tsuplyaev_s

Сергей Цыпляев

28 июля 2018

F

Наши власти помимо пенсионного и налогового маневров, увеличения налога на добавленную стоимость решили еще «добавить огня» и занялись «языкознанием».

Принят закон, который устанавливает добровольность изучения в школе любых языков на территории страны. Обязательным остается изучение русского как государственного языка Российской Федерации. На первый взгляд, все логично, если мы говорим о родных языках и языке общегосударственном.

Но давайте заглянем в Конституцию. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. Они употребляются в органах публичной власти наряду с государственным языком Российской Федерации. Это единственное отклонение от равноправия субъектов Российской Федерации, существенный элемент исторического компромисса, достигнутого на конституционном совещании в 1993 году при построении федеративного российского государства.

Ряд республик поддерживает обязательность изучения всех государственных языков как федерального, так и республиканских. Судьба национального языка — очень чувствительный и эмоциональный элемент для всех народов, проживающих в России. Любое ограничение, умаление языка воспринимается крайне болезненно, будит старые обиды, обвинения в насильственной русификации.

Мы уже успели проделать один цикл «бессмысленных и беспощадных» действий в сфере языка и культуры. Татарский язык был переведен большевиками с арабской вязи сначала на латиницу, а позже – на кириллицу. Получив право на собственный государственный язык, Татарстан решил вернуться к латинице. Казалось бы, какая разница, какими буквами написаны слова, которые вы все равно не понимаете? Нет, мы приняли федеральный закон об обязательности кириллицы. Что дала эта унификация? Ничего кроме обид и зарубок в исторической памяти.

Нет сомнения, что в долгосрочной перспективе процессы ассимиляции сделают свое дело благодаря колоссальному численному перевесу русскоговорящих граждан. Но попытки искусственно ускорить эти глубинные процессы могут создать большие проблемы для страны. Изучение еще одного языка в детстве никому не повредит, скорее наоборот. Если неприятие непреодолимо, то есть большинство регионов, где государственный язык один, и он русский.

Сделает ли принятое решение Российскую Федерацию крепче и устойчивее? Нет. Можно ли это назвать мудрой национальной политикой? Однозначно нет. На ум приходит крылатая фраза: «Верещагин, не заводи баркас».

Вот и настал момент истины для «народных избранников». Именно они голосуют и принимают решение о пенсионном возрасте. Именно на них лежит ответственность за результат.

Сразу пошли попытки уйти в тень. Самая любимая: «у нас все решает один человек». Пригласить президента, узнать его позицию. «Вдруг мы примем закон, а он вето наложит. Неудобно как-то получится». Но последнее слово о законе за парламентом, он вправе преодолеть вето президента.
Другая «спасительная гавань» – консолидированное, то есть, одинаковое голосование партийных фракций. Партия сказала: «надо», — фракция ответила: «есть». Тогда зачем нам 450 «живых» депутатов с зарплатой министра, со всяческими привилегиями, особыми пенсиями? Достаточно четырех «начальников фракций» с пакетом голосов, как в акционерном обществе.

Каждый депутат, независимо от способа избрания, голосует лично и лично отвечает перед народом и историей.

Прочитавший Конституцию человек уверенно скажет: «Самая сильная власть – это парламент. Он принимает законы, он принимает бюджет». Что сможет исполнительная власть в тесных рамках закона и без денег?

Мы просто не обращаем внимания, что за законодателями последнее решающее слово. Именно Верховный Совет России с 1992 году почти единогласно ратифицировал договор о денонсации Союзного договора, о создании СНГ. Именно Съезд народных депутатов России в 1991 году подавляющим большинством принял программу радикальных экономических преобразований, включавшую немедленную либерализацию цен.

Почему парламент не пользуется своей властью? Потому что этого не хотят или не могут люди, ставшие членами парламента. Мы можем отдать в парламент еще больше полномочий. Но пока там не появятся вместо номеров из партийного списка самостоятельные, уважающие себя и страну депутаты, парламент останется демократической декорацией.

Есть у нас такие люди? Конечно, есть. Мы их видели в «проклятые девяностые». Что, новое поколение хуже? Нет. Отказывать своему народу в талантах и истинных патриотах – это и есть «русофобия», а точнее — высокомерие и цинизм. Как «правильные люди» окажутся в парламенте? А вот это уже наше «общее дело», res publica.

14 июля 2018

Нам НАТО надо?

Встреча руководителей стран — членов НАТО в Брюсселе никаких приятных новостей России не принесла, скорее наоборот. Подтвержден подход к России: «сдерживание и диалог».

Как еще один элемент сдерживания принята инициатива «Четыре тридцатки»: 30 механизированных батальонов, 30 боевых кораблей, 30 авиационных эскадрилий – все должно разворачиваться в Европе за 30 дней. Это уже не символические 4 интернациональных батальона в Польше и Прибалтике. Диалог сохраняется только на политическом уровне, чтобы стороны понимали намерения и действия друг друга и чтобы случайно не сдали нервы. В этих условиях ястребы с обеих сторон быстро доведут дело до острого противостояния, если не будут остановлены ответственными политиками или жизнью.

Сегодня уже можно подводить итоги.

Первое. Конфронтация с Западом увеличила безопасность России, ее возможности развития? Нет, ровно наоборот.

Второе. В состоянии ли мы поддерживать военный паритет с НАТО на длинной дистанции? Нет. Наши военные расходы раз в 15 меньше, чем у стран НАТО. При этом мы тратим около 4% ВВП – валового внутреннего продукта, а большинство стран НАТО никак не выйдут на 2%-ый уровень. Советский Союз не выдержал гонки и развалился.

Третье. НАТО движется на Восток? Нет, это Восток изо всех сил стучится в двери НАТО, что требует переосмысления нашей внешней политики.

Четвертое. Мы помогаем вдохнуть в НАТО новую жизнь, НАТО стало главным институтом коллективной безопасности в Европе. Это — данность, и нам придется строить прочные долгосрочные отношения с НАТО.

Пятое, последнее. Представим «фантастическую» картину. Россия – полноправный влиятельный член НАТО. «Трамп Шестой» недоволен Россией: «она тратит на оборону всего 0,5% ВВП вместо общего стандарта в 1% ВВП». А  сэкономленные средства расходует на образование и медицину, науку и пенсии.

Представили? Не получилось? Попробуйте еще раз.

Пенсии – вещь конкретная, считается в рублях. Баллами сыт не будешь. Вот давайте и посчитаем.

Мужчина уйдет на пенсию на пять лет позже, а, значит, не получит 60 месячных пенсий. Сейчас средний размер обычной пенсии 14 тысяч. Значит, «пенсионный маневр» лишит его 840 тысяч рублей. Он проживет еще в среднем примерно 13,5 лет.

Именно эту величину, сколько в среднем проживет пенсионер после выхода на пенсию, нужно использовать в расчетах, а не среднюю продолжительность жизни, существенно зависящую от смертности в детском и юношеском возрасте.

Чтобы за эти 162 месяца пенсионер только вернул себе недополученные деньги, пенсию надо увеличить более чем на 5 тысяч рублей в месяц.

Точно такой же расчет для женщин дает 1 миллион 334 тысячи потерянных денег за восемь лет. Для нее среднее ожидаемое время жизни при выходе на пенсию в 63 года – около 19 лет. Так что для компенсации надо увеличивать пенсию уже на 6 тысяч в месяц.

Это вычисления без учета инфляции. Мы хорошо выучили урок, что «деньги сегодня» и «деньги завтра» – это разные деньги. Правительство обещает пенсионерам «щедрую» прибавку аж в 1 тысячу рублей в месяц. В этих условиях для компенсации потерь мужчине надо прожить уже на пенсии 70 лет, а женщине – более 100 лет!

Парламент и Правительство изо всех сил пытаются представить это все как заботу о пенсионерах и улучшение их положения. С такими обоснованиями так называемую пенсионную реформу власть гражданам «не продаст».

Чуда не бывает. Если «балансируете» пенсионный фонд путем сокращения расходов, это означает, что каждый человек получит за свою жизнь меньше денег из пенсионного фонда. Такие шаги не могут получить поддержку избирателей без принципиальной ревизии и пересмотра бюджетной политики, наведения порядка в расходовании бюджета, демонстративной экономии на содержании власти, пенсиях политиков и государственных служащих в духе солидарности и справедливости.

Власть должна предложить обществу программу, как страна увеличит общественный пирог, произведет больше благ, увеличит пенсионный фонд без ущерба для экономики. Но это уже совсем другая история, здесь думать надо. Проще произвести «пенсионный маневр» и урезать содержание пенсионеров.

Правительство предлагает целый каскад мер по наполнению деньгами бюджетов и фондов: 2%-ый рост налога на добавленную стоимость, увеличение налога на добычу полезных ископаемых, подъем пенсионного возраста. Два первых налога означают рост цен на все, радикальную переналадку рынка. Похоже, Правительство считает, что страна за годы «стабильности» накопила жирок, и его надо «растрясти».

При этом даже не вспоминается еще один важнейший налог, действительно способный пощипать «жирных котов», главных выгодоприобретателей эпохи «унылой стабильности» – это налог на наследство. Он был отменен между делом в начале нулевых под флагом заботы о «бабушке, которая не может передать свою квартиру внуку». С тех пор некоторые «дедушки» накопили многомиллиардные состояния и совершенно бесплатно, то есть даром, передадут их своим наследникам.

Налог на наследство осуществляет важнейшую социальную регулирующую функцию – он не позволяет создавать наследственные олигархические бизнес-империи. Если наследники должны заплатить в виде налога 10% от рыночной стоимости компании, то, скорее всего, этот пакет продается на рынке. И через несколько поколений мы имеем публичную компанию с множеством акционеров, а хорошая сумма поступает в бюджет на общественные цели. Этот налог (вместе с налогом на имущество) делает бессмысленным строительство дворцов и родовых замков элиты. А как же «бабушка с квартирой»? Вот здесь уместен прогрессивный налог, начинающийся с символической ставки или с определенной стоимости наследства.

Власти постоянно ссылаются на западный опыт, когда предлагают ограничения прав и свобод или рост пенсионного возраста. Но они не хотят замечать институты и инструменты, гарантирующие неотъемлемые права и свободы, поддерживающие солидарность общества и чувство социальной справедливости. Налог на наследство из их числа.

В то время, как готовится увеличение возраста выхода на пенсию для подавляющего большинства россиян, неизменными остаются особые пенсионные режимы: досрочный выход, увеличенные пенсии.

Это возможно оправдать для категорий работников, деятельность которых связанна с риском для жизни и здоровья, или если общество желает привлечь высококвалифицированных специалистов в конкуренции с рынком. Но есть категории, для которых этих оправданий не найти.

Первое место в этом списке занимают депутаты. Это наши представители, которых мы выбрали на определенный срок, заплатили им за работу неплохую зарплату. Почему «отсидевший срок» депутат Государственной Думы или член Совета Федерации получает особую пенсию более 70-ти тысяч рублей в месяц (75% от заработной платы депутата через три года пребывания в должности, 55% — через год)? У нас есть проблемы с желающими стать депутатами? Нет. Эта льгота улучшит качественный состав депутатского корпуса? Ровно наоборот. Просто люди, получившие мандат из рук избирателей, уже считают себя особой кастой, номенклатурой, хозяевами жизни.

Пенсионная система устанавливается законом. Предстоящие изменения – это решение депутатов, они за это отвечают. Но «сытый голодного не разумеет». Депутаты вывели себя из общей пенсионной системы и не ощутят последствий своего решения на себе. А это неправильно.

Если сегодня страна предлагает трудящимся затянуть пояса и сэкономить на себе для «общего дела», то в первых рядах должны идти политики: депутаты, губернаторы, министры, мэры. Надо внести в «пенсионный пакет» отмену особого пенсионного обеспечения политиков. Это будет настоящая солидарность. Добро пожаловать в собственную страну, господа политики.

В Сингапуре состоялась встреча Дональда Трампа и Ким Чен Ына. Еще полгода назад такая встреча казалась совершенно невероятной. Сейчас звучит критика, что она ничего не достигла. Это политика «все или ничего».
Совсем недавно было ощущение, что военный конфликт неизбежен: Северная Корея ускоренными темпами развивала ракетные средства доставки ядерного оружия, США неоднократно анализировали возможность хирургического обезоруживающего удара по северокорейским войскам, нависающих над Сеулом в двадцати километрах. Более тысячи артиллерийских стволов, системы залпового огня держали Сеул в заложниках. Мир замер в тревожном ожидании.
Корейский полуостров уже был близок к развязыванию третьей мировой войны. 25 июня 1950 года 7 дивизий при поддержке 150 танков Т-34 Северной Кореи (бывшая советская оккупационная зона) напали на Южную Корею (бывшая американская оккупационная зона). Сеул пал и финал казался неизбежным. Вмешалась международная коалиция во главе с Соединенными Штатами и с мандатом Совета Безопасности. Крах Северной Кореи предотвратило вмешательство войск Китая при авиационной поддержке Советского Союза. Фронт снова двинулся на юг. Американские генералы требовали применить ядерное оружие по 30 городам Китая. Но политическое руководство Соединенных Штатов проявило сдержанность, сделало вид, что советских войск там нет. После трех лет позиционной войны было заключено перемирие с  демаркационной линией по 38 параллели. В таком замороженном состоянии конфликт пребывал в течение 65 лет.
У нас вначале тоже были только встречи Горбачева с Тэтчер, с Рейганом в Рейкьявике. Никаких формальных результатов, но стороны перестали смотреть друг на друга исключительно через прицел и стали искать взаимоприемлемые развязки. Неизбежно происходила смена внутриполитической риторики. Это уже не враг, а партнер по переговорам. Размывается идеология «осажденной крепости». Будут откаты, не исключен срыв процесса. Но это лучше, чем силовое решение.
Корейский полуостров – это тлеющий очаг последствий второй мировой войны. То, что лидеры США и КНДР сели за стол переговоров, дает надежду на развязывание корейского узла.

Прошедшая «прямая линия» Президента производит довольно тяжелое впечатление на людей – убежденных республиканцев. Это ритуальное действие, которое показывает, что наша главная социальная технология остается прежней – «вождь и племя». Вождь встречается со своим племенем, решает его вопросы, обеспечивает чудо. А все конституционные изыски – это для иностранных гостей, которые не очень понимают, что и как здесь происходит.

Фарид Закария в  весьма поучительной книге «Будущее свободы» пишет: «монархи Персидского залива ежемесячно устраивают меджлис, чтобы граждане-просители имели возможность донести до господина свои (тщательно отобранные) печали. У этого больна дочь, у того спор с соседом из-за земельного участка. Господин направляет первого в министерство здравоохранения, а второго — в министерство внутренних дел. Податели просьб целуют ему руки и возносят хвалы Аллаху за то, что тот даровал им столь доброго правителя. Монарх не принимает восторгов, как бы показывая, что это всего лишь его работа. «Мне хотелось бы всегда оставаться в тесном контакте с моим народом, так как это дает возможность исполнить пожелания людей. Поэтому мой меджлис будет открыт для всех, кто захочет прийти», — сказал, как утверждают, основатель Саудовской Аравии король Абдул Азиз ибн Сауд».

Вот та управленческая культура, которую сейчас называют азиатской, восточной. Всемогущий правитель, не важно, как он появляется, формально-демократическим или наследственным способом, является «отцом нации». Цифровизация архаики не меняет существа дела. Эта патриархальная модель воспроизводится у нас дома, на работе, в кругах интеллигенции, в любой организации. Мы по культуре достаточно авторитарная страна, мы не понимаем вообще-то республиканские институты.

Миллионы людей пытаются решить вопросы, направляя их Президенту, поскольку они не находят других способов их разрешения. В целом «линия» очень откровенно демонстрирует, что так невозможно управлять страной, что не работает вся управленческая система. Зачем нам выборные губернаторы, региональные депутаты, мэры, муниципальные депутаты? Колоссальное количество управленцев и, тем не менее, каждый мелкий вопрос идет на самый верхний уровень.

Очень жалко людей, которые стоят перед камерами и обращаются к Президенту с просьбой: «вот, есть больница, и она давно работает, но раз за разом закрывается то одно, то другое отделение, и теперь придется ездить далеко, и они ничего не могут поделать и обращаются только к Президенту». И это граждане великой страны, которые не могут сами решить свои проблемы?
Есть только один, наверное, положительный результат этой «линии»: она позволяет Президенту лучше узнать стану, которой он управляет, потому что опять, я думаю, для него прозвучало очень много «нового и интересного».

Наша нация, управляющий класс, образованный класс, предприниматели должны ответить себе на один ясный вопрос: либо мы сможем «изогнуть эту линию» и построить общество, в котором властные полномочия распределены, власти разделены на уровни, на ветви, есть частная собственность, права человека, либо эта «прямая линия» опять приведет нас в исторический тупик.

Правительство увлеченно занялось решением интереснейшей задачи – где взять 8 триллионов рублей на новый майский Указ президента? Это, на секундочку, половина годового федерального бюджета. Правительство – не скатерть-самобранка. Чтобы кому-то деньги дать, надо эти деньги у кого-то забрать. Ясно, что они изымаются из экономики, у нас с вами.

Идеи как всегда просты:
 — повысить налог на добавленную стоимость – НДС с 18% до 20% и отменить льготные ставки на социально значимые товары,
 — повысить пенсионный возраст и сократить число получателей пенсии,
 — занять деньги на внутреннем рынке,
 -повысить налог на добычу полезных ископаемых.

Что при этом будет с экономикой? Она замедлится. Поднятие НДС в первую очередь скажется на предприятиях, где в расходах велика доля заработной платы. Эти 2% могут съесть в таком бизнесе половину прибыли, подавить наукоемкие отрасли и сферу услуг. Лучше всего торговать оптом безлюдно, только непонятно, где взять рабочие места для тех, кому отодвинут возраст получения пенсии.

Выход государства на рынок заимствований ведет к увеличению спроса и к удорожанию денег — к росту процентной ставки, что также подавляет развитие экономики. Любые дополнительные налоговые изъятия включаются в цену товаров, а  значит, ложатся бременем на тех, кто не будет облагодетельствован этими деньгами Правительством.

Наполнение бюджета не может быть главным приоритетом Правительства. Лучше провести глубокую ревизию всех бюджетных обязательств и их существенное сокращение. «Бюджетное ведро» дырявое, мы постоянно слышим о неэффективных тратах, воровстве и посадках.

Правительство не ставит и не решает своей главной стратегической задачи – как раскрутить экономический мотор страны, как увеличить общий пирог, темпы нашего роста, давно отстающие от среднемировых. Для ускорения развития надо делать все ровно противоположное, а именно: снижение налогового бремени на экономику, в особенности несырьевую, удешевление кредита, снятие излишнего государственного регулирования, тормозящего предпринимательскую инициативу. Надо оставлять больше средств эффективным предпринимателям, приносящим прибыль, местному самоуправлению и регионам. Чем ближе к  потребителю расходуются деньги, тем больше шансов, что они будут потрачены на дело, а не на мегапроекты в интересах любимых Правительством поставщиков и бюджетополучателей.

Структура Сбербанка уволила аналитика Александра Фэка – автора отчета о Газпроме и его гигантских инфраструктурных проектах. Задача аналитики понятна – верное понимание и реалистический прогноз развития клиента банка: «Ему можно дать в долг? Он получит прибыль и сможет вернуть кредит, или нет?».

Вот, что написано в закрытом докладе, причем на английском языке: «Мы обратили внимание, что решения, которые принимает Газпром, становятся абсолютно осмысленными, если исходить из того, что компания работает не ради получения коммерческой прибыли, а в интересах своих подрядчиков. «Сила Сибири», «Северный поток – 2», «Турецкий поток» являются невыгодными, уничтожающими стоимость компании проектами, которые поглотят половину инвестиций Газпрома в следующие пять лет. Обычно их рассматривают как навязанные Газпрому правительством, которое преследует геополитические цели. Но важнее другая их общая особенность – возможность обеспечить работой узкую группу российских поставщиков, при этом практически без внешнего контроля».

Доклад прямо и откровенно сказал то, о чем уже давно с разной степенью откровенности писали другие эксперты, в частности, отечественные «гуру» нефтегазовой аналитики «2К» — Крутихин и Корчемкин. С 2005 года Газпром всегда выбирает самый дорогой проект. Прогноз потребления газа в Европе падает, а планы строительства трубопроводов растут. Сроки окупаемости гигантские: Турецкий поток – более 50 лет, Северный поток – около 20 лет, а про Силу Сибири вообще нет ясности.

Газпром – национальное достояние, 11% мировой и 65% российской добычи газа, более чем на 50% контролируется государством. Так что речь идет о наших с вами деньгах. Такой доклад должен стать предметом самого серьезного публичного разбирательства, парламентских слушаний. Герман Греф предпочел дезавуировать профессионализм авторов, обвинить в дезинформации рынка и уволить. Рынок так и остался в изумлении и неведении, «ушел просветленным», на всякий случай обходя непонятную зону вопреки галантным приглашениям Петербуржского экономического форума.

А у нас весьма небольшой набор выводов. Либо правы аналитики, вскрывшие «двойное дно» Газпрома, и тогда много вопросов к государству, либо Сбербанк набирает в аналитики непрофессионалов и вредителей, и тогда вопросы к Сбербанку. Хрен редьки не слаще.

Что у нас там дальше в инвестиционной программе, мост на Сахалин?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире