tsuplyaev_s

Сергей Цыпляев

10 ноября 2018

F

Незаметно пролетели три месяца с момента введения первого раунда санкций по американскому закону о применении оружия массового уничтожения. Условием снятия являлось предоставление гарантий и заверений, что такого больше не повторится, и допуск международных наблюдателей на соответствующие предприятия по производству хим. оружия. Но этого заведомо не случилось.

И теперь неотвратимо наступает второй раунд санкций, которые содержат шесть позиций, из которых Трамп обязан выбрать три. В этом списке есть весьма неприятные вещи как то: прекращение кредитования российского правительства, полное прекращение товарооборота, кроме американского продовольствия, понижение дипломатического представительства и запрет полетов авиационных компаний, контролируемых правительством – это Аэрофлот.

Надо сказать, что дальше еще маячит и третий раунд, поскольку Конгресс готовит новые санкции, а теперь он еще усилился «демократически» и с ним будет еще сложнее. Мы убедили демократов, что Трамп – наш человек, они в это поверили. «Санкционная анаконда» сжимает свои кольца. Что делать?

Три варианта. Один – пересидеть, что мы и думаем сделать. Но, скорее всего, шансов мало. Все достаточно уверены, что Россия – это серьезная угроза, мы действительно их убедили. Экономика наша для них мало значима по сравнению с их экономикой для нас.

Второе – рвануть на себе пояс шахида и устроить серьезное военное столкновение. Но самоубийственные стратегии не рассматриваем. Гонка вооружений – это тихая самоубийственная структура, это добьет экономику.

Остается только третий вариант — начинать искать договоренности. Это всегда компромисс, тому, кому больше надо, и тому, кто слабее, придется больше уступать. У нас, конечно, позиция довольно тяжелая: сырьевая экономика, технологическое отставание и изоляция. Чем больше будем тянуть резину, тем хуже будут перспективы. Советский Союз это доказал. Поэтому надо начинать серьезные разговоры с Соединенными Штатами.

Дружно проголосовав за увеличение пенсионного возраста граждан, депутаты Государственной Думы совершили следующий шаг, граничащий с «самопожертвованием». Они приняли закон о праве депутата добровольно отказаться от установленной пенсионной надбавки, в несколько раз (в 3 – 4 раза) превышающий среднюю пенсию по стране.

Опрос депутатов показал, что «путь просветления» выбирают единицы. Они либо отмалчиваются, либо резонно замечают, что на обычную пенсию им не прожить. Вот и наступил момент истины.

Нет никаких оснований, моральных, этических, рациональных, устанавливать особые пенсии людям, занимающим некоторое время политические посты. Депутаты всех уровней, члены правительств всех уровней, губернаторы получают хорошую зарплату из общественного кошелька. Пенсионные привилегии характерны для времен феодализма. Или республика, или кастовое общество с распределением благ по иерархии. Никаких специальных пенсий политикам. Это наш общий национальный интерес.

Пенсии государственных служащих, пусть более сложно, но тоже надо привязать к общему «пенсионному якорю». Сегодня в разных ведомствах свои отдельные пенсионные системы. Пенсия определяется в процентах от оплаты чиновников. Растет оплата чиновника — растет и пенсия независимо от того, что происходит в общей пенсионной системе. Установите официально и открыто коэффициент, на который будет умножена пенсия госслужащего, рассчитанная по общей методе. Вот тогда вся бюрократия будет заинтересована в общем деле, а не только «в своей грядке».

Это не вопрос мелочного счета денег в чужом кармане. Это вопрос справедливости и национального единства. Или все в одной лодке (или галере, кому это ближе), или одним яхты за общий счет, а другим утлый челн.

На наших глазах разрушается фундамент системы ограничения и сокращения наступательного вооружения — договор о ракетах средней и меньшей дальности. Горбачев и Рейган, подписав в 1987 году договор о РСМД, уничтожили целый класс баллистических и крылатых ракет дальностью полета от 500 до 5500 километров.

Реагируя на намерения НАТО, СССР в 1977 году «приставил пистолет к виску» Западной Европы, начав размещение 300-т ракет «Пионер» (СС-20), которые накрывают практически все военные цели в Европе. И в ответ Соединенные Штаты в 1983 году «приставили пистолет» уже к нашему виску. 572 ракеты «Першинг-2» в Европе с подлетным временем 6 – 8 минут наносят обезглавливающий удар. Европа у нас в заложниках, но Штаты — то находятся за океаном! Мир замер в ожидании и страхе.

Договор РСМД – это был мудрый шаг, он сделал мир безопаснее. Кому выгоднее ограничение скорости в соревновании? Тому, у кого меньше мощность и скорость автомобиля. Наши экономика и  оборонные расходы составляют 110 от американских, без учета остальных стран НАТО. Долгосрочный военный паритет без экономического паритета просто невозможен.

Нам бы надо эти договоры холить и лелеять, они дают дышать нашей экономике. Вместо этого мы разворачиваем новые ракеты «Новатор», даем повод США с 2014 года обвинять Россию в нарушении обязательств договора «не производить, не испытывать и не развертывать». Тонкие юридические дискуссии остались в прошлом, а договора больше нет. И вновь на фоне низкой нефти и экономического застоя мы выходим в «открытый космос» гонки вооружений. Напомню, в Советском Союзе одна атомная подводная лодка с баллистическими ракетами стоила столько, сколько годовая программа жилищного строительства города Москвы. Гонка вооружений уже один раз приговорила страну. Можем повторить?

Герман Греф, «великий и ужасный», в свойственной ему безапелляционной манере предложил ликвидировать физматшколы как «пережиток прошлого», заявил о перепроизводстве программистов и необходимости воспитания универсально образованного человека.

Сейчас в мире крайне востребованы люди, владеющие математикой, физикой, биологией, техническими науками. Именно они создают то, что мы называем производством. Получить такое образование сложно, требует интеллекта, недюжинных усилий, и большинство человечества не хочет напрягаться. Это принципиальное отличие от «юристов и  экономистов», упомянутых Грефом. Программистов постоянно не хватает, лидеры отрасли собирают их по всему миру.

Рассуждение о всесторонне образованных людях и есть настоящая архаика, «пережиток прошлого» времен недифференцированной науки Древней Греции. Сегодня человек может и должен знать «немного обо всем и все о немногом», а главное — уметь творить, создавать и решать задачи.

Мы уже слышали рассуждения Грефа о цифровом обществе, цифровом «бесчеловечном» правительстве на дилетантском уровне. Если вы хотите «рассчитать будущее» на основе «океана данных», значит, вам неведомы такие вещи как бифуркация траекторий движения и неустойчивости численных алгоритмов в сложных нелинейных системах. Попытка построить электронный замок Кафки — Грефа вместо самоорганизации общества свободных людей — очередная технократическая утопия. Теперь мы с нетерпением и любопытством ждем высказываний Грефа о суворовских и нахимовских училищах.

Приблизительно одинаковый уровень компетентности демонстрирует журналист Рогозин в военной технике и космосе, а юрист Греф  — в математике и управлении. Рогозин топит собак, а Греф – математиков. Это уже какой-то паноптикум.

Если вам не даются физика и математика, то это не означает, что у вас «гуманитарный склад ума». Это означает, что вам не надо садиться за рычаги управления великой страной.

В статье председателя Конституционного Суда есть лишь один тезис, с которым надо согласиться и всячески поддержать: нет никаких показаний к радикальной смене конституционной модели. С предложениями Валерия Зорькина по «точечным изменениям» Конституции нельзя согласиться, они либо бесполезны, либо вредны.

Удивляет заявление о «крене в пользу исполнительной ветви власти». По Конституции «исполнительную власть в Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации». Это слабейшее звено в системе разделения властей, полностью зависящее от политической воли Президента – главы государства. В стандартной французской модели президентско-парламентской республики президент не может отправить правительство в отставку, пока оно пользуется поддержкой парламента. Большинство указов президента Франции нуждаются в согласующей подписи главы правительства. Правительство Франции – это серьезная политическая величина, а не экономический отдел при администрации президента.

«Точечное изменение» Статьи 12 о местном самоуправлении – это «точечный подрыв» Конституции. Статья 12 стоит на твердом республиканском принципе: источником власти является народ, а не вождь. Часть этой статьи гласит: «органы местного самоуправления не входят в систему государственной власти», это препятствуют строительству «вертикали власти» до рядового гражданина, посадки «наместников» государства в кресла мэров городов — глав администрации вместо прямых выборов граждан.

Главное, Статья 12 входит в особо защищенную главу «Основы конституционного строя». Для ее изменения потребуется собрать Конституционное Собрание и принять новую Конституцию! Это предложение Зорькина полностью дезавуирует главный тезис его статьи о нежелательности кардинальных конституционных реформ.

Опыт Конституционного совещания 1993 года и последующих октябрьских событий гласит: «никаких учредительных собраний без крайней, непреодолимой необходимости». Каждый, кто предлагает смести действующую Конституцию и начать с чистого листа, должен спросить себя: уверен ли он, что удастся удержать заявленный в Конституции объем прав и свобод человека под натиском сторонников авторитарной модели, объем полномочий местного самоуправления и регионов под натиском адептов централизации? Войти в учредительное собрание легко, а выйти из него можно без свободы и России.

Федеральная власть преподнесла петербуржцам очередное «ошеломление» и провела стремительную замену губернатора.

Политические аналитики усердно изучают и обсуждают персоналии Полтавченко и Беглова, а здесь гораздо важнее принципы, так как они живут дольше и создают традиции.

Первое. Очередной губернатор попросился на выход, не доработав свой срок, выкинув за борт мандат доверия избирателей, которого он так страстно домогался на выборах. Это дурной тон и плохая традиция. Надо до конца исполнять взятые на себя обязательства.

Второе. Федеральная власть вновь назначает наместников – лиц, осуществляющих власть в субъекте федерации. Это противоречит основополагающим принципам федерализма и тексту действующей Конституции. Основы конституционного строя гласят, что «государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти». Именно ими, а не «заботливым» федеральным центром. Устав Санкт-Петербурга, а не Президент должен определять, кто будет временно исполнять обязанности губернатора в случае его досрочной отставки до избрания нового губернатора. В демократическом государстве источником власти является народ, а не вождь.

Третье. Для формирования эффективной власти, пользующейся доверием граждан, нужны свободные, честные, конкурентные выборы. Муниципальный фильтр, позволяющий снимать с пробега сильных конкурентов «планового» кандидата, не вписывается в эту картину и должен быть отменен. А иначе уважающие себя лидеры не будут участвовать в этом спектакле, и выборы, к сожалению, превращаются в «потешные».

И четвертое. Главный вопрос любой общественной системы: куда повернута голова политика, управленца, от кого зависит его судьба? Или вышестоящий начальник, или избиратель-гражданин. А иного не дано.

Опубликовано 04.10.2018 г. в газете «Ведомости» (в сокращенном варианте)

Москва в октябре 1993 года. Незабываемое впечатление. После наступления комендантского часа я возвращаюсь со Старой площади в гостиницу. Автомобиль скользит по  «вымершему» городу — ни людей, ни транспорта.  Нас останавливает милиция на блокпосте – в бронежилетах, касках и с «калашниковым» на груди. «Пропуск». Водитель из гаража Администрации Президента предъявляет пропуск. «Почему одна печать, сегодня должно быть две?» Немая сцена. «Ваши документы» — это уже вопрос ко мне. Протягиваю удостоверение, его и меня внимательно изучают, видят подпись Президента, берут под козырек: «Проезжайте». Дальше водитель, на чем свет стоит, ругает гараж за вновь неправильно оформленный пропуск.  «Вам большое спасибо, а то вчера вез генерала, тот стал «качать права», положили лицами на капот, надавали по почкам, потом разобрались, извинились и  отпустили». За окном проплывал Кремль – в огнях и безмолвии.

Мы до конца не осознали, что 25 лет назад страна чудом, с закрытыми глазами, прошла по краю пропасти, на дне которой – смута и гражданская война. Колоссальное политическое напряжение разрядилось принятием новой Конституции и проведением выборов в обе палаты Федерального собрания.

Почему политическая элита не смогла разрешить конфликт без военных действий на улицах Москвы? Помимо объяснений о столкновении сторонников и противников радикальных экономических реформ следует внимательно взглянуть на конструкцию государственной власти того времени. Какие системные дефекты архитектуры власти не обеспечили работу «сдержек и противовесов»? Почему кризис не удалось преодолеть без выхода за рамки законности? Сегодня общим местом, стандартной интерпретацией событий октября 1993 года стала формула «расстрел парламента исполнительной властью».  А был ли именно  парламент стороной конфликта?

Собственно парламентом, законодательным органом власти, являлся Верховный Совет, избиравшийся ранее непосредственно гражданами. Но в 1988 году в союзной конституции, а в 1989 году и  в  российской  конституции  помимо Верховного Совета появился  своеобразный орган – съезд народных депутатов. Статья 104 Конституции РСФСР гласила: «Высшим органом государственной власти РСФСР является Съезд народных депутатов РСФСР. Съезд народных депутатов РСФСР правомочен принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос, отнесенный к ведению РСФСР». Это уже не отдельная, пусть и  ведущая,  ветвь власти в системе разделения властей. Это абсолютный диктатор, «исполняющий обязанности» народа.

Можно указать два следствия этой неограниченной власти.                                                         

Первое – это постоянная конституционная нестабильность. Съезд голосованием принимал целый комплекс конституционных поправок, немедленно вступавших в действие,  так что на  следующий день мы уже имели другую страну. Подчас фундаментальные изменения вносились «с голоса» от микрофона в зале заседаний. Автор в качестве народного депутата СССР имел личный опыт такого изменения статьи 49 Конституции СССР, открывшего возможность создания политических партий в стране.

Второе следствие вытекает из первого. Ключевой властной фигурой в политической системе де-факто становился лидер съезда народных депутатов. Публичные лидеры  М. С. Горбачев и Б. Н. Ельцин считали, что они укрепляют свои позиции, занимая пост Президента, наделенного персональными полномочиями. При этом они уходили с позиций председателей коллегиальных органов и утрачивали контроль над съездом народных депутатов, то есть важнейший рычаг власти. Если в случае с  М.С. Горбачевым последствия не успели проявиться в полной мере, то российская ситуация предельно ясно продемонстрировала этот институциональный конфликт. Съезд народных депутатов под председательством Р. И. Хасбулатова начал постепенно сдерживать реформаторский порыв президента, а затем приступил к  ограничению президентской власти. Не парламент противостоял исполнительной власти, а гораздо более могущественный орган — съезд народных депутатов. Это предопределило тяжесть конфликта. Исход  «сражения» в рамках действующего законодательства не вызывал сомнения – полный разгром президентской власти и превращение ее в декоративную конструкцию.

Последней попыткой  избежать политического кризиса стало Конституционное совещание, открывшееся в Кремле летом 1993 года. Предложенный проект Конституции  утверждал  разделение властей в форме президентско – парламентской модели республики.  Российская модель республики в основных чертах следовала конструкции французской пятой республики, три ветви власти — законодательная (парламент), исполнительная (правительство), судебная и вне их в качестве арбитра глава государства — Президент. Это модель республики для «начинающих» — наций, не обладающих в достаточной мере развитой культурой политического компромисса. Проект не содержал такого института, как съезд народных депутатов.

Надо отчетливо осознавать, что в дополнение к расколу федеральных властей на Конституционном совещании явственно обозначился «второй фронт» — напряжения по линии «федеральный центр – регионы».    Вот как это выглядело на второй секции Конституционного совещания, в которой участвовали по два представителя от каждого региона. Один день приходят представители «национальных образований» и требуют предоставления «контрольного пакета» голосов в Совете Федерации, признания примата так называемого Федеративного договора перед Конституцией. Если этого не будет, они готовы покинуть Конституционное совещание. На другой день приходят представители «территориальных образований» и в такой же ультимативной форме требуют полного равноправия всех субъектов Российской Федерации. . И вместе настаивают на радикальном перераспределении полномочий в  пользу регионов вплоть до самостоятельного суверенитета. Ваши действия?  Дело дошло до того, что мне, как эксперту, обеспечивавшему работу этой секции, была поставлена задача подготовить вариант Конституции, состоящий из двух разделов: Основной закон и Федеративный договор, с нетривиальной формулой их взаимоотношения, которая устроит всех. Полезный урок для любителей собирать «учредительные собрания».

В результате в Конституции был выстроен баланс прав граждан и прав субъектов федерации. Прежде всего  — это двухпалатный парламент,  в Государственной  Думе каждый депутат представляет примерно равное число избирателей, в Совете Федерации два человека представляют субъект независимо от его численности. Предусмотренные Конституцией федеральные конституционные законы требуют три четверти голосов членов Совета Федерации, что позволяет группе из четверти субъектов блокировать нежелательные изменения этих важнейших законов. Самое главное – это разграничение полномочий с  федеральным центром и самостоятельность регионов вне полномочий федерации.

Трудно было ожидать, что действующий съезд народных депутатов «добровольно и с песнями» поддержит самоликвидацию. Депутаты были не  чета нынешним. Хватало закаленных бойцов в политических битвах, а не безымянных номеров в партийных списках. Союзный съезд пошел на этот шаг под давлением обстоятельств фактического распада союзного центра власти в результате  путча ГКЧП в августе 1991 года. В России вариантов было немного:  исторический внутриэлитный компромисс,  капитуляция исполнительной власти,  силовой вариант,  вовлечение в конфликт народных масс.

Безусловно,  самым желанным является первый вариант, но он  оказался недостижим из-за культурного неприятия компромисса и напрочь испорченных отношений лидеров противоборствующих сторон. Второй вариант был неизбежен при продолжении «игры по правилам», но в этом случае съезд, составленный из  представителей «территорий»,  не удержит «второй фронт» и начнется провал в неуправляемый хаос.  В итоге реализовалась комбинация последних двух вариантов.   Эскалация конфликта  привела к силовому противостоянию с вовлечением вооруженных граждан на стороне съезда.

Надо сказать, что предопределенности результата не было. Ситуация напоминала маятник, зависший в верхней точке. Случайности, индивидуальные действия лидеров,  детали поведения большого количества игроков определяли, в какую сторону он упадет. Неслучайно стороны вели интенсивные переговоры с региональными властями, стремясь получить их поддержку.

В силовой схватке съезд потерпел поражение и прекратил свое существование. Вместе со съездом ушел в небытие лозунг «Вся власть советам!», который был весьма популярен и среди депутатов реформаторского толка. Итогом  политических битв, своеобразным «мирным договором» стала новая Конституция Российской Федерации. Однако вместо предусмотренного Конституцией разграничения полномочий между ветвями и уровнями власти и местным самоуправлением страна написала на своих знаменах лозунг  «Вся власть президенту!» и вновь приближается к историческому тупику. Как мы построим общество на прочном республиканском фундаменте «Вся власть от народа и никому полностью!», расскажут, похоже, следующие поколения политиков.

Автор:  Сергей Алексеевич Цыпляев – декан юридического факультета Северо-Западного института управления РАНХиГС,  ранее — полномочный представитель Президента Российской Федерации в Санкт – Петербурге, народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР, участник Конституционного совещания.

29 сентября 2018

Время дезертиров

Мы наблюдаем массовую «охоту к перемене мест» у губернаторов, которые покидают досрочно свои посты, выбрасывают за борт «мандат доверия», полученный от избирателей. Наступает время дезертиров. Это бегство с корабля губернаторов дискредитирует власть в целом в глазах народа, ясно показывая, что эти люди – марионетки, а не самостоятельные политики.

Снова во весь рост встает центральный политический вопрос: Россия – это что? Или федерация, как записано в Конституции, с самостоятельными этажами государственной власти (федеральный центр и власти регионов), которые получают власть из рук народа с установленным Конституцией разделением компетенций? Или это унитарное государство с полувоенной вертикалью, где центральная власть направляет в каждый регион своего наместника?

Последние выборы показали, что посылка наместника входит в конфликт с волей избирателей. Избиратели хотят, чтобы губернаторы искали их поддержки, а не благосклонности начальства. Жесткая централизованная система не оставляет поля для маневра. Федеральный центр не может разделить ответственность с губернатором.

Политически ошибочна идея назначать исполняющих обязанности губернатора решением Президента. Уходит губернатор — устав или конституция субъекта федерации определяет, кто временно исполняет обязанности до новых выборов. Каждый провал президентского назначенца сверлит отверстие в авторитете Президента, а через него утекает в вечность «его величество рейтинг».

Выдвижение кандидатов на выборы – дело партийное, а не государственное. Тут бы не грех и в Конституцию в год ее 25-летия заглянуть. Незыблемые Основы конституционного строя определяют, что «государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти». Не может осуществлять государственную власть в субъекте присланный из центра назначенец. Тогда и дезертиров станет меньше, власть на местах будет авторитетнее, а государство устойчиво и динамично.

Скандальные выборы губернатора в Приморском крае дали нам обильную пищу для размышлений и поставили перед обществом целый ряд принципиальных вопросов.

Первое. Появилась новая избирательная технология. Выигрывает оппозиционный кандидат – демонстративно «валим» выборы, за три месяца перестраиваем «полки и редуты» и получаем вторую попытку.

Как же с этим бороться? Все люди, имевшие к этому отношение, от рядового члена избирательной комиссии до организаторов вмешательства в работу ГАС «Выборы» должны понести наказание по закону. Раздаются голоса: «Но ведь это люди маленькие. За что же их-то наказывать? Они люди подневольные». Если идти по этой дороге, то мы, в конце концов, придем и к оправданию исполнителей заказных убийств. Вот тут-то точно люди маленькие, подневольные. Свободу личного выбора, а, значит, и персональную ответственность никто не отменял, и поэтому исполнение закона должно быть обеспечено.

Второе. Власть черпает свои полномочия из согласия управляемых. Выборы – это не поиск лучших управленцев. Если мы хотим найти лучших управленцев, тогда будут собираться советы «мудрейших», специалистов и выбирать. Это выборы людей, лидеров, которым мы больше всего доверяем. И главный капитал любой власти – это доверие граждан, это их согласие. Власть – не штыки и деньги, власть в умах человеческих. Если нет доверия к самим выборам, то никакая власть в республике не будет покоиться на прочном основании.

И третье. Это национальное унижение, что мы не справляемся с организацией безупречных и честных выборов. Если мы хотим, чтобы нас как нацию, как страну уважали в мире, то мы должны научиться строить не только ракеты и самолеты, но и честное, уважающее прежде всего самих себя общество граждан.

Сегодня в центре нашего общественного внимания находятся «жития» лидеров власти, светская и криминальная хроники, «вести с фронта» борьбы с «врагом внешним и врагом внутренним». Увлекательный обмен ударами «они нам, а мы – им» не дает ответа на центральный вопрос: а какой мы видим страну через 10 – 20 – 50 лет? Как мы будем поддерживать конкурентоспособность, обеспечивать достойное и влиятельное место России в мире?

Правящий класс страны не справляется с главной политической задачей – это формирование желаемого образа будущего, поиск оптимальных путей движения, достижение общественного согласия, мобилизация общества на достижение поставленных целей.

Мы воспринимаем как внешнюю данность информацию о наших темпах экономического роста в разы ниже среднемировых. Абсолютный разрыв с ведущими экономиками мира стремительно нарастает. Мы вываливаемся из международных цепочек добавленной стоимости, в мировом разделении труда остаемся в сырьевой нише. И власть, и общество уверены, что экономика – это автомат по продаже мороженого: засунул деньги в прорезь – выпало эскимо, не сработало – ударим кулаком, пока не заработает.

Если мы будем продолжать сражение на улицах, борьбу с разномыслием и инициативой, то полностью блокируем возможности развития страны. В этих условиях молодежь будет с энтузиазмом включаться в развитие экономики, в создание новых продуктов? Сюда с удовольствием вложат деньги отечественные и иностранные инвесторы, не понимая, что здесь будет через 10 – 15 лет? Тактические сиюминутные решения в отсутствие внятной стратегии приводят в тупик или к кружению на месте.

Страна нуждается в бескомпромиссной ревизии внешней и внутренней политики с точки зрения ясного критерия: это помогает развиваться, устранять главную угрозу стране – отставание от развитого мира, или создает нам тяжелейшие условия «осажденной крепости», сталкивает нас на обочину истории с непредсказуемыми последствиями?

Личность президента, Скрипали и дырки в космосе – это легко и увлекательно. А экономический рост, рабочие места и заработная плата – это трудно и скучно. Но без этого не будет ничего.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире