Посмотрел фильм Андрея Кончаловского ГРЕХ. Очень добротный, детальный, живописный, скучный. Я не видел других фильмов про Микеланджело, но Ромена Роллана в отрочестве читал («Жизнь Микеланджело»). Поэтому возникли сомнения и соображения по поводу.

Художник в картине АК — мелочный, скандальный, жадный, лживый, истеричный тип, и даже мистические видения не компенсируют жлобского образа. Как выражается один из его богатых заказчиков в фильме, «каналья (по-итальянски это не столько «пройдоха», как в русском прочтении, а прямо-таки «мерзавец»), но гениальная каналья». Не исключаю, что таким неаппетитным хмырём Микеланджело и был, пусть это и не соответствует каноническому образу и (рискну предположить) его работам.

Но вопрос возник в иной плоскости: а не слабо было бы Кончаловскому смело замахнуться не на ренессансного итальянца, а на какую-нибудь культурную икону «русского мира» — скажем, представить Александра Пушкина мелким закомплексованным уродцем, патологическим бабником и конформистом? Такая точка зрения на «наше всё» (по словам известного мизантропа, женоненавистника и, прости господи, «игромана») тоже имеет полное право на существование.

Что-то подсказывает мне, что вряд ли — поскольку в этом случае не оказало бы финансовой поддержки Министерство культуры РФ, да и Алишер «Лодовико Великолепный» Усманов не взялся бы за роль щедрого «Генерального продюсера».

Вообще, тема того, насколько благотворна для большого художника поддержка власти и насколько необходимы творцу денежные вспомоществования тонко, но навязчиво проходит по ГРЕХУ красной нитью. Единственный эпизод в фильме, когда вечно обозлённый и застрессованный Микеланджело неподдельно рад и счастлив, даже прыгает от восторга — это когда всемогущие Медичи даруют ему «безлимит» на мраморные запасы в Пьетрасанте. Многочисленные сцены пересчитывания и передачи денег занимают в картине добрые минут 15. А уж разговоров на тему… Возможно, это личная боль художника Кончаловского.

Вопрос финансирования, конечно, непростой. Да, в давние времена видные работники культуры, особенно композиторы и художники, зависели от королей и богачей. Сегодня не зависят; зависят от рынка. Отдельные деньгоёмкие отрасли — кино, театр, музеи — до некоторой степени зависят от государства. Особенно в отдельных не до конца цивилизованных странах, где государство, бывает, любит диктовать культурную повестку — в плане тематики, идеологии, а иногда даже и эстетики. Не уверен, что это хорошо. В том числе, и когда государство действует не напрямую, а через своих доверенных лиц.

Вопрос о том, как влияют деньги на качество произведения искусства ещё более запутан и, наверное, вообще ответа не имеет. Скажем, в жизни писателя Достоевского деньги играли огромную роль, а в жизни писателя Толстого — ни малейшей. Ну и что из того? Талант и масштаб личности — вот что решает всё. Ни того, ни другого в Микеланджело Кончаловского я разглядеть не смог.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире