Центральная избирательная  комиссия ожидаемо отказала в регистрации инициативной группы по выдвижению Алексея Навального в кандидаты в Президенты Российской Федерации. По поводу этого решения разворачивается ожесточенная полемика, в которой не различаются два разных вопроса: «законное – незаконное» и «целесообразное – нецелесообразное».

   Давайте объективно разберемся – а были ли у ЦИК варианты?

   Первая точка зрения – буква закона.  Статья 32 (пункт 3) Конституции гласит: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда». Из этого пункта делается простой и, на первый взгляд, очевидный вывод, что все остальные такое право имеют. Но этот вывод логически ошибочен, здесь ошибаются даже титулованные юристы.

     Дело в том, что в Конституцию встроен регулятор, позволяющий федеральному законодателю ограничивать права и свободы человека и гражданина. Вот как звучит соответствующая статья 55 (пункт 3):  «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в  целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и  законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Набор оснований весьма широк, но авторы Конституции исходили из предположения, что законодатель не злонамерен и будет осуществлять «мудрое регулирование свободы».

  Наш законодатель пошел своей дорогой и в 2014 году принял поправки к Федеральному закону  от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и  права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Пользуясь статьей 55 Конституции, он установил поражение в пассивном избирательном праве для осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления независимо от факта содержания в местах лишения свободы (Статья 4, пункт 3-2):

    «Не   имеют  права  быть  избранными  граждане  Российской Федерации:

а) осужденные к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений и имеющие на день голосования на  выборах неснятую и непогашенную судимость за указанные преступления;

а-1)  осужденные к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, судимость которых снята или погашена, — до истечения десяти лет со дня снятия или погашения судимости.» 

     Суммарный срок поражения в избирательных правах может значительно  превосходить срок приговора. Вот этот конституционный регулятор в руках парламента перекрыл избирательную дорогу Навальному и другим судимым кандидатам на долгие годы вперед.

     Изначально было ясно, что в рамках действующего законодательства для регистрации А. Навального должно было произойти одно из двух чудес. Первое – оправдательный приговор или переквалификация на статью, не входящую в список тяжких. Второе — отмена или модификация соответствующей статьи Федерального закона, устраняющая законодательное препятствие для регистрации. Чуда, как всегда, не  произошло. У ЦИКа в этих условиях не было других вариантов, не выходящих за  рамки закона. Мог ли ЦИК принять «политическое решение, учитывающее всю совокупность обстоятельств»? В принципе это возможно, но это решение не устояло бы в суде с учетом предыдущей судебной истории дела А. Навального.

Вторая точка зрения – принципы, дух права. Ясно, что закон о поражении в избирательных правах, да еще на срок, существенно превышающий сроки даже условного приговора, не должен был приниматься.   

     Главное – этот закон не только  ограничивает пассивное избирательное право конкретного гражданина. Он нарушает права носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации – ее многонационального народа. (Статья 3 Конституции). Затрагивается активное избирательное право всех граждан — народ ограничивается в праве определяться, кто ему нужен в органах государственной власти. Федеральная власть ограничивает волеизъявление народа в целом, что не допустимо.

  Этот закон должен быть отменен, ибо ставит под угрозу республиканские устои общества – дает универсальное средство для подавления политической  конкуренции, снятия с «шахматной доски»  любых фигур  оппозиции.

    Предстоит долгая дорога борьбы за  корректировку этих норм, в первую очередь, в судебной системе вплоть до  Конституционного Суда и Европейского Суда по правам человека.  Однако это вопрос и претензия ко всей политической системе, преимущественно к законодательной и судебной ветвям власти, а не к правоприменительной структуре, каковой является ЦИК.

  Такова беспристрастная юридическая картина. Все остальное, в том числе разворачивание предвыборной кампании А. Навального в  условиях заведомо ожидаемого  отказа от  регистрации,  относится к стратегии и  тактике политической борьбы, которая обещает быть жаркой.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире