tv2today

ТВ-2

19 июля 2018

F

Автор: Валентина Анкудинова

Сергей Жвачкин прокомментировал обвинения в распродаже томского леса. В этом его обвиняли российский режиссер Никита Михалков и лидер ЛДПР Владимир Жириновский. По словам Жвачкина, на сегодняшний день в  Томской области заготовка леса-кругляка составляет всего 0,2% от общего объема вырубок.

Сергей Жвачкин отвечает на обвинения: Михалков мог бы позвонить и спросить меня про лес

Поводом для обвинений стала сдача китайцам в аренду 137 тысяч га томского леса на 49 лет за 1,26 млрд рублей, что составляет 16 рублей за гектар. Напомним,  что в декабре 2017-го «Международная инвестиционная компания Цзинье» выиграла в аренду эти гектары леса . В свою очередь, замгубернатора по агропромышленной политике и природопользованию Андрей Кнорр говорит, что считать по  принципу «16 рублей за гектар» некорректно. Стоимость леса, отмечает замгубернатора, нужно оценивать в кубах, а не гектарах.

Летом этого года российский режиссер Никита Михалков в своей программе «Бесогон ТВ» рассказал о вырубках леса в Томской области. ​

Только вдумайтесь, деньги полученные за бесценные породы древесины, если перевести их в доллары — это $ 20 млн. Это 10 высококлассных автомобилей «Майбах» или, скажем, стоимость одной яхты Романа Абрамовича. Причем это только кругляк, не изделия покупают, а только кругляк. Как говорят специалисты, стоимость этого объема — 200−300 млрд рублей. Но, конечно, лучше синица в руке, чем журавль в небе, — отметил в своем видео Михалков.

Он  провел параллели между своим фильмом «Сибирский цирюльник», по сюжету которого американский инженер изобретает специальную машину для вырубки тайги, и новыми китайскими комбайнами, валящими томский лес.

«Может быть, не нужно ждать еще столько лет, чтобы понять, что нам нужно прибраться в стране во всех смыслах этого слова», — завершил он программу (про Томскую область — с 29-й минуты выпуска).

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский также раскритиковал Сергея Жвачкина за продажу леса китайцам. 

«Я написал Никите Михалкову письмо. Я с ним хорошо знаком, он был в Томске. На мой взгляд, чтобы получить ответ, ему достаточно было просто позвонить мне», — сказал томский губернатор в эфире телеканала «Томское время».

Сергей Жвачкин рассказал, сегодня в Томской области всего 0,2% процента заготавливается круглого леса.

«На аукционах мы не имеем права ставить первоначальную цену леса выше, чем федеральные ставки. Этот закон был принят в январе текущего года. Мы написали свой протест, я встречался с министром природных ресурсов, который поддерживает меня, но, как только мы подняли эту тему, она тут же вернулась к нам бумерангом. Знает ли Михалков, что за счёт хорошего использования лесосырьевой базы, цены в Томской области на аукционах до десяти раз выше, чем в других регионах», — подчеркнул губернатор.

По его словам, сейчас в Томской области работает 600 производителей, регион поставляет продукцию в 19 стран. 

«Конечно, много бардака в лесу. Он частично перешел с той страны, которой нет, но  мы сегодня считаемся лидером. Если мы по мнению некоторых самые худшие, то, спрашивается, что в других регионах делается?», — сказал губернатор.

При этом он подчеркнул, что лес рубить нужно, а Томская область совершает вырубок меньше, чем может.

«Мы можем рубить в год до 38 миллионов кубических метров леса, не нарушая баланс природы, но на аукцион выставляем всего восемь, а рубим только  пять. Это очень плохо. Если не вырубается лес в течение 60 лет, то за счет увеличения нижней подстилки он будет гореть. Во всем мире это учитывается. Лес рубить необходимо, для того чтобы он жил», — отметил Жвачкин.

Оригинал

«Когда яр обвалился, то повалились тела людей…»
«Это была лепешка — это вот пергаментная лепешечка. А в воде она разлагалась и разбухала. И получалось, что это как человек. Его же не четвертовали — это целый труп человека».

«Дважды… Дважды людей здесь уничтожили…»

2954952

Телекомпания ТВ2 закончила работу над первым фильмом предполагаемого документального цикла «Антропология террора» — «Яр». История о событиях, происходивших в Нарымском крае в 1930-х годах, и о том, как они откликнулись в 1979-м. Как продолжают жить в памяти по сей день. О трагедии Колпашевского яра люди рассказывают от первого лица — очевидцы, историки, краеведы, потомки жертв политических репрессий. Главный герой фильма — Обь. Река времени, вскрывающая следы преступлений прошлого. Или — река забвения.



«Я чувствую очень сильную боль. Боль за то, что мы не видели этого деда. Которого расстреляли здесь. Не видели своего дядю. Теток, которые умерли, от того, что бабушка осталась одна — они болели, погибли здесь. Мы же не знали в детстве ничего. Но как только узнали, что тут произошло, и что случилось с нашим дедом, вот с тех пор боль меня не отпускает». Жанна Шестакова, внучка Андрея Шестакова, расстрелянного в 1938 году.

Мрачный подвал. Тяжелая дверь открывается медленно, со скрипом. Две сестры заходят в тюремную камеру. В казенном полумраке — голые нары, узкое решетчатое окно под потолком. Одной женщине становится плохо. «Давайте уйдем?» — предлагают ей. Она отказывается: «Они вытерпели, ну аж мы-то… Как можно людей вот так содержать?..»

Сестер зовут Жанна Шестакова и Нина Федорова. Жанна приехала из Барнаула, Нина — из Новосибирска. В Томске они должны встретиться с двоюродным братом Михаилом Шестаковым из Красноярска. Чтобы вместе со съемочной группой ТВ2 отправиться в Колпашево. На место расстрела их деда — Андрея Шестакова.

2954954

«Я никогда не чувствовала, что мы, наша семья — враги народа. Родители от этого, видимо, нас оберегли. Молчанием. Зато сейчас мы почти ничего не знаем. Они нам ничего не рассказали. Вот только фотография и все. Это наш дед, расстрелянный в Колпашево. Шестаков Андрей Иванович. У нас был очень красивый дед». Нина Федорова, внучка Андрея Шестакова, расстрелянного в 1938 году

Андрей Шестаков был забайкальским казаком. Родился в 1887 году в поселке Староцурухайтуевский Читинской области. Воевал в Первую мировую. Во время революции принял сторону большевиков, был партизаном. После Гражданской вернулся домой в Приаргунье. Имел крепкое хозяйство — лошадей, коров, овец. Семью в селе уважали — одна из улиц даже носила имя партизан Шестаковых. В 1933 году Шестаковых, имевших пятерых детей, самой младшей из которых едва исполнилось два года, раскулачили и сослали в Нарымский край.

«Мой дед никак не тянул на кулака. Он в гражданскую войну ушел воевать за красных. До высылки 1933 года в Старом Цурухайтуе была улица партизан Шестаковых, названная в честь моего деда и его братьев. Почему же красные его и репрессировали? Красные тогда репрессировали не только его, но и многих других. Спущены были планы по высылке. Их нужно было выполнять. Высылали в Казахстан. И сюда в Нарым. Это был 1933 год». Михаил Шестаков, внук репрессированного Андрея Шестакова

Словосочетание «Нарымский край» в дореволюционной России было именем нарицательным и означало худшее место для ссылки. Нарым — село в 425 км к северо-западу от Томска, со всех сторон окруженное самыми большими в мире Васюганскими болотами. В 1932 году в Западно-Сибирском крае было создан Нарымский округ, который располагался на севере современной Томской области. Округ был поделен на районные и поселковые комендатуры. Центральная окружная тюрьма НКВД находилась в городе Колпашево — городке в 270 км от Томска вниз по течению Оби.

В 1920-50-х годах людей в Нарымский округ выселяли в ходе нескольких карательных операций: зачисток приграничных территорий от социально-чуждых элементов; раскулачивания; чистки крупных городов от деклассированных элементов (безработных, нищих, бомжей, проституток); массовых этнических переселений — немцев Поволжья, калмыков, народов Кавказа, жителей Молдавии, Латвии, Эстонии и т.д. По некоторым данным, за 40 лет советской ссылки в Нарымский округ выслали до 500 000 человек. За 200 лет царской — менее 40 тысяч.

По свидетельствам очевидцев, результатом этих массовых принудительных «спецеперселений» в 1930-е стала гуманитарная катастрофа в Нарымском округе. Из докладной записки зампредседателя краевого суда Остренко и замначальника краевого управления исправительно-трудовых лагерей Емеца. Колпашево. 15 мая 1932 года:

«…140 человек судебно-ссыльных, из них 36 женщин. Все помещены вместе на одних двухэтажных нарах. Мы не имеем пока данных медицинского осмотра, но во всяком случае подавляющее большинство из них носят явные признаки сифилиса и других болезней, крайнего истощения, голые, едва прикрытые сгнившей рванью.

Все питание рабочих, больных и проч. состоит из 300 грамм полусырого хлеба и сырой воды, набираемой из близлежащего болота, куда стекают нечистоты самого барака и близлежащей больницы. Свет в бараке на ночь не зажигается. Можете представить себе, что делается ночью в этом бараке, наполненном мужчинами и женщинами, подростками, буквально мальчуганами и девушками, неисправимыми рецидивистами, ворами и попавшими за сравнительные пустяки, лишенцами, кулаками, середняками и т.п.

Мы пришли к глубокому убеждению в том, что если бы это положение продолжалось еще более или менее продолжительное время, гибель физическая этих людей была бы неминуема.

Между тем, эти адские условия, как нарочно созданные для физического истребления этих людей, далеко еще несравнимы с той кошмарной действительностью, которую каким-то образом часть этих людей перенесла и которая унесла в могилу, по приблизительному подсчету, более ста человек в продолжении небольшого времени».

Людей привозили баржами. Высаживали на берег. Ни жилья, ни скота, минимум продуктов и инструментов. Люди жили или в на скорую руку сколоченных бараках, или в наспех вырытых землянках. Работали на лесозаготовках. Питались тем, что удавалось собрать или поймать в лесу, или выловить в реке. Теплой одежды не было. Лекарств — тоже. Умирали семьями. Но чаще погибали женщины, дети, старики. В 1930-х в Нарымском округе открылось 11 детских домов.

Только за один год, с 1931 по 1932, в Нарымском округе умерли более 25 тысяч человек. Смертность составила 12% . Этот же показатель по стране был в пределах 4%. За тот же период в Нарымском округе родились менее 4 тысяч младенцев. Показатель уровня рождаемости был в два раза ниже, чем в целом по СССР: 1,7% против 3-4%. При том, что, по свидетельству очевидцев, часто дети рождались и тут же умирали, но учет этой смертности никто не вел.

Сосланные в Нарымский округ Шестаковы выжили. И даже вновь обзавелись хозяйством. Но в июне 1938 в рамках операции НКВД по репрессированию бывших кулаков, Андрея Шестакова арестовали. Бывший красный партизан был обвинен в работе на японскую разведку. Ему инкриминировали создание ячеек по свержению советской власти в случае войны с Японией.

Арестовали Андрея Ивановича днем. Прямо во время работы. Вместе с ним был 14-летний сын Василий. Увиденное так потрясло мальчика, что он сбежал в лес, и три дня его не могли найти. А когда нашли, оказалось, что от страха он перестал говорить. Только мычал.

Андрея Шестакова осудили по статье 58, приговорили к высшей мере наказания и расстреляли в Колпашевской тюрьме 18 октября 1938 года. В годы Большого террора на территории Томской области к высшей мере наказания были приговорены более 10 тысяч человек. Колпашево было местом массовых расстрелов людей, попавших в тюрьму НКВД по Нарымскому округу.

1 мая 1979 года Обь размыла берег Колпашевского яра, вскрыв одно из массовых захоронений. Власти приняли решение захоронение уничтожить, затопив найденные тела в реке. Про убитых распространяли информацию, что это то ли жертвы Гражданской войны, то ли дезертиры времен Отечественной.

2954956

«Уничтожали следы всем, чем могли и как могли. Подгоняли теплоход, винт такой — чтобы их разрушивало, как мясорубкой. Там столько много тел… По всей реке… собственно река похоронила их». Нина Баглай, директор колпашевского бюро экскурсий в 1979 году

«Продолжали работать еще года два. Периодически то где-то на острове, то в зарослях находили трупы. Мы выезжали. Оказывалось, что это — эти товарищи, которые из этих захоронений. — И что потом с этими трупами делали? — Закапывали. — В каком-то конкретном месте закапывали? — Нет, в произвольной форме. — Почему не перезахоронить? — Одному богу известно… Решали люди в вышестоящих инстанциях, комитет занимался этим делом. На уровне Москвы». Эрнст Вальтер, и.о. начальника Колпашевского ГОВД в 1979 году

«Все знали, кто на самом деле там. — А кому врали-то? — Так врали-то не люди — людям, врали власти — людям. Для того, чтобы замазать. Погасить волнения людей. Для чего у нас обычно врут? Для этого и врут». Владимир Панов, дружинник в 1979 году

В Колпашевском яре в начале 90-х хотели поставить мемориал в память о дважды убитых. Но так и не поставили.

Как мы помним о том, что было в наших краях. Почему не хотим вспоминать, но и забыть не можем. История на сайте tv2.today

Совет областной думы Томской области положительно оценил законопроект о повышении пенсионного возраста. Обсуждение  реформы прошло сегодня на думском собрании и депутаты большинством голосов поддержали повышение пенсионного возраста в России.


Мы же решили поговорить с простыми томичами на улице, чтобы узнать их мнение о повышении пенсионного возраста женщинам до 63-х лет, а мужчинам до 65 лет.


Видео: Александр Сакалов

— Как вы относитесь к повышению пенсионного возраста?

— Не особо хорошо. Потому что средняя продолжительность жизни мужчин не  соответствует тому пенсионному возрасту, который планируется.

— Ой, да плохо. Вы вспомните, Путин сам говорил в 2005-м году, что пока он будет президентом, то повышения пенсионного возраста не будет. Видите, как выполняются обещания нашей власти. Негативно, конечно. Есть люди, которые не хотят выходить на пенсию, потому что не знают, чем заняться. Но если, смотреть картину в общем , то это не очень положительная тенденция.


—Те кому обещают прибавку тысячу рублей к пенсии, они согласны. Ну а будущие пенсионеры — они побаиваются, что не доживут. Мне 81 год и я не против, если мне тысячу добавят.


—Что бы вы сказали депутатам, которые проголосовали за этот закон. Ну у них денег хватает, не то, что у простых смертных, которые получают пенсию 8 тысяч или заработок 10 тысяч. Все идет к  худшему.


—И до пенсии не доживают  люди, а тут возраст повышают.


—Отрицательно.  Во-первых у нас рабочий день очень большой. Дети без присмотра. Внуки без присмотра. Школы говорят — мы детей не воспитываем.


— Молодежь загнали так, что не знаешь, как они там будут зарабатывать эту пенсию. После 45 лет на работу уже не устроиться. И говорят про белую зарплату. А где эту белую зарплату взять.


—Да зачем это нужно? Это ж не каждый сможет доработать.


— Наши дети не доработают. У меня дочь. Ей 47 лет. Она не доработает до  такого. Давайте, как есть , так и есть 55. А мужикам уменьшить пенсионный возраст надо. Их и так мало. Мужиков надо в Красную книгу занести.


— Я против. Потому что мы сельские жители, мы до пенсии не доработаем. Мне вот оставалось 5 лет, а теперь получается еще 10 лет пахать? Я не доработаю до этого возраста. Мы против, конечно.


Фото: Даниил Попов

— Что вы бы вы сказали депутатам, которые поддержали пенсионную реформу?


— Не думаю, что это совсем от них зависит. Им это спустил сверху президент.

.

— Вот им бы убавили зарплату, чтобы они работали, как мы работаем. А не сидели, не спали там в Думе.


— Правильно, правильно. Надо, чтобы они пенсию, как мы получали. Депутаты. А не такие большие суммы. Тогда бы они подумали, как мы живем на эту пенсию.


— Вот им бы убавили зарплату, чтобы они работали, как мы работаем. А не сидели, не спали там в Думе.


— А что им говорить? Они там сидят на месте, хорошие денежки получают. Они не перерабатывают. Они бы посмотрели, как сельские люди работают. Вы  посмотрите, ведь никто из сельских жителей на пенсии не работает. А кто сидит в кабинетах, они, конечно, продолжают работать.


— В колхоз и на поля. Чтобы они поработали так, как мы, все вручную.И пропалываешь на солнце стоишь. И воду таскаешь ведрами. Болеешь не  болеешь, а все это делаешь.

Оригинал

Оригинал

Автор: Лариса Муравьева

Что делать, если накрыла волна миграции. Итальянский опыт

Эта средиземноморская «одиссея», возможно, войдет в учебники истории — как переломный момент для Евросоюза. 9 июня корабль «Аквариус» подобрал у берегов Ливии 629 человек, которые отправились по морю в Европу. На резиновых лодках. Среди них были женщины — в том числе и беременные, дети — в том числе, и без сопровождения родителей. Спасательное судно взяло курс в сторону Италии, которая давно стала для мигрантов своеобразным «трамплином в ЕС». Но свежеизбранный вице-премьер от правых Маттео Сальвини приказал закрыть для судна итальянские порты.

«Отныне Италия начинает говорить «НЕТ» трафику людей, «НЕТ» — бизнесу на незаконной иммиграции», — написал Маттео Сальвини в своем аккаунте Facebook.

Мальта тогда тоже отказалась принимать мигрантов. Франция промолчала. Судьба «Аквариуса» решалась несколько дней, пока свежеизбранный испанский премьер-левоцентрист Педро Санчес не разрешил судну причалить в Валенсии. Все это сопровождалось едкими упреками европейских лидеров в адрес друг друга.

«Back human» или «Назад к человеку»

2952502

Милан. Вечер 12 июня. На площадь перед оперным театром Ла Скала стекаются люди.

Люди несут с собой самодельные перетяги, плакаты и множество «золотых флагов», повязанных в виде галстуков, бантиков и накидок.

Это фольга, из которой делают термоодеяла — первое, что спасатели выдают мигрантам, чтобы отогреть их после морского пути. Пять тысяч человек вышли на спонтанную демонстрацию, чтобы выразить протест против ситуации с кораблем «Аквариус».

«Мы здесь, чтобы сказать, что мы — за мигрантов, — говорит молодой человек. — Мы рады принять их в нашей стране. Мы выступаем против любого вида стен, которые возводятся перед мигрантами. Мы хотим громко сказать политикам об инклюзии в обществе. Мы в Милане рады любому, кто ищет лучшей жизни. Добро пожаловать в нашу страну и в наш город!»

2952506

«Здесь плакаты, которые я сделал против правительства Сальвини, которое мне кажется слишком расистским и которое приведет нас к тому, что мы будем осуждены публичным мнением Европы и всего мира», — говорит пожилой итальянец с плакатами. (На них написано: «От моря к пустыне — так можно спрятать мертвых. Позор и совесть» и «Помоги себе в их доме, и обеспечь себя в своем доме». Это намек на то, что не все деньги, которые выделяются на помощь мигрантам, до них доходят)

2952508

«Мы здесь, чтобы пригласить мигрантов в Италию, — говорит молодая девушка. — Корабль «Аквариус» из-за министра Сальвини не может войти в Италию. Там 600 людей. И уже 3-4 дня эта проблема».

2952510

«Я человек, а у человечности не должно быть границ, — говорит женщина с плакатом «Откройте порты». — Это несправедливо и неправильно — сказать людям, что они не могут находиться здесь. Если вы решились на такое путешествие, это значит, что у вас не было других шансов. По правде сказать, я испытываю отвращение к действиям политиков не только Италии, но и Европы».

В Милане в настоящий момент проживают 4000 мигрантов. Чуть более тысячи из них содержатся в 9 муниципальных центрах по размещению, чуть более двух тысяч — в 13 центрах, курируемых префектурой (то есть, итальянским правительством) и еще 422 человека — в центре SPRAR (Sistema di Protenzione per Richiedenti Asilo e Rifugiati, или Система защиты лиц, ищущих убежища, и беженцев), который работает на волонтерской основе и проявляет, пожалуй, наибольший интерес к своим подопечным.

Такая разноподчиненность сложилась исторически, объясняет Мануэла Бриенца, специалист муниципалитета Милана по социальной политике. Если не считать волну беженцев из Албании и других балканских стран, то первый раз чрезвычайное положение, связанное с мигрантами, в Италии объявили в 2011 году. Случилась Арабская весна, и в Италию хлынули беженцы из Ливии и Туниса.
Ближе всего к берегам Африки находится итальянский остров Лампедуза, и о том, как его наводняют прибывающие морем мигранты, тогда писали все итальянские СМИ. За полтора года на берегах Италии высадились 30 тысяч человек. Без документов и разрешений на въезд. Было принято решение равномерно распределить этих людей по Италии, в соответствии с квотами — чем больше город, тем больше мигрантов.

Существовавшая тогда на муниципальном уровне система работы с беженцами справиться с таким количеством людей не могла, поэтому была создана параллельная система центров размещения. Она подчинялась правительству — со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так, рассмотрение дел мигрантов и вынесение по ним положительных или отрицательных решений в среднем занимает 18-24 месяцев.
В 2013 году ни правительство, ни общество, ни СМИ не заметили, как ближе к осени Италию стала накрывать новая волна миграции — с Ближнего Востока — Сирии и Афганистана — и Северной Африки. И счет беженцам шел уже на сотни тысяч.
Никаких официальных правительственных директив регионам — что делать? — тогда не было, и Милан решил действовать самостоятельно.

Милан открыл беженцам коридор для переправки в другие страны Европы. На центральном вокзале городе постоянно были зарезервированы 200-240 спальных мест для размещения мигрантов. С октября 2013 по конец апреля 2016, когда ЕС потребовал от Италии соблюдения Дублинского регламента (по которому решение о предоставлении политического убежища должно принимать государство первого въезда), через Милан в другие европейские страны уехали 129 500 человек.

«Вплоть до 2016 года 98% прибывающих в Милан людей, рассматривали его в качестве пункта пересадки, — объясняет Мануэла Бриенца. — Их цель была Европа, их манил миф о Германии, Франции, Голландии, Великобритании, которая на тот момент входила в состав Евросоюза. С 2016 года положение вещей изменилось. Многие государства закрыли свои границы для мигрантов».
Общественному мнению навязывают стереотип о вторжении, захвате Европы мигрантами, сетует Лоренцо Трукко, президент Ассоциации итальянских юристов по вопросам миграции. Подобные спекуляции, по его мнению, выгодны политикам, которые приходят к власти на волне антимигрантских настроений. Так, нынешний вице-премьер Сальвини происходит из партии «Лига Севера», которую многие называют расистской.
«Это большая глупость — считать, что мигранты захватывают Европу, — говорит Лоренцо Трукко. — Давайте посмотрим цифрам в глаза. В ЕС живет 500 млн человек. В Италии — 60 млн. Если мы говорим о людях, которые сюда прибывают — это 100-120 тысяч максимум. И это количество не критическое. С ним можно работать. <...> Миграция — это человеческая история. Из Италии в разные годы эмигрировало 30 млн человек. Если бы не миграция, не было бы таких стран, как США и Аргентина. Также идет постоянная миграция людей внутри любой страны — и в России тоже. Нужно рассматривать миграцию не как проблему, а как большой и положительный ресурс, который можно обратить в свою пользу».

Проблемой же, по мнению Лоренцо Трукко, нужно считать систему приема и размещения беженцев и мигрантов.

«Мы все в одной лодке»

2952504

На окраине Рима, примерно в километре от жд вокзала, на заброшенной индустриальной территории разбиты десятки палаток. Это — нелегальный лагерь «Баобаб». Ему не помогают ни правительство, ни муниципалитет — он существует исключительно на средства волонтеров. 20 раз лагерь разгоняла полиция, и каждый раз он менял свое местоположение, смещаясь от центра Рима к периферии. На подходе к лагерю висит самодельная перетяга — «Мы все в одной лодке».
На территории «Баобаба» к журналистам сразу подходят люди с просьбой не фотографировать лица — если беженцев идентифицируют по фото в сети, то в случае депортации на родину их ждут большие проблемы.

В лагере нет электричества. Волонтеры вскладчину купили генератор, он работает два часа в сутки — чтобы живущие здесь беженцы могли зарядить телефон и позвонить родным. Здесь нет воды. Попить и справить естественные надобности мигранты ходят на вокзал. Из уличных фонтанчиков наполняют емкости, чтобы помыться на территории лагеря.

Палатки защищают от ветра и солнца, но когда идет дождь, вода затапливает дно временного жилища.
В «Баобабе» живут преимущественно «новоприбывшие» — сбежавшие от войн, криминала, сексуального рабства и голода в своих странах мужчины, женщины и совсем маленькие дети.

«Они не должны содержаться в таких условиях, — говорит основатель лагеря Андреа Коста. — Потому что им нужна всевозможная помощь — медицинская, психологическая — после всего того, что они пережили. По статистике наших волонтеров, у 93% из них имеются следы пыток на теле».
У ворот лагеря дежурят машины «Врачей без границ» — они оказывают вновь прибывшим первую помощь. С переводом помогают волонтеры — мигранты «со стажем». Среди них — Мустафа из Гамбии. Гамбия — слаборазвитая в экономическом плане африканская страна, которая в виде полуанклава простирается на 300 км вглубь такого же слаборазвитого Сенегала.

2952514

«Мне было тяжело заработать себе на жизнь в Гамбии, — рассказывает Мустафа, — и я поехал в Сенегал, потому что он чуть более современный. Оттуда с друзьями поехал в Ливию. Мечтал там найти себя, поддержать свою семью. Я знал, что в Ливии много проблем, но не заботился об этом. Меня похитили. Осталось много отметин, что меня били. Когда появилась возможность уехать в Италию, я поехал. Потому что здесь лучше, чем в Ливии. В Ливии нет закона. Нет прав. А здесь есть все — закон, права человека. И даже если государство не любит тебя, то есть волонтеры. Сейчас правительство делает все плохо (по отношению к мигрантам — прим. ред.). Я был на Сицилии три года. Я жил там в гетто. Вы знаете, что такое гетто? Вы не видели настоящего гетто раньше?»

Волонтеры рассказывают про официальные лагеря для беженцев, закрытую территорию которых мигранты не имеют права покидать без специального разрешения. Там они могут ждать своей участи до двух лет — столько времени занимают процедуры по вынесению решения о предоставлении им убежища.
Содержание одного мигранта итальянское правительство оценило в 35 евро в день: 30 евро — на оплату койко-места и питания, 5 евро — на карманные расходы.
Из карманных денег мигранты нередко пытались скопить на билет до Германии или Франции, рассказывает Марина Бобошко, переводчик и журналист, занимающаяся вопросами Италии с 2011 года. По ее словам, на Сицилии, в пик высадки мигрантов в 2012-2013 годах, в лагерях практически отсутствовала вся необходимая для нормальной жизни инфраструктура — ни водопровода, ни транспорта. Люди по жаре были вынуждены добираться пешком или на велосипеде в населенные пункты за 10-15 км — чтобы просто набрать воды и принести ее в лагерь.

«Ситуация была тяжелая, — говорит Марина Бобошко. — Никто не был готов к таким потокам. Но что характерно, в моем итальянском окружении отсутствовали любые расистские высказывания… И сейчас каждый день в баре моего дома в Риме — баром называется кафе, где ты выпиваешь в полдень свою чашечку кофе — я вижу, как чернокожие парни просят деньги. Я понимаю, что они, скорее всего, являются представителями какой-то криминальной цепи и собирают деньги не для себя. И я вижу итальянцев, которые тоже это понимают. Но их сердца тают, и они кладут этим парням монетки в шапочки, покупают им кофе. Девочки из кафе выносят им горячие круассаны. Эта та реальность, с которой я сталкиваюсь каждый день».
Через мобильный лагерь «Баобаб» за три года его существования прошли 75 тысяч человек.
Волонтеры за это время потратили на его содержание 1,2 млн евро. Раньше мигранты задерживалась в лагере на 4-5 суток и отправлялись дальше — искать свое счастье на североевропейских просторах. Сейчас, в связи с ужесточением контроля на границах стран ЕС, люди могут оставаться здесь месяцами.

Лишние люди?

Легально трудоустроиться нелегальным мигрантам в Италии невозможно. Трудовые квоты для них отменили несколько лет назад (единственный шанс получить ВНЖ в Италии — запросить политическое убежище или воссоединиться с семьей — прим.ред). При том, что дополнительная рабочая сила в итальянской экономике совсем не лишняя…

Читайте полностью на сайте Агентства новостей ТВ-2

Оригинал

Автор: Валентина Анкудинова

Фильм Виталия Манского «Свидетели Путина» получил приз на фестивале в Карловых Варах как лучший документальный фильм. Картина создана при поддержке телеканала «Настоящее время» и рассказывает о начале политической карьеры действующего президента России. 


В июне Виталий Манский приезжал в Томск на фестиваль документального кино «Переправа». Мы поговорили с ним об этом фильме, о причинах растущего интереса к документальному кино, о политической обстановке в России.

2951622
Фото: Артем Туров

— Хотелось бы начать разговор с вашего нового фильма «Свидетели Путина». Почему вы решили именно сейчас рассказать о событиях, которые произошли 20 лет назад.


— Эти события не закончились. Они изменили вектор своего смысла, привели к тем последствиям, которые для одних являются процессом вставания с колен. А для многих (и для меня конкретно) — эти события привели к той трагедии, которая происходит в моей стране, которая отбросила мою страну на многие годы назад, которая мою страну дистанцировала от цивилизованного мира. Точка смены пути очень важна для рассмотрения, причем не только для России, но и для других стран.


Это смена пути.  Мне кажется, очень важно рассмотреть это сегодня, ведь от подобных процессов, на мой взгляд, не застраховано ни одно общество. Потому что от цивилизованного пути развития до стерилизованного состояния, когда можно потерять свободу совсем, расстояние небольшое. И этот фильм, в каком-то смысле, вполне может выступить в роли определенной прививки от серьезного заболевания.


— Я правильно понимаю, что в России широкого проката картины не будет?


— Да, вы правильно понимаете. В России в принципе  нет широкого проката никакого документального кино, а уж тем более у картины, которая предлагает человеку проанализировать то, что сейчас происходит. И я бы здесь хотел подчеркнуть, что это не значит, что к фильму нет интереса.  Я знаю, что интерес огромный, но государство выстраивает вокруг такое количество ограждений, такие противотанковые рвы, которые очень тяжело преодолеть. Поэтому сейчас трудно представить себе, что премьера этого фильма состоится на «Первом канале» или «России».  Может быть, нам удастся выпустить фильм в прокат, но по опыту последних моих картин, которые были очень финансово успешны, что подтверждает их прокатный успех по всему миру, в России, даже добиваясь прокатного удостоверения через прокуратуру, как в случае с последним фильмом «Родные», всё равно можно столкнуться с определенными обстоятельствами, которые не позволят широко показать фильм публике.


— В фильме есть эпизод, когда Борис Ельцин пытается дозвониться до Путина, чтобы поздравить его с победой. А Владимир Путин не берёт трубку. Как вы думаете, почему это произошло? Почему Путин не перезванивает?


— Мне все равно, почему это произошло. Мне важно показать, что это произошло. Я думаю,  что в задачу документалиста не входит объяснять происходящее, мы должны как более точно зафиксировать летопись того времени.  По факту, на следующий день Путин приехал к Ельцину с цветами, была протокольная съемка ведущих каналов, было все, как положено. Но мы жизнь проживаем не по протоколу. Мы проживаем именно в тот момент, когда тебе еще, казалось бы, человек, удерживающий скипетр власти, звонит поздравить, а ты уже не поднимаешь трубку.

— Во время подготовки фильма разговаривали ли вы с его героями. Может быть, не на камеру, чтобы просто уточнить какие-то детали?


— Безусловно я поднимал материалы по тому периоду. Отсматривал свои архивы, читал официальные медиа того периода. Читал максимально все, что можно было перечитать, хотя, казалось бы, все помнил и все знал. Но, тем не менее, даже если мне это не совсем нужно, я стараюсь целиком погрузиться в материал. Это мой принцип.


Что касается встреч, то, конечно, я с кем-то я встречался. Не то, чтобы специально, конечно. С кем-то мы обычно встречаемся и что-то обсуждаем. Но в принципе мне это тоже было не так важно. Мне было важно выстроить какую-то точную концептуальную линию повествования. Я не просто хотел реанимировать материалы и как бы представить картину в контексте популярного ретроспективного дайджеста. Тогда это был бы совершенно другой фильм. Я же постарался выстроить картину, которая поможет понять, как и почему с нами произошло и происходит то, что с нами происходит. Поэтому я взял одну из линий, по которой общество совершало компромиссы, возможно ради каких-то высших благ, а может и нет. Но эти компромиссные решения в конечном счете разрослись и превратились в те последствия, которые мы сейчас все наблюдаем. Я не хочу спойлерить фильм, не хочу лишать зрителей эмоциональных потрясений.


— Как вы думаете, те люди, которые тогда были героями времени, которые фактически привели Путина к власти, что они чувствуют сейчас?


— Я не думаю, что вправе предавать огласке их отношение к этому процессу. Но я бы очень хотел, чтобы настало время, когда они смогут высказаться его публично.


— Говоря про фильм, вы сравниваете с Путина с шварцевским драконом. Что для вас стоит за этой метафорой?


— Я говорю о том, что Путин сам является уже заложником системы. И кто бы ни пришел ему на смену, он обречен превратиться в дракона. А это очень важное обстоятельство. Важно тем, что уже бессмысленно бороться с Путиным, потому что борьба с Путиным приведет к рождению другого Путина. Очень важно бороться с системой.  Путин упустил тот момент, где-то в 2012 году, когда можно было эволюционно поменять Россию. К сожалению, сейчас мы находимся в ситуации, когда возможно только революционное изменение.

2951628
Фото: Артем Туров

— Несколько лет назад, когда вы получали награду за фильм «В лучах солнца», то пошутили, что вас часто спрашивают, как в России обстоят дела: лучше или хуже, чем в Северной Корее. Вы сказали что намного хуже, потому что мы сами просрали свою страну…


— Практически все население Кореи родилось в диктатуре. Они родились в концлагере, и они не выбирали этот путь. Мы же сами потеряли свою свободу. Пошли дружными рядами в несвободное общество, поэтому и просрали свою страну сами в отличии от корейцев.


У нас сейчас выбор по сравнению Северной Кореей какой остался? Уехать жить в Европу. Или, как Аркадий Майофис [основатель ТВ2, эмигрировавший после закрытия телекомпании — прим.ред], в Израиль. А жить в России и быть свободным не получится. Конечно, можно быть свободным во внутренней миграции: не проблема слушать то, что ты хочешь слушать, читать то, что хочешь, смотреть то, что хочешь —  так или иначе интернет ещё не весь отключили. Но если ты способен только на потребление, тогда ты не совсем свободен. Ведь человек не может жить только потреблением, ему необходимо созидание, а вот созидание уже в России невозможно. Поэтому власть оставила нам право и возможность уехать — огромное достижение.


— О фильме «В лучах солнца». Знаете ли вы дальнейшую судьбу героев ленты?


— Я видел относительно недавно норвежский фильм, который снят в Северной Корее. Я с нескрываемым удовольствием в этом фильме обнаружил всех, кто сопровождал наш съемочную группу живыми и здоровыми, продолжающим нести свой ратный труд. Что же касается девочки — моей главной героини, то после успеха фильма северокорейская сторона не могла не отреагировать на это. Они приняли решение создать из девочки инструмент северокорейской контрпропаганды: они поручили ей вручить цветы Ким Чен Ыну на церемонии закрытия съезда партии. Так что сейчас все красные уголки северокорейских школ украшают фотографии этой девочки. Люди старшего поколения знают, что в СССР была подобная история с Мамлакат Наханговой, которая вручала цветы Сталину.

2951624
Кадр из фильма «В лучах Солнца»

— Мы уже затронули тему эмиграции. Сейчас можно сказать, что важнейший ваш проект «Артдокфест» переехал из России в Латвию. Вы прямо сказали, что были вынуждены это сделать из-за политической обстановке в стране. Возможно ли возвращение?


— Мы действуем, исходя из обстоятельств. Переезд конкурсной программы в Ригу мы осуществляем исключительно с целью сохранения высочайшего уровня конкурсной программы. В России мы сталкивались с целым рядом проблем, которые вынуждали нас изменять конкурс. Возникали ситуации, что авторы по политическим причинам отказывались показывать свой фильм в России. Потом Министерство культуры подавало на нас в суд за показ фильмов без прокатных удостоверений. Получается, если выполнить все обязательства, то из программы важнейшего, самого длительного конкурса документального кино, осталась бы треть. Поэтому мы решили, что конкурсная программа пройдет в Риге. Мы спокойно покажем фильмы, жюри примет решение. Затем мы постараемся показать фильмы в России. Если не получится, то у нас уже будет решение. 


— Сейчас возникает ощущение, что интерес к документалистике растет. Факультет журналистики у нас в Томске, например, открывает целое направление. С чем вы это связываете?


Я думаю, что общество — это подобие леса. В лесу есть определенный баланс, гармония, где каждый играет свою роль. Если истребить всех хищников, например, то произойдет нарушение баланса, будет катаклизм. В нашем обществе очень сложно найти какой-то анализ реальности, понять, какие процессы происходят в реальном мире. А документальное кино, пусть даже не посредством специальных инструментов, а просто на уровне какого-то зрительского интереса занимается вот таким самооздоровлением.


Элементарная статистика: просмотры документального кино в интернете. Фильмы того же Навального набирают десятки миллионов просмотров. Фильмы Парфенова, Дмитрия Васюкова, который дистанцируется от политики и снимает свои фильмы из цикла «Счастливые люди».

2951626
Виталий Манский на фестивале «Переправа»

— Вы смотрели работы, которые были присланы на конкурс фестиваля «Переправа», и позднее пожаловались, что в них чувствуется мало свободы. В чем это проявляется по-вашему?


—  Это не постановка вопросов, а какая-то свобода языка. Когда смотришь и чувствуешь, что текст начитывается с листа, когда чувствуется, что автор выверил каждую запятую. Ну ты же снимаешь студенческую работу, тебе не нужно приходить в кассу за зарплатой в конце месяца, так что будь свободным.


—  Сейчас все обсуждают голодовку Олега Сенцова. На фестивале «Артдокфест» в 2017 году, вы говорили о Сенцове, и был показан фильм о процессе над ним. По-видимому, решить его судьбу может только Владимир Путин. Если бы у вас была возможность обратиться к президенту, чтобы вы ему сказали?


— Я понимаю, что Путин сейчас находится на той фазе, когда говорить ему что-либо бессмысленно. Он принимает все решение, исходя из личной целесообразности, и тут нужно просто так построить ситуацию, чтобы ему было целесообразно отпустить Сенцова. Но боюсь, что российское общество не в состоянии подтолкнуть к этому. Это могло бы сделать международное сообщество, но, видимо, у них на повестке столько важных тем, проблем, которые нужно решать с Путиным, что судьба одного человека не находится на первых строчках. Однако Сенцов со своей голодовкой невольно вносит вклад в развитие российского гражданского общества, потому что дает, возможно, последний шанс кинематографистам высказаться и объединиться. 

Оригинал

05 июля 2018

Педофил Сашка

Педофил Сашка
Фото: Юлия Корнева

Александру Кокочко 49 лет. Он инвалид с детства. Врожденное слабоумие. 49 лет Сашка живет в Кафтанчиково вместе с мамой. Как утверждают все, кто его знает — он безобиден и безотказен. Последнее, как считают люди, видимо, его и подвело.


— Дети сейчас у нас современные, увидели что дурачок, ребятишкам по 4-5 лет, уже есть какое-то понимание, что есть мальчики, есть девочки. Я своего брата спрашивал: он сказал, что они заставили его снять штаны и показать то, что там у него есть. Увидела эту ситуацию мать одной девочки и позвонила в полицию. Мой брат, это все признают: и медики и односельчане — по уровню развития сам 5-6 летний.


Сергей Кокочко — младший брат Сашки и теперь его опекун. Опекунство, правда, он оформил лишь после того, как вся эта история случилась и Сашку посадили в СИЗО. В суде по мере пресечения, Сергея, привезшего документы об инвалидности брата, оставили в коридоре. Выяснилось, что формально брат так и не был признан недееспособным (как объясняют родственники – не было необходимости). И хотя недееспособность была очевидна, отсутствие бумаги перевесило и Сашу, обвиненного по тяжкой статье, отправили в СИЗО.

брат осужденного Сергей Кокочко
брат осужденного Сергей Кокочко

— Когда я приехал в суд, привез доказательства, что он инвалид, получилось так, что документы эти об инвалидности следователь во время определения меры пресечения просто спрятал, — рассказывает Сергей Кокочко. — Потом, когда мы начали выяснять, документы откуда-то появились. Адвокат назначенный говорил, вы же видите, он инвалид. Но в деле бумаг не было. И судья решил, раз документов нет, значит здоровый, пусть идет в СИЗО. В СИЗО он провел восемь дней. Говорят, за такие статьи что-то делают в СИЗО с людьми неприятное, а тут зэки, или как там их называют, подследственные, ему сочувствовали и даже кормили. Потому что он от стресса ничего не ел.

«Вот он главный педофил страны!»

Многие жители Кафтанчиково с самого начала этой истории сочувствовали Сашке. Мысль собрать подписи в его защиту пришла к Сергею Кокочко за два дня до апелляции в областном суде. Почти 400 подписей под обращением не изолировать Александра собрали за полтора дня. Многие люди сами приходили к ним в дом, чтобы выразить свою поддержку.


— Я не знаю зачем они его хотят закрыть? От чего они его собираются лечить? Он с детьми всю жизнь. И дети, и внуки мои с ним выросли. И никакой опасности, — говорит житель села Кафтанчиково Елена Лоншакова.

Если бы он был плохой, никто бы не подписал. Он вообще человек безотказный. И сам, как ребенок, у него взрослого ничего даже в мыслях нет. Постоять за себя не может. Без мамы никуда, они всегда вместе.

— Он всю жизнь такой, никому зла не желает. Добрый, отзывчивый. Вот все мы соседи это подтвердим, — подтверждает Галина Куренкова. — Он с детства такой, какое может быть принудительное лечение?

Педофил Сашка

Обвинили Александра Кокочко по статье 132 Уголовного кодекса «Насильственные действия сексуального характера». Насильственные — потому что дети априори считаются «находящимися в беспомощном состоянии». Следователи пришли к выводу, что подсудимый сам проявил инициативу: «умышленно с целью удовлетворения своей сексуальной потребности», «осознавая», что потерпевшие не достигли 14-летнего возраста, «показывал» и «трогал». Правда, в том же постановлении суда пишут, что суд пришел к убеждению, что описанное выше общественно — опасное деяние совершенно им в состоянии «невменяемости» и он не осознавал «фактический характер и общественную опасность своих действий и не мог руководить ими».


Доказательства следствия, как говорит адвокат Юлия Копейкина, строятся исключительно на показаниях детей, но проверить их практически невозможно:


— Доказано только то, что мальчик четырех лет на допросе вообще не открыл рта, а в деле оказался почти лист его связной речи со взрослыми оборотами. Девочку пяти лет допросили дважды. Один раз под запись, где она практически ничего не рассказала. Потом появились заявления родителей, где они просят не применять видеозапись. И сразу после этого второй допрос. И после второго допроса появляется опять же связный, явно взрослый текст. Записей нет, психиатры запретили допрашивать детей в суде, из-за травмирующего характера ситуации. Положения Уголовно-процессуального кодекса об обязательном применении видеозаписи при допросе несовершеннолетних следователи обходят таким вот нехитрым способом, прося родителей написать заявление с просьбой не применять съемку. Это приводит к тому, что проверить показания детей становится абсолютно невозможным.


Суд районный, а затем и областной указали на то, что Александр не подлежит уголовной ответственности в силу невменяемости и к нему должны быть применены «меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа – Томской клинической психиатрической больнице».

От чего предполагают лечить неизлечимого человека, пополнившего статистику антипедофильской кампании — читайте в оригинале

04 июля 2018

Утопая в нефти

По данным Минприроды в России в результате аварий на объектах добычи и транспортировки нефти в окружающую среду поступает около 1,5 млн. тонн нефти в год, что вдвое превышает объем разлива нефти в Мексиканском заливе в 2010 году в результате аварии на платформе British Petroleum. Гринпис, опираясь на независимых экспертов дает цифры в три раза больше, чем Минприроды. Основная причина разливов нефти – ржавые трубы. По оценкам Гринписа ежегодно случается более 25 тысяч аварий, в результате которых гибнет окружающая среда.


Интернет-журнал «7x7» и «Гринпис России» организовали блог-тур «Дырявые трубы» в Сургутский район ХМАО, чтобы журналисты сами смогли оценить масштабы катастрофы. От ТВ2 в Югру отправилась Виктория Мучник.

2949722

Фото: Алексей Владимиров

Найти нефтеразливы на территории Югры, где работает компания Роснефть, нетрудно. Их хорошо видно на снимках со спутников и почти все они отмечены на картах Гринписа. Два часа пути от Сургута – и мы под руководством руководителя проекта энергетической программы Гринписа России Елены Сакирко без труда находим нефть. Много нефти.

Видео: Виктория Мучник, Александр Сакалов

Освоение нефтяных месторождений в Ханты-Мансийском округе началось еще в 50-е – 60-е годы, —рассказывает Елена Сакирко на месте первого нефтеразлива, у которого мы остановились.— Здесь, по данным экспертов, добывают около 60% всей российской нефти. Это территория Мамонтовского месторождения Роснефти,  одной из крупнейших российских нефтяных компаний. Нефтеразливы здесь, как правило, происходят по нескольку раз. На одних и тех же местах. Если ехать дальше по этой дороге, то вы сами увидите, что это как бы один такой большой разлив. Там постоянно происходят аварии, периодически их засыпают песком и сдают эти участки, как рекультивируемые. Но на самом деле это не является настоящей рекультивацией. Почва не восстанавливается, нарушается гидрологический режим, нет растительности.

Основная причина разливов нефти – аварии на нефтепроводах из-за ржавых труб. Максимальный безаварийный срок службы промысловых нефтепроводов зависит от природно-климатических условий, места размещения, транспортируемой среды, материала изготовления и составляет при наиболее благоприятных условиях порядка 20 лет. Для некоторых нефтепроводов и природно-климатических условий такой срок может составлять  и менее 5 лет .  По разным оценкам износ нефтепроводного парка в России на сегодняшний день составляет порядка 50-70 % .

2949724

2949726

Фото: Виктория Мучник

Убедиться в том, что основная причина утечки нефти — это старые трубы, нетрудно.  Хозяин труб также очевиден. Везде стоят фирменные таблички Роснефти.

По нашей оценке 200 млрд рублей в год – эта та сумма, которая недоинвестирована в замену нефтепроводов, — продолжает рассказывать Елена Сакирко. — Это та сумма, которая необходима нефтяным компаниям, чтобы в течение 5-7 лет заменить полностью парк трубопроводов. Мы брали данные по топ-7 нефтяных компаний России. Это примерно 10 процентов от ежегодного дохода компаний. Но компании предпочитают получать больше денег, а не вкладывать их в замену ржавых труб.

2949728

Фото: Гринпис России

Стоимость программы модернизации промысловых нефтепроводов России оценивалась в 2014 году тогдашним министром природных ресурсов и экологии РФ Сергеем Донским в 1,3 трлн. рублей.

В том же докладе отмечалось, что согласно  принятым в 2013 году новые Правилам безопасности в нефтяной и газовой промышленности, определены сроки замены трубопроводов (не менее 1 раза в 8 лет). Судя по результатам наших наблюдений трудно предположить, чтобы регламент этот нефтяниками исполнялся хоть в какой-то мере.

Сокращение операционных расходов за счет недоинвестирования в охрану окружающей среды позволяет нефтяным компаниям экономить значительные средства и создает конкурентные преимущества по отношению к зарубежным компаниям. Рентабельность добычи нефти в России является более высокой, чем у зарубежных конкурентов.

Секрет успеха – у нас перед глазами!

Следующая наша остановка — у нефтяного амбара. Это такая глубокая яма, в которую сливают нефть, собранную на месте аварии. По мнению экологов нефть из амбаров должна откачиваться и поступать на нефтепереработку. Однако, как долго нефть остается в таких ямах и перерабатывается ли она вообще,  в Гринписе не знают..

2949730

Фото: Виктория Мучник

Измерив глубину амбара, которая составила порядка полутора метров, двигаемся дальше.  Везде воняет мазутом.  Дышать тяжело.


А вот и так называемая рекультивация земель. То есть в теории – попытка восстановить то, что разрушили. Зовут смотреть. Громадный кусок земли. В теории рекультивация должна была заключаться в следующем: разлившуюся нефть – то что можно – должны собрать, остальное подвергается микробиологической очистке (используются для этого специальные микроогранизмы), затем территорию засыпают песком, смешивают нефтесодержащий слой грунта с другими слоями, засевают загрязненный район травами. У нас же перед глазами пока горы песка и проступающая сквозь песок нефть.

Очень большой разлив нефти здесь случился 2 или 3 года назад. Здесь было настоящее море нефти.  По площади рекультивации видно, какого масштаба были эти разливы. И в общем,  слово «были» здесь не очень правильное. Нефть еще осталась и я не вижу, чтобы сейчас здесь кто-то работал, — отмечает Елена Сакирко.

2949732

Фото: Виктория Мучник

Надо отметить, что в ходе всей нашей экспедиции нас заботливо сопровождала машина службы безопасности Роснефти. За нами наблюдали. Просьбу представиться игнорировали. Впрочем, снимать и фотографировать нефтеразливы не запрещали.


Трудно оценить, какую часть промышленной территории Роснефти нам удалось обойти, но и того, что мы увидели достаточно, чтобы понять: это настоящая экологическая катастрофа. Только ее мало кто видит! Добраться до территорий разливов самостоятельно мало кто способен. В результате нефтяникам легко удается скрывать следы своей деятельности.


Впрочем, не особо-то они их и скрывают. По крайней мере так считает Алексей Ковалевский, заместитель руководителя Службы по контролю и надзору в сфере охраны окружающей среды Югры. На встрече с журналистами он представил официальную статистику, согласно которой в 2017-м году на нефтепроводах компании «Роснефть» в Ханты-Мансийском округе произошло почти 3496 аварий. Т. е. приблизительно по 10 нефтеразливов в день! Площади, загрязненные нефтью, составляют порядка 3,5 тысяч гектаров.

2949734

У нас формируется реестр с 2011 года и по сути мы знаем где и когда произошел тот или иной разлив. По состоянию на 1-е января 2018-го года в реестре содержится информация о 17997 участках общей площадью 3,5 тысячи гектаров. Мы знаем где, какой участок, когда образовался, какова его площадь и когда участок включен в долгосрочную программу рекультивации, — рассказал журналистам Алексей Ковалевский.

2949746

2949738

Представитель Природнадзора Югры подтвердил, что основная причина аварий – ржавые трубы. Он рассказал, что «высокоагрессивная перекачиваемая среда», то бишь, скважинная жидкость, приводит к ручейковой коррозии, которая в 70 % приводит к порывам трубы. «Мы понимаем, что нефть — это не совсем жидкость, в том виде в каком мы ее привыкли на бензоколонке видеть,— пояснил Алексей Ковалевский. — Это водогазонефтянная эмульсия, которая в том числе содержит в себе и твердые частицы, которые при движении по трубопроводу работают как наждак. Они режут трубу по нижней кромке и любые дефекты стали, в том числе и скрытые, они выявляют очень быстро. Это особенность нефти ХМАО. Есть легкие виды нефти, которые не содержат в своем составе такого объема примесей и воды».


По словам Ковалевского, средства, которые выделяются на реконструкцию трубы измеряются в миллиардах рублей. Однако протяженность трубопроводов в Югре составляет свыше 112 тысяч километров и чтобы убрать все прогнившие трубы нужно менять по 10— 20 процентов в год минимум. Но это не всегда получается. Сезон замены трубы очень короткий. Это связано с местными природными условиями — основная масса трубопроводов проходит через болота. Летом и в межсезонье, по словам Ковалевского, на эти территории попасть просто невозможно. Основная работа ведется только в зимний период, когда грунт промерзает и тяжелая техника может подойти.

2949740

Фото: Виктория Мучник

Основной вклад в аварийность вносит компания Роснефть, отметил представитель Природнадзора ХМАО. — Главный район порывов находится в Нефтеюганском районе. Месторождения старые, по сути с Кондинского Нефтеюганского района начиналось развитие нефтегазовой отрасли в Югре. И к сожалению наследие советского периода и конца 90-х, когда у нас компания Юкос активно эксплуатировала месторождения, но не вкладывала финансовые средства в инфраструктуру, привели к тому, что на сегодняшний момент Роснефть оказалась в лидерах. Компании Лукойл и Сургутнефтегаз, активно применяющие современные инновационные способы защиты трубы и вкладывающие средства в капитальный ремонт и замену, особых проблем не имеют. В 2017-м году у компании Лукойл произошло 29 инцидентов, у Сургутнефтегаза 4-5.

На вопрос журналиста ТВ2, почему Сургутнефтегаза всего 4 аварии в год, а у Роснефти почти 4000, Алексей Ковалевский посоветовал нам обратиться за комментарием к Ростехнадзору, потому что  это они дают разрешение на эксплуатацию опасных производственных объектов. «В чем причина такого расхождения, для нас остается загадкой» — ответил Ковалевский.

Для Михаила Ходорковского никакой загадки тут нет. Мы попросили его прокомментировать упрек Природнадзора Югры: мол, аварии на нефтепроводах происходят потому, что Юкос 15 лет назад не инвестировал в инфраструктуру.

«У Сечина на трубопроводах за год в 1000!!! раз больше аварий чем у Богданчикова! Кто виноват? Конечно, Ходорковский!

Ведь когда у него 15 лет назад отняли компанию, он не позаботился, чтобы проложенные и отремонтированные при нем трубопроводы служили вечно.

Какая неожиданность! Оказывается на деньги компании надо не только покупать яхты и содержать охотхозяйства , и даже не только курдов и венесуэльских Мадур финансировать, но и трубопроводы ремонтировать.

Тем более это недорого — ведь теперь сечинский нефтяник получает меньше своего коллеги из Китая, а не втрое больше, как было при проклятом ЮКОСе», — ответил бывший глава нефтяной компании Михаил Ходорковский.

Пообщаться с представителями нефтяных компаний и задать им вопросы журналистам не удалось. Интернет-журнал «7x7» перед организацией блог-тура отправил запросы всем крупным нефтяным компаниям, работающим на территории Югры. В Сургутнефтегазе не оказалось на месте человека, который отвечает за экологию, в Роснефти запрос зарегистрировали и попросили перезвонить через 15 минут, но затем не удалось прозвониться ни разу, Газпром не ответил, а в Лукойле все нужные люди оказались в отпуске. Копии всех запросов и ответов на них в распоряжении редакции имеются. Мы же в свою очередь решили отправить свои вопросы рекордсмену по нефтеразливам – компании Роснефть.

2949742

Гринпис России призывает всех неравнодушных людей подписать письмо, адресованное министру энергетики РФ А.В. Новаку и руководителю Ростехнадзора А.В. Алёшину с требованием принятия государственной программы по запрету эксплуатации промысловых нефтепроводов, выработавших свой нормативный срок эксплуатации.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире