16:45 , 19 декабря 2009

Владмитрий Егорович Медвепутин (…и больше ни слова о Гайдаре, мир праху!)

К проклятьям обездоленных и укорам человеколюбивых Егор Гайдар был всегда готов. С первыми он вообще не считал нужным объясняться, а на упрёки вторых скорбно складывал губы трубочкой и ласково говорил что-то вроде: «Голубчик! Это же неизбежно! Альтернатива – возврат к тоталитаризму или Гражданская война». Наверное, я мог бы с этим утверждением поспорить. Но не стану – потому что сам многого не знаю, во многом не уверен, да и сам формат спора («история с сослагательным наклонением») очень мутный.

Вместо этого я предлагаю другой тезис, менее популярный, чем разговоры о разрухе, либерализме и Гражданской войне, но не менее важный. А главное – абсолютно, на мой взгляд, бесспорный и легко доказуемый. Звучит он так: нынешний российский режим бюрократической силовой клептократии нефтегазового феодализма (который тихо или громко ненавидят все нормальные люди в стране и мире) – суть прямое и непосредственное порождение гайдаровских реформ на совковой почве.

Смотрите сами: наряду с заполнившимися прилавками, разгулом бандитизма, рейдами челноков, опустевшими заводами, разделом госимущества, невыплатами зарплат и так далее, чудесами шоковой терапии стали следующие монументальные сдвиги:

1. Люди стали бояться свободы.

2. Люди стали презирать демократию.

3. Люди возжелали сильной руки.

Разве не так? Вспомните миллионные манифестации конца 80-х и страстную защиту Белого Дома. И тут же, для контраста, причём, в том же месте – толпищу с любопытством взирающую на расстрел парламента. Между 1991 и 1993 годами располагается 1992 год. Аккурат год гайдаровского всевластия и радикальных реформ.

Я бы сформулировал этот результат терапии так: населению сломали неокрепших хребет, купировали под корешок чувство собственного достоинства и поставили на колени перед рынком и насилием. Того ли хотел Егор Гайдар? Конспирологи сказали бы: «Да, конечно». А я думаю, что скорее нет. Но так вышло.

А дальше всё происходило абсолютно логично (кстати, и Гражданской войны избежать не удалось, если иметь в виду Кавказ). И суть преемственности тогдашних реформаторов и нынешних стабилизаторов/модернизаторов даже не в том номинальном факте, что В.В. Путина возвели на президентство друзья Гайдара – Юмашев, Березовский, Чубайс – а в том, что Егор и его команда, желая того или нет, создали все объективные и субъективные предпосылки (как говорится в диалектическом материализме) для нашей теперешней веселухи.

Я подозреваю, что мысли, наподобие изложенных выше, Егора Гайдара посещали. Возможно именно поэтому он постарался в последнее десятилетие максимально дистанцироваться от публичной политической и даже экономической жизни. Но никаких покаянных выступлений экс-премьера я не слышал. Как тут не вспомнить Талейрана («это хуже чем преступление, это ошибка»): ответственность за преступление Гайдар бы на себя смело взял бы, а вот на признание катастрофической ошибки учёному министру отваги не хватило.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире