадим Тюменцев. —  С 2012 меня травили в интернете. Я к тому времени был два года видеоблогером, а просто блогером – лет пять. Знал уже, на что и как люди реагируют, и в определенный момент почувствовал неладное. Было впечатление, что мои ролики целенаправленно минусует какая-то группа. Я пообщался с коллегами, и они меня убедили, что никакой группы нет. А потом я узнал, что убеждавшие меня в это люди связаны с ФСБ. Со мной не получилось справиться через травлю, и тогда я стал заключенным. В интернете сейчас есть угрозы в мой адрес. Пишут следующее: «Ты нас звал и мы пришли. Скажи спасибо, что с тобой обошлись так». Значит, могли обойтись по-другому?


Имя Евгения Пригожина связывают с частной военной компанией «Вагнера» и «фабрикой троллей». Одной рукой его люди бьют оппозиционных блогеров по-блогерски, а другой устраняют их физически: грубо режут или отравляют, инсценируя естественную смерть. Поэтому я хожу и оглядываюсь. 

Первый пошел?
Фото: Роман Чертовских

— До заключения вы негативно относились к деятельности ТВ2. Ваше отношение к компании изменилось?


— Отношения с ТВ2 у меня очень простые. Мне не нравилось, что телекомпании, в том числе и ТВ2, вырезали кусочки из моих роликов и вставляли в свои сюжеты. Авторство мое при этом не указывали. Это — пренебрежительное отношение, которое я расценивал как оскорбление. Отчасти я стал блогером, потому что журналисты ТВ2 отказывались меня снимать. Но потребность высказаться была, поэтому я взял камеру и начал говорить на нее то, что считал нужным. Когда ТВ2 закрывали, я действительно злорадствовал. Злорадствовал недолго — после телекомпании органы начали упражняться на мне. Я рассуждал, что ТВ2 уберут, и мне будет простор и раздолье. Но я глупо рассуждал. Оказалось, что мы только солидарно можем что-то отстаивать, что мы друг-друга дополняем, несмотря на разницу в масштабах. Поэтому перед заключением я начал открыто поддерживать журналистов. 


— Планируете дальше вести свой блог?


Нет, сейчас хочу сосредоточиться на научной деятельности.  Исследования, которыми я занимался в колонии, могут стать предтечей больших научных открытий. В этом я нашел себя и хочу начать с чистого листа.


— Есть желание уехать из России?


— Я плотно связан с русским языком, просто не врасту заграницей. В Крыму и Одессе я чувствовал, что не вписываюсь в ландшафт и тосковал по Сибири. Уехав куда-нибудь, я утратил бы связь с космосом. Не смог бы писать так, как пишу сейчас, не смог бы проводить такие математические расчеты. Сейчас у меня есть разгон. Хочу доделать текущие дела и через неделю сесть за научные исследования. Буду досчитывать то, что не успел досчитать в изоляторе. 

Мать Вадима Тюменцева встречает его на выходе из колонии
Мать Вадима Тюменцева встречает его на выходе из колонии
Мать Вадима Тюменцева встречает его на выходе из колонии

Вадим Тюменцев благодарит за помощь и поддержку своего первого общественного защитника Антона Иванова и представителя в суде Елену Хамматову, правозащитников из «Мемориала» и «Фридом Хаус», членов Общественной наблюдательной комиссии, журналистов, коллег по Комплексной самодеятельной экспедиции, «простого заключенного» Андрея Медведева, адвоката Андрея Миллера, свою мать и всех тех, кто слал ему письма поддержки. 



Для справки: 


Вадим Тюменцев — видеоблогер и общественный активист из Томска. В разные годы Тюменцев митинговал против фальсификации выборов и судебного произвола, организовывал митинги в поддержку Сергея Зайкова, осужденного за пощечину губернатору Томской области Виктору Крессу, принимал участии в других общественно-политических  акциях. Подвергался административным арестам. В 2010 году баллотировался в муниципальные депутаты от КПРФ.


30 декабря 2015 года Кировский районный суд города Томска признал  Вадима Тюменцева виновным по статям «Возбуждение национальной ненависти либо вражды» и «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». По приговору блогер получил пять лет лишения свободы в колонии общего режима и запрет пользоваться интернетом на три года. 


Поводом для разбирательства стали два трехминутных видеоролика, посвященные военному конфликту в Украине и опубликованные на его странице в соцсетях и на видеохостинге YouTube. Суд решил, что действия блогера были направлены на возбуждение ненависти и вражды к жителям Донецкой и Луганской областей Украины. Суд также признал Вадима Тюменцев виновным в экстремистской деятельности, которую блогер вел в Интернете. Гособвинение просило четыре года в колонии-поселении.


Позже Вадим Тюменцев обжаловал приговор в областном суде. В последнем слове он заявил, что явку с повинной написал под давлением майора ФСБ. Томский блогер утверждал, что не понимает, почему он является экстремистом, так как ничего экстремистского не совершал и к террористическим действиям не призывал. Областной суд оставил приговор в силе, но разрешил Тюменцеву пользоваться Интернетом без размещения какой-либо информации в сети. На свой приговор Вадим Тюменцев позже подал жалобу в Европейский суд по правам человека.


16 января 2010 года Вадим Тюменцев вышел на свободу досрочно благодаря частичной декриминализации статьи 282 «Возбуждение национальной ненависти либо вражды». 



Оригинал
3036429

Томич Валерий Галактионов 23 года провел в Армении. Он не смог вернутся на родину после военной службы по контракту. Потерял советский паспорт и другие документы, попал фактически в рабство: пас овец за еду. Консульство России в Армении помочь ему отказалось. В Томской области у Валерия продолжали жить отец и мама, сестра и братья, бывшая жена и сын.


В начале 2017 года Валерия нашли и помогли вернутся в Россию активисты организации «Альтернатива». 11 февраля 2017 года в томском аэропорту вместе с родственниками встречала Валерия и наша съемочная группа. «Я так долго тебя ждала» — это были первые слова матери.


Сейчас Валерий живет в селе Плотниково, в родительском доме. Через полгода после освобождения, он смог получить российский паспорт. По нынешним временам это удача, учитывая тот факт, что в 90-е годы военное ведомство в документах у Валерия допустило ошибку в отчестве. По возвращению в Томск, ему пришлось доказывать факт своего существования и что он Петрович, а не Павлович.

3036431

«Мы не сразу узнали, что его не выпускают в Россию из-за ошибки в документах, — рассказывала тогда Надежда Галактионова. — Мам, говорил он мне, ты делаешь запрос на Петровича, а я здесь до обеда Петрович, а после обеда — Павлович. Связь поддерживали постоянно. Не звонил он только, когда пас скот в горах. Там связи, наверное, не было. Высылала постоянно деньги ему в Армению. Он пробовал даже убежать, но на границе его разворачивали. Мы везде обращались за помощью: в областной и городской военкоматы, в военную прокуратуру, и в программу «Жди меня».


Родные Валерия пытались вернуть его на родину. Обращались во все инстанции. Но помощи никто им не оказал. Единственная справка, которую удалось получить семье Валерия за 23 года, что в 1995 году Валерий Павлович (не Петрович) Галактионов проходил военную службу по контракту в военной части в городе Гюмри, что он уволен в запас и направлен в Томск: «убыл 3 апреля самолетом в Таганрог». Однако ни в какой Таганрог Валерий не убывал. Все это время он провел в Армении.


Только в феврале 2017 года активистам правозащитного движения «Альтернатива» удалось получить документы, благодаря которым Валерий Галактионов смог вернуться домой в Томск. Нашла активистов в сети бывшая жена – Валентина Рудой.


«Валерий в очередной раз, летом, позвонил своей матери, плакал, говорил, что хочет домой, — рассказывала Валентина Рудой. — А я с бывшей свекровью держу связь. Я сама мама, думаю, посмотрю, может помогу. Нашла группу «Альтернатива», они занимаются вызволением людей из рабства. Начали общаться, документы выслали какие были. И вот, то, что не могли сделать власти, сделали волонтеры. А эти органы власти только бумажки пересылали».


Ни Валерий Галактионов, ни его родные, ни активист движения «Альтернатива» Алексей Никитин так и не смогли понять, почему никто из чиновников не помог восстановить утраченные документы. Ведь в итоге весь процесс получения свидетельства о возвращении на родину занял две недели.


В Томске Валерию Галактионову смогли сделать российский паспорт за полгода. Хотя в справке на въезд в Россию теперь уже работники российского консульства допустили ошибку. Вместо Галактионов написали Галактинов.

Движение «Альтернатива», активисты которой помогли Валерию вернутся на родину — общественная организация, борющаяся с современным рабством. На сайте protivrabstva.ru сказано: «Альтернатива освобождает людей по России и миру из всех форм рабства: трудового, сексуального, «нищенского» и других…».


Олег Мельников — создатель и руководитель движения «Альтернатива», в 2011 году помог другу в вызволении родственника из рабства в Дагестане, с тех пор количество освобожденных перевалило за тысячу. Олег Мельников рассказал ТВ2 о том, как люди оказываются в рабстве и насколько сложно вернуть домой человека без паспорта.

3036433

— У нас, наверное, каждый десятый случай — это люди, которые не имеют гражданства или его невозможно подтвердить, — рассказывает Олег Мельников. — Одна из последних историй: гражданин России по правопреемственности, на момент, когда он пропал, у него был еще паспорт СССР. Это было в 1993-94 году. Нашли его на территории Украины, в Харьковской области, сравнительно близко от российской границы. Он там пас овец. Документов не было, ситуация безвыходная. Он не думал вообще что кто-то его ищет. Он хотел оттуда уехать, но у него даже денег не было. Он ходил в Консульство России на протяжении десяти лет, но ему там заявляли, что ничем помочь не могут, что они не могут установить его личность. Единственное, что на руках было — он сохранил билет, по которому приехал из Астраханской области. Паспорт у него еще тогда отобрали на границе сотрудники украинской милиции. Так и не вернули.


Сначала хотели получить с него деньги, но денег не было и они просто продали его местному фермеру. Консульство России могло сделать соответствующие запросы, но они, видимо, решили не усложнять себе лишний раз жизнь. Как, собственно, и с Галактионовым было. В его случае консульство России в Армении тоже могло войти в положение и ему могли бы выдать справку о возвращении на родину. Но они этого тоже в свое время не сделали.

— Исключение — когда девушек насильно удерживают на Северном Кипре. Они не совсем лица без гражданства, у них уже был российский, украинский или белорусский паспорт, просто его у них отняли. В Северном Кипре дело осложняется тем, что там нет ни одного консульства или представительства никаких стран, кроме Турции. Это остров и физически оттуда уехать сложно. Где-то можно попытаться пересечь границу, но тут ты ее просто не переплывешь. Девушек туда зовут якобы работать хостесс в гостиницах или официантками. В итоге отбирают документы и заставляют заниматься проституцией. Когда мы обращаемся в Консульство России в Южной части Кипра, они говорят, у нас на сайте висит предупреждение, что нежелательно посещать данную непризнанную территорию и все. Так что нам, например, приходилось договариваться и нелегально вывозить этих девушек в Турцию и уже там получать в консульстве утерянные документы. Раз в три месяца двух-трех девушек мы оттуда вызволяем.

3036435
Юрий работал за еду в Краснодарском крае 18 лет. Его освободили из рабства 23 декабря 2018 года.
Фото: фото с сайта protivrabstva.ru

«В 2000 году Юрий 58 г.р. уехал на заработки из Украины (Луганская обл.) в Краснодарский край, имея на руках лишь советский паспорт. При невыясненных обстоятельствах он утерял документы и оказался на нелегальном положении в качестве лица без гражданства. С тех пор Юрий скитался по различным сельхозхозяйствам в Краснодарском крае. Где-то, по его рассказам, Юрия принуждали к бесплатному труду, где-то он работал за еду или небольшие деньги… За помощью в движение «Альтернатива» обратилась дочь Юрия. 23 декабря волонтер «Альтернативы» вместе с сотрудниками местной полиции приехали на ферму, чтобы забрать пострадавшего. Дедушку вывели к воротам фермы неизвестные работники и передали его прибывшим. После Юрия отвезли в Ростов-на-Дону и поселили в одном из местных приютов. Здесь он будет жить, пока идет процесс восстановления документов, в чем движение «Альтернатива» планирует пострадавшему помогать». Информация с сайта движения «Альтернатива».

— Вы отслеживаете судьбу тех, кого вызволили из рабства, после того как удалось вернуть их домой? Как быстро им удается получить российское гражданство?


— В разных случаях по разному. Обычно уходит около года, полтора. Но наблюдать мы сейчас не очень можем за всеми этими людьми. Мы просто не успеваем все делать. Для понимания, у нас на очереди в данный момент человек 40 стоят на освобождение. В Бахрейне застряли две девушки, которых мы освободили. Но им еще штрафы нужно заплатить по 2000 долларов. Мы сейчас находимся в поиске денег.


— Я видела на сайте, что вы собираете на свою деятельность пожертвования. Пожертвования и волонтеры — это то, за счет чего вы существуете?


— К сожалению, нет. Наши пожертвования это 5-7 процентов от того, что нам приходится тратить. Все остальное — прибыль от моего бизнеса. У меня есть завод по производству технических газов, сухого льда и жидкого азота и завод по переработке мусора.


— Просто когда вы сказали «к сожалению», первое что пришло на ум, что вам помогают иностранные организации, а наше государство сейчас эту форму поддержки старается пресечь, отсюда НКО — иностранные агенты и т д.


— Мы ни одного гранта в жизни не получали. В России их не дают, а заграница — ну мы со своими проблемами, наверное, сами должны разбираться.


— Сколько уже людей вы вызволили из плена?


— Более тысячи человек мы спасли из плена. И этот поток растет. Раньше был один случай в неделю. Сейчас два случая в день бывает. И более 2000 человек помогли вернутся на родину из тех, кто не находился в плену.

— Есть аналогичные вам организации за рубежом?


— Насколько мне известно, мы единственная в мире подобная организация. Нам в свое время давали благодарности от ООН, ОБСЕ, Совета Европы за нашу деятельность. Мы же не только на территории России действуем. Но при этом, нам никто никогда не помогал. С этим лучше смириться и спокойно продолжать жить. Будешь размышлять почему никто не помогает – в депрессию впадёшь!


— Это у вас какая-то личная история, почему вы этим занялись?


— Кроме как назвать, что я вляпался в это, никак больше не сказать. В 2011 году у меня один друг сказал, что его родственника держат в рабстве на кирпичном заводе в Дагестане. Я не поверил, но поехали туда и все подтвердилось. Думал сначала, что недельку этим позанимаюсь, потом, что месяц, потом – до конца года, и так – восьмой год. А поток, кому нужно помочь — не иссякает.

Поддержать деятельность Альтернативы:

Сбербанк 4276 3801 5524 4887
Яндекс Деньги http://money.yandex.ru/to/410011569894386
Вебмани R305103454198
Pay Pal http://paypal.me/AlternativeHelp
Киви-кошелёк +79645737207
BitCoin (BTC) 12GdYH4zfM4jZryDUmZoLfqUxmiD2Bzv17
Ethereum (ETH) 0xde83A7f3E08d5Eebf70A8a21484E6308870B79a1

Материал сделан в рамках спецпроекта ТВ2 «Натурализация».



Оригинал

Соловки, Карелия, Томск, Воркута, Колыма… Десяток населенных пунктов — столько же отдельных историй. Которые складываются в одну большую историю огромной страны. 11 января в Амстердаме прошла презентация книги «Onderdrukt door de Verlosser» — «Подавленные Спасителем». Книгу написала голландская журналистка Хестер ден Бур, которая в течение нескольких лет путешествовала по России, чтобы найти ответ на вопрос — насколько велика роль сталинского прошлого в жизни современного российского общества?

3035423
Хестер ден Бур

Отправной точкой в исследовании Хестер стал Томск. В 2015 году она приехала сюда по совету председателя общества «Мемориал» Арсения Рогинского и стала свидетелем уничтожения независимой телекомпании ТВ2. Как история ТВ2 вписалась в книгу о наследии Сталина, какие можно провести параллели между прошлым и настоящим и почему фигура Сталина вновь обретает популярность — об этом и не только мы поговорили с Хестер ден Бур накануне презентации книги.

3035425

3035427

В течение нескольких лет вы проехали Россию от Соловков до Колымы. Посещали бывшие лагеря ГУЛАГа, встречались с жертвами сталинского террора и их потомками, записывали интервью, делали фотографии. Была ли какая-то личная история, которая побудила вас заняться этим исследованием?

Да. Первый раз я соприкоснулась с этой темой в 2009 году. Я получала степень магистра в Институте военной документации (NIOD), специализируясь на исследованиях Холокоста и геноцида. Эти исследования фокусируются на механизмах, которые стоят за Холокостом и другими примерами массовых убийств и геноцида в разных странах. Одной из тем был «Сталинизм». И я решила писать свою магистерскую работу по этой теме. Для этого я поехала на полгода в Санкт-Петербург в 2009 году — чтобы поработать в архиве «Мемориала». Моя задача была — найти людей, жертв сталинизма, которые сохранили веру в Сталина и коммунизм.

И я нашла много примеров людей, пытающихся найти смысл или оправдать ту ситуацию террора. Думаю, людям было очень трудно осознать, что именно происходило с ними. Потому что, с одной стороны, ты веришь в Сталина как в великого героя страны, почти бога, а с другой стороны, система, в которую ты веришь, тебя карает. И ты начинаешь искать объяснения, чтобы оправдать ту ситуацию, в которой оказался. Например, люди верили, что это не Сталин нес ответственность за ГУЛАГ, а его окружение. И писали письма Сталину, рассказывая ему о том, что происходит в стране, о лагерях ГУЛАГа, спрашивали — знает ли он?

3035429
Могила Сталина в Москве. Фото: Хестер ден Бур

После того как я впервые соприкоснулась с этой темой, я решила поехать в Россию уже как журналист. В 2010 году я три месяца путешествовала по Сибири — была в Якутии и на Дальнем Востоке. К 2015 году я поняла, что изучение сталинизма может иметь не только историческую цель, но оно также важно для понимания текущей ситуации в России. К этому времени в России произошли большие изменения — «Мемориал», где я когда-то проводила свои исследования, уже находился в списке «иностранных агентов». С 2012 года, когда Путин вернулся к власти, государство в России стало более репрессивным — вы это почувствовали в Томске, когда закрыли ТВ2. Люди стали более напуганными. Страна стала другой с последнего раза, как я здесь была.

3035431
«До свидания, город!». Последний эфир ТВ2

Эти три факта вместе заставили меня осознать, что происходит сейчас в России. Я поняла, что важно сфокусироваться на сталинизме сейчас и наблюдать в динамике, как память об этом явлении меняется.

В этот момент я решила поехать в Томск. Это было довольно случайное решение. Я знала, что в Томске есть музей НКВД, и у меня был электронный адрес директора Василия Ханевича — его мне дали в питерском «Мемориале». Я отправила Василию письмо и спросила — могу ли я с ним встретиться? Он ответил — да. Сначала я планировала написать о происходящем в России статью. А потом я открыла для себя в Томске историю ТВ2, познакомилась с журналистами — потому что мне было интересно, что же происходит с телекомпанией. И это стало первой отправной точкой исследований, которые спустя четыре года были изданы в виде книги.

Вы собирали материал в разных городах, записывали множество интервью. Кто из ваших героев запомнился вам больше всего, и почему?

Я всех героев помню очень хорошо, потому что история каждого важна. Но вопрос исследований был: «Почему популярность Сталина растет в данный момент? Что это говорит о текущей ситуации в России? И как можно объяснить позитивное отношение русских к Сталину?» И один человек объяснил мне это очень хорошо.

Его зовут Виктор Генрихович, я разговаривала с ним на Колыме. Он был сыном заключенной ГУЛАГа — она отработала там 10 лет. Он был рожден в ссылке и потому до сих пор живет на Колыме. И никогда это место не покидал.

Ягодное, город на Колыме. Фото: Хестер ден Бур

Виктор Генрихович рассказал мне, что он хотел бы видеть во главе страны лидера, подобного Сталину. Сильного лидера. Он объяснил, что для него 1990-е годы были очень травматичными. И они сформировали его взгляд на политику. Он говорил, что работал в шахтах, когда внезапно после развала Советского Союза и прихода Ельцина к власти все надежды на лучшее будущее и стабильное настоящее рухнули. Его зарплата была такой, что он даже не мог купить своей дочери теплую обувь — при том, что в мороз на Колыме бывает до минус 60°С.

И я думаю, что Путин, приходя к власти в 2000 году и возвращаясь в 2012-м, использовал эту идею о сильном лидере. После 1990-х для многих людей было облегчением видеть того, кто возьмет под контроль всю страну и вернет русским чувство величия. Это важная часть путинской политики — сделать людей гордыми, вернуть патриотизм в повседневную жизнь. И Сталин, который выиграл Вторую мировую войну — важная часть этого патриотического взгляда на историю. Конечно, после унижения, которое огромное количество людей почувствовали в 1990-е, идея сильного лидера помогла росту популярности Путина. Виктор Генрихович растолковал мне это очень наглядно.

Еще одна героиня — Галина Ивановна, которую я встретила в Красноярске. Она была дочкой румынов. Ее родители были депортированы из Румынии в Красноярск в начале войны, в 1941-м. Она до сих пор боится говорить о том, что считалась дочерью «врагов народа». Чувствует неприязнь людей — они, по ее мнению, до сих пор осуждают ее родителей, верят, что те делали что-то неправильное.

Я считаю, что это тоже важная история. Она показывает, что в России много людей, которые мало знают о том, что происходило во время правления Сталина. Люди до сих пор осуждают жертв, невинных жертв! Это важная часть исследований. Многое осталось для людей неизвестным, потому что даже после смерти Сталина им было запрещено обсуждать то, что происходило во времена сталинизма. Был короткий период во время Горбачева и в 1990-х — когда многое открывалось, множество мемуаров было опубликовано. Но с конца 1990-х интерес к сталинскому прошлому стал уменьшаться.

3035433
Недавно открытый «Сталинский центр» в Пензе. Фото: Хестер ден Бур

И одно из объяснений этому, я думаю, в том что российское правительство никогда официально не признавало, что это было преступление государства. Что государство, коммунистическая партия, Сталин убили миллионы невиновных людей и это было преступление. И это то, на что «Мемориал» всегда указывал. Арсений Рогинский, который недавно, к сожалению, умер, говорил, что каждый в России знает о жертвах, но не понимает, кто несет за это ответственность.

3035435
Массовое захоронение в Воркуте, бывший регион ГУЛАГа. Фото: Хестер ден Бур

И это очень важная часть объяснения, почему Сталин именно сегодня стал популярен в России. Я думаю, никто не хочет сегодня вернуться к ГУЛАГу. Но многие просто не понимают, что тогда происходило, сколько людей погибло, каков был механизм репрессий. И очень важно ответить людям на эти вопросы. А сегодня эти моменты угасают, ретушируются. В новых учебниках пишут, что Сталин был эффективным менеджером. Невинных жертв авторы учебников, конечно, не отрицают, но для них важнее, что Сталин был великим лидером, что благодаря Сталину была выиграна Вторая мировая война. То есть фокус находится не там.

Истории, которые вы рассказываете, о российских исторических травмах. А есть ли подобные травмы у голландцев?

Прямых параллелей между Россией и Голландией я бы не проводила. У всех, конечно, есть свои черные страницы в истории. Для нас это период после глубокой колонизации Индонезии. Индонезия была голландской колонией и стала независимой от Голландии только после Второй мировой войны. Было очень много чрезмерного насилия со стороны голландского режима над индонезийским населением. Несколько лет назад в Голландии появилась исследовательская команда, которая начала работать над этой темой, выяснять, что же реально происходило в тот период. И рассказала о чрезмерном структурированном насилии, исходящем от государства, от голландской военной власти в отношении мирного населения Индонезии.

3035437
Сандармох, массовое захоронение в Карелии. Фото: Хестер ден Бур

И как вы работаете с этой травмой?

Это расследование пока еще продолжается, и пока нет результатов и заключений. Другой вопрос, что сегодняшнее голландское общество тоже борется с колониальной историей Голландии, историей рабского труда. Есть ли дискриминация в голландском обществе сегодня и как она связана с колониальной историей — также идут дискуссии в обществе сейчас.

Конечно, самая большая травма во всей Западной Европе — это Холокост, массовый геноцид немцами еврейского народа. Особенно это большая травма для Германии. Думаю, что разница между травмами Германии и России в том, что после того как нацистский режим пал, после Второй мировой войны, стало предельно ясно, что режим Гитлера был преступным. Сейчас есть, конечно, экстремистские клубы неонацистов, но в целом немецкое общество очень хорошо осведомлено о том преступлении против человечества. Вы не найдете много немцев, которые скажут, что Гитлер был великим лидером и мы снова хотим такого, как Гитлер.

Сибирь для европейцев — это тоже Россия или это что-то особенное?

Конечно, Сибирь — это часть России. Важная и интересная. И когда я думаю о России, я думаю о Сибири. Потому что большую часть времени, проведенного в России, я провела именно здесь.

3035439
Кемь (Карелия), бывший пересылочный лагерь на Соловки. Фото: Хестер ден Бур

Как история ТВ2 легла в контекст вашей книги?

Поначалу, когда я только приехала в Томск, изучение сталинского наследия и ситуация вокруг ТВ2 были для меня двумя разными историями. Но в процессе исследований они стали переплетаться. И часть моей книги о сегодняшнем дне, сегодняшнем климате растущих репрессий в России. Сегодня многие смотрят на Сталина как на великого лидера, но этот лидер держал все под контролем путем уничтожения всех не согласных с ним мнений. Это то, что происходит сейчас и с Путиным. Не таким путем, конечно. Прямых параллелей между прошлым и настоящим, между масштабом и числом жертв репрессий тогда и сейчас, конечно, нет.

Очень много независимых организаций столкнулись с проблемами, их заставили хранить молчание. Людей, которые имеют независимый взгляд на российское общество — среди них, конечно, было и ТВ2. И в какой-то момент я поняла, что история ТВ2 важна как часть моих исследований.

3035441
Юрий Дмитриев, глава карельского отделения «Мемориала». 13 декабря 2016 года был арестован. Фото: Хестер ден Бур

Вы бы хотели, чтобы книгу перевели на русский?

Да, я думаю, это важно, чтобы русские ее прочитали. У меня нет точных планов на это счет, так как пока не было никаких переговоров с российскими издателями. Но фотоистории мы уже перевели на русский и английский. Так что вот онлайн-вариант книги будет доступен для россиян.

Лариса Муравьева
Оригинал

Свершилось! Пенсионерке Галине Шергиной удалось убедить следователей, что она лишилась своего земельного участка незаконно. Для этого ей понадобилось провести десятки пикетов, несколько голодовок, отправить письмо на воздушных шариках президенту и остановить кортеж главы СК Александра Бастрыкина. Почти 5 лет жизни ушло у томской пенсионерки на то, чтобы заставить томских следствателей завести уголовное дело и признать ее потерпевшей.

3025783
Галина Шергина

Неустановленные должностные лица администрации Томска, действуя умышленно, явно выходя за пределы своих полномочий, ввели в заблуждение Шергина В.И. (муж Галины Шергиной, – прим.ред) о невозможности предоставления ему в собственность придомового земельного участка, — говорится в постановлении о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству за подписью старшего следователя СК РФ по Томской области П.В. Никкеля.— Своими действиями неустановленные должностные лица мэрии дискредитировали органы муниципальной власти, что выразилось в подрыве авторитета городской власти и доверия к ней со стороны общества и граждан.

3025787

3025789

3025791

3025793

С 2014-го года Галина Шергина обивала пороги следственного комитета Томска, но следователи не видели состава преступления в том, что земельный участок прилегающий к дому пенсионеров Шергиных на Киевской, 75 обманным путем захватил ее более богатый сосед. Галина Шергина решила не сдаваться и ринулась на борьбу сразу со всей правоохранительной системой Томской области. В очередях в прокуратуре и СК она встретила товарищей по несчастью Римму Круць, Екатерину Гаврилину и других. Пенсионерки решили объединиться в борьбе против чиновников и стали выходить на антикоррупционные пикеты.

3025795

На пикетах пенсионерки призывали отправить в отставку руководителей местных правоохранительных органов за то, что они бездействуют и не ловят преступников. Примечательно, что из всех, кого женщины отправляли в отставку (см. фамилии на плакате выше) на своих постах в Томске остались только прокуроры Романенко и Федотов. Глава следкома Владимир Литвиненко ушел на пенсию прямо с больничного, глава УМВД Игорь Митрофанов сначала ушел на пенсию, а затем пошел под суд, главу УФСБ Никитина  перевели в другой регион, главный судья Томской области Александр Кайгородов ушел на пенсию и уехал к морю.

3025797

Когда пикеты не помогли, женщины решили пойти на радикальный шаг и объявили голодовку. Потом обманутые томички голодали еще не раз, но томские власти их просто игнорировали. Тогда они решили пожаловаться самому главному -  Владимиру Путину. Записали видеообращение к президенту о коррупции в Томске и отправили его текст в столицу на воздушных шариках. Этот экстравагантный ход  обернулся бабушкам потом сердечными приступами, походами в суд и денежными штрафами. Пенсионерок обвинили в проведении несанкционированной акции.

После неудачного обращения к президенту летом 2017 года случился удачный перехват кортежа Александра Бастрыкина осенью того же года. Глава СК РФ выслушал томских пенсионерок и дал распоряжение тогдашнему главе СК по томской области Владимиру Литвиненко повнимательней отнестись к их проблемам. После звонка из Москвы дело Галины Шергиной из городского СК передали в следственный комитет по Томской области следователю Олегу Астафьеву.





Следователь Олег Астафьев встал на сторону мэрии и по-прежнему не видел состава преступления в том, что нас с мужем по постановлению мэрии лишили земельного участка в центре Томска, — рассказывает ТВ2 Галина Шергина. — Мэрия заявляла, что земельный участок прекратил свое существование. Абсурд. А следователь Астафьев верил этому абсурду и игнорируя мои заявления, просто выносил отказные постановления. У меня штук пять отказов в возбуждении уголовного дела от него.

Дело сдвинулось с мертвой точки этим летом, когда в следственном комитете Томской области сменилось руководство и Галине Шергиной удалось попасть на прием к заместителю руководителя областного следкома Андрею Гусеву. Он выделил время и изучил документы на земельный участок, которые были у пенсионеров Шергиных. Проштудировав на несколько раз Земельный кодекс вместе с Шергиной следователи пришли к мнению, что состав преступления со стороны чиновников мэрии есть, в связи с чем и возбудили уголовное дело. А 59-летнюю пенсионерку признали потерпевшей.

3025801
Галина Шергина пытается еще раз попасть на прием к Александру Бастрыкину.

На вопрос ТВ2 не боится ли Галина Шергина, что ее уголовное дело закончится ничем, как у ее подруги по несчастью Риммы Круць, она ответила, что нет. Напомним, что Римма Круць вместе с мужем приобрела трактор, документы на который, как впоследствии выяснилось, оказались поддельными. Ей и ее мужу, как и Галине Шергиной несколько лет отказывали в возбуждении уголовного дела по факту мошенничества, а когда наконец-то возбудили и передали в суд, то судья признал  инспектора, который оформлял документы невиновным за давностью лет.

Суд не разобрался в деле Риммы Круць, — отвечает Галина Шергина. И у неё, и у меня преступление, длящееся по времени. Для таких преступлений нет срока давности. Преступления, которые были совершены давно до сих пор фактически не закончились. В отношении моей частной собственности Росреестр и администрация Томска продолжают совершать преступление.

Нам остается только пожелать удачи непримиримым пенсионерам, отстаивающим свои права. Ведь то, что случилось с ними, может случиться и с каждым из нас.

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире