troitskiy

Артемий Троицкий

09 декабря 2018

F

Артемий Троицкий о новом фильме Виталия Манского.

«Мерзавцы всегда одерживают верх над порядочными людьми, потому что обращаются с порядочными людьми, как с мерзавцами, а порядочные люди обращаются с мерзавцами, как с порядочными людьми.»
Виссарион Белинский
(Цит. по акад. Д.С.Лихачёв, «Заметки о русском»)

Так победим? У меня вопросов больше нет. А у вас сомнений?

...который никакой мне не дядя и даже, учитывая разницу в возрасте, не племянник. Зато выразил уверенность в том, что я никогда не «перехамлю» какую-то Скобееву (не имел счастья видеть и слышать, да и не собираюсь), и, что пытаясь дать звёздам телеблевотины по мордáм, обязательно нарвусь на неприятности. Спасибо за советы, но они мне ни к чему: я всегда говорил то, что думаю, и делал то, что чувствую. А сентенции типа «нельзя опускаться до их уровня» никогда не казались мне убедительными (эти фразочки предполагают, что произносящий их заведомо считает свой уровень выше — а это ещё большой вопрос); мне гораздо больше нравится такой принцип: «вещи (и людей) надо называть своими именами». Поэтому тех, кто посадил 77-летнего Льва Пономарёва на участие в пикете в поддержку арестованных подростков, я не могу назвать иначе, как б***, гниды, суки и у***. Вот так я опустился! А то, что я посулил «двинуть в рыло» соловьям на киселе — у благородных людей прошлых веков называлось «дать пощёчину подлецу». Тоже не «политкорректно»?

Когда ушлёпки из СЕРБов и НОДов, дебильные казачки и полоумные православные заявляются на неугодные им выставки и концерты и начинают там всё громить, а многократно превосходящие их силы гуманитарной интеллигенции, вместо того, чтобы их отметелить, в лучшем случае тихо бубнят «позор, позор» — это они «не желают опускаться до их уровня»? Нет, просто трусят. Не могут дать отпор. И это не ложно понятое толстовство, а жалкие плоды векового страха перед силой, наглостью и, разумеется, властью.

Более ста лет назад Ярослав Гашек создал пародийную либерально-оппозиционную партию, которую назвал «Партия умеренного прогресса в рамках законности». Я предложил бы Виктору Шендеровичу, тоже литератору, и его единомышленникам учредить нечто похожее под названием «Партия умеренной реакции в рамках культурного диалога». Правда, потом, возможно, придётся обижаться, возмущаться и считать нарушением кодекса приличий, когда хамская молодёжь будет называть эту партию «Партией Унылого Говна», сокращённо ПУГ, а членов её — пугликами. Потому что бояться — под любыми этическими и эстетическими предлогами — и стыдно, и на самом деле надоело.

На этом скучную полемику(?) прекращаю и, как «крупный мущщина», иду размяться. Кстати, никогда в жизни не считал матерщину и кулак «аргументами» — это разве что у жлобов. А у нормальных людей это не более, чем честная и естественная реакция на проявления человеческой низости.

Виктор Шендерович, остроумный публицист и недруг режима, обнародовал недавно два популярных текста, которые вызвали у меня желание поспрашивать. Если коротко, то: основываясь на «сраче» между Алексеем Навальным и Антоном Долиным по поводу Брилёва, недобрых высказываниях Сергея Пархоменко в адрес покойной Лизы Глинки и Нюты из «Веры» и ещё каких-то наскоках/наездах, делается вывод о недопустимости хамства в публичных дискуссиях и содержится призыв: никогда никого не оскорблять («даже Путина») и не унижать по национальному и расовому признаку. Касательно рас и наций — дело ясное, спорить не о чем, а вот по поводу «оскорблений» я впал в раздумья.

Возьмём слово «лизоблюд»: это хамство? Оскорбление? Наверное, нет? А слово «жополиз»? Уже оскорбление, так? При этом смысл двух слов совершенно одинаков, хотя «жополиз», конечно, звучит смачнее. Отсюда первый вопрос Виктору: хамить/оскорблять нельзя по смыслу или по форме? Напрашивается ответ (хоть и не убедительный) — по форме! Поскольку слова «конформист» и «приспособленец», на фоне «жополиза» или, тем более, «х...а» уж явно как хамство не канают!

Тогда, если дело в формальностях, давайте попробуем разобраться — где же проходит невидимая граница между не-хамством и хамством? Вот ряд популярных характеристик: мудак, дегенерат, холуй, проститутка, дебил, ублюдок, мразь, шлюха, засранец, гнида, козёл (в переносном смысле), сука и  матерные ругательства. Все ли эти слова следует квалифицировать как хамство, Виктор? Или только некоторые? Я, например, подхожу к вопросу с релятивистских позиций: Лизу Глинку, Чулпан Хаматову и Нюту Федермессер я никогда не привязал бы ни к одному из этих обидных слов — и не потому что они дамы (интересно, кстати, что мужчины в России такими благими делами не занимаются…), а потому что на сомнительные сделки они шли ради спасения больных и умирающих. А это предельно серьёзно. С жизнью и деятельностью Антона Долина я не знаком, но если он (и ему подобные) выслуживаются только ради возможности светиться на телеканале и издавать сочинения, то это, боюсь, другая история. Совсем не серьёзная. И кое-какие из бранных словечек тут могли бы пригодиться. А уж что касается Киселёва, Соловьёва и Симоньян, то нет таких трёхэтажных русских лексических конструкций, которые были бы этим лгунишкам не впору! Более того, первым двум (с тётками не сражаюсь), если случится очная встреча, с превеликим удовольствием двину в рыло. Можно ли считать, Виктор (это мой последний вопрос), что я являюсь тем самым эскалатором хамства, которое, как вы интересно заметили, стало главной проблемой современного российского общества? 3013783

Закончился марафон таллинского кинофестиваля «Чёрные ночи», закончилась и моя скромная миссия там: отсмотр новых русских, украинских и белорусских фильмов. Фильмы были очень разные — игровые и документальные, исторические и злободневные, жанровые и артхаусные — и в единую логичную картину они у меня никак не сложились. Поэтому свой обзор я решил построить по простой, но эффективной формуле: рейтинг. Десять картин, от худших к лучшим.

10. ГЛУБОКИЕ РЕКИ (РФ). Первый и единственный в мире фильм, идущий на кабардинском языке. В красивых горах Кавказа валит сосны семья могучих лесорубов; они конфликтуют с безработными соседями по деревне и в конце концов погибают в драке. На мой вкус — не самый скучный этнографический фильм.

Но режиссёр Владимир Битоков, отвечая на вопросы после показа, сказал, что смысл картины в том, чтобы показать исчезающие сильные мужские характеры. Лично у меня эти агрессивные кавказские мачо и их разборки не вызвали никаких чувств, кроме отвращения. Как, надо полагать, и у ими всеми презираемого младшего брата-"слабака" — единственного, кроме женщин, нормального персонажа картины.

9. СЕРДЦЕ МИРА (Россия/Литва). Громкое название, не имеющее, как мне кажется, никакого отношения к содержанию фильма. (Кстати, откуда взялись «глубокие реки» в предыдущей ленте, я тоже не понял). Главный герой — милый и инфантильный молодой ветеринар, добрый и беззащитный. Лечит и кормит животных на большой ферме, где натаскивают охотничьих собак на живых лис, содержащихся в клетках. Жуткая процедура показана, хотя и весьма мягко. Затем на ферму проникают активисты-зоозащитники и выпускают лис на волю.

Неожиданно впавший в бешенство ветеринар жестоко избивает спящих в палатке зоозащитников, а заодно и ударившегося в запой хозяина фермы. Хозяин по пьянке ничего не помнит и всё возвращается на круги своя. Конец фильма.

Режиссёр Наталья Мещанинова. В картине много трогательных сцен и красивых кадров — и при этом тем более странно, что студенты-экологи, единственные носители здорового и свободолюбивого начала в этом мирке насилия, грязи и архаики, показаны как шайка злостных идиотов.

8. ПАПА, СДОХНИ! (Россия). Единственный российский фильм в конкурсной программе, категория «Дебют». Режиссёр Кирилл Соколов. Это развлекательная лента для любителей рек крови, изощрённых пыток и зрелищных убийств, снятых смачно и не без юмора. Плюс яркие цвета и хорошая музыка.
Очень похоже на кино Квентина Тарантино, особенно ранних RESERVOIR DOGS и поздних THE HATEFUL EIGHT. Сюжет пересказывать смысла не имеет, равно как и искать сам смысл фильма.

При большом желании можно, конечно, сформулировать банальный месседж:
а) российские менты берут взятки;
б) деньги очень портят людей.

Мне больше всего понравилось, что эта картина в жанре «садистская полицейская мясорубка» представлена на экране под оповещением «ПРИ ПОДДЕРЖКЕ МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Ну, слава богу — не одни патриотические агитки они там поддерживают!

7. СВИДЕТЕЛИ ПУТИНА (Россия/Латвия). Хочу сразу предупредить: между дебютным трэшем молодого Соколова и нашумевшей документальной картиной знаменитого Виталия Манского в моём рейтинге — огромный разрыв. Грубо говоря, здесь водораздел между фильмами, которые мне не понравились, и фильмами, которые произвели впечатление.

Относительно СВИДЕТЕЛЕЙ ПУТИНА у меня, пожалуй, были завышенные ожидания. Все съёмки относятся к 1999-2001 годам и представляют ВВП как нормального, в меру скучного человека. Без сюрпризов. Да, власть, как и деньги, сильно портит людей — особенно если это власть безграничная, несменяемая и ненаказуемая.

Удивил меня в фильме не Путин, а то, как радикально изменилась страна за годы его правления. В это сейчас трудно поверить, но в марте 2000 года, когда Вовочку избирали президентом в первый раз, в его штабе ИСКРЕННЕ РАДОВАЛИСЬ, что набрали 51% голосов и удалось избежать второго тура! Когда выборы были честными… а деревья большими.

6. ДОНБАСС (Украина). Ещё один скандально знаменитый фильм, который, как и ленту Манского, при нынешней власти в России наверняка не покажут. Сергей Лозница — выдающийся режиссёр, и новая его игровая картина это лишний раз доказывает.

Фильм бессюжетный; это дюжина эпизодов, картинок, переданных с документальной точностью, из повседневной жизни оккупированных территорий на востоке Украины. Ситуации самые разные, от гротескно весёлых (свадьба боевиков Беса и Гюрзы) до отвратительных (линчевание украинского «карателя», привязанного к столбу в центре городка). Всё, к сожалению, очень убедительно и оставляет вязкое ощущение, что побывал в донецком аду.

На мой взгляд, Лозница, фильмы которого славятся полным отсутствием фальши, сильно перегнул палку в последнем эпизоде. (Не буду говорить, в чём там дело, потому что ДОНБАСС обязательно нужно смотреть самим, пусть и в интернете). Если такие жуткие истории действительно имели место, то у меня, что называется, нет слов… Но если это выдумка сценаристов, то, боюсь, это та самая пропаганда, которую Лозница в своём фильме блестяще разоблачает.

5. ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ УДИВИЛ ВСЕХ (Россия/Эстония). В самом деле, картина странная и даже удивительная — не по режиссуре, съёмкам или актёрской игре, а по сюжету. Мы снова (уже в третий раз из шести русских фильмов) попадаем в деревенскую глушь. Сибирь. Здесь живёт и работает лесник — простой хороший семейный парень; любит жену с сыном и ловит браконьеров. И вдруг узнаёт, что у него рак в финальной стадии и жить осталось 2 месяца.

Местная знахарка-шаманка подкидывает ему мысль, что смерть надо обмануть, прикинувшись кем-то другим. Лесник покупает платье, бюстгальтер, помаду, и преображается в женщину. Жена выгоняет его из дома в баню; односельчане штурмуют баню и зверски избивают; герой уходит в лес, где его насилуют лесорубы… Кошмар.

Но всё заканчивается хорошо — опухоль исчезает! Это фильм-притча, и в нём можно найти много смыслов. Я предложил режиссёрам Наталье Меркуловой и Алексею Чупову такой: лесник Егор — это Россия, тяжело больная страна; чтобы ей вылечиться и снова обрести будущее, необходимо чудо — мучительное преображение и переосмысление своей сути и своего места в окружающем мире. Это не банальная политика, это глубже. Режиссёрам понравилось, вроде бы.

4. ДИКИЕ ПОЛЯ (Украина). Ничего не ждал я от фильма режиссёра-дебютанта Ярослава Лодыгина, а получил большое удовольствие! Фильм-трип: смесь road movie, лёгкой психоделии, гангстерского боевика, соцреализма, христианской проповеди… Великолепные диалоги, непошлый юмор, сдержанная и классная игра актёров.

Хотя отличный роман Сергея Жадана «Ворошиловград», ставший основой картины, вышел ещё в 2010 году, приключения в «диких полях» восточной Украины постоянно вызывают невольные ассоциации с нынешней сюрреалистической ситуацией в тех же краях. И что ещё хорошо — и даже непривычно! — в конечном итоге ДИКИЕ ПОЛЯ оставляют куражное ощущение надежды и оптимизма! Чего я Украине искренне желаю.

Одна — боюсь, что запоздалая — просьба к создателям фильма: выкинуть из саундтрека ужасный итальянский хит «Piccolo amore». А вообще, хоть всего я и не смотрел, но не думаю, что в конкурсе дебютов «Чёрных ночей» были фильмы лучше этого.

3. ХРУСТАЛЬ (Беларусь/Германия). Это простой, чистый как слеза бывшей комсомолки, стопроцентно реалистический и очень трогательный фильм. Минск, середина 90-х (Лукашенко ещё не в полной силе): безработица, рейв-вечеринки, наркотики. Очень модная, но безработная и безденежная девушка Эвелина страстно мечтает свалить в Америку. Но для этого (там есть остроумный сценарный ход) ей приходится оказаться в убогом моно-городке Хрусталь недалеко от Минска. И начинаются приключения — и комичные, и трагичные — столичной фифы с амбициями диджея среди очень простого народа.

Народ-то, может, и душевный — но невежественный и агрессивный; все попытки сблизиться, стать «своей» заканчиваются провалом. Как и отчаянная попытка вырваться в Чикаго, на родину любимой house music.

Единственный трофей — привязавшийся к Эвелине 10-летний мальчишка, мечтающий, как и героиня, вырваться из своего мелкого «хрустального» болота. Такой вот белорусский неореализм. Режиссёр — Дарья Жук.

2. ВОЙНА АННЫ (Россия). Алексей Федорченко (ПЕРВЫЕ НА ЛУНЕ, ОВСЯНКИ) снял нечто совсем иное. Маленькая еврейская девочка Анна выбирается из-под присыпанных землёй трупов и находит себе жилище в холодном камине бывшей школы, ныне немецкой комендатуры. Украина, 1941.

По ночам она выходит на промысел; ест кусочки сала из мышеловок, делает себе шубу (на дворе декабрь) из чучела волка в зоологическом кабинете… Описывать словами то, что происходит в фильме — совершенно неблагодарное занятие: это надо видеть и слышать. Шестилетняя Марта Козлова играет фантастически, не произнеся за все 75 минут фильма ни одного слова; работа оператора и звукорежиссёра великолепна.

Максимальный ужас происходящего передан с максимальной красотой и элегантной сдержанностью… Анна смачивает ядом свой последний кусок сахара, добытый после рождественской вечеринки в комендатуре, и бросает его в окно, чтобы отравить овчарку, которая сторожит здание по ночам и не даёт ей выбраться на свободу. И видит, что сторожевых собак вокруг очень много…

Бесспорно, лучший из русских фильмов, что я видел в этом году. Надеюсь, его будут показывать в музее Анны Франк и во всех мемориалах холокоста.

1. ПРОЦЕСС (Украина/Голландия). Я поставил новый документальный фильм Сергея Лозницы на первое место не из-за его художественных достоинств: в конце концов, украинский мастер не снял тут ни одного кадра, а только поместил в финале один титр. Всё было снято советскими операторами в ноябре-декабре 1930 года в московском Доме Союзов. Там проходил знаменитый показательный Процесс Промпартии. Прокурор Крыленко обвинял в антисоветском заговоре, вредительстве и сговоре с белогвардейцами; судья Вышинский задавал издевательские вопросы. А десяток обвиняемых — седовласые профессора, инженеры и конструкторы из «старой» интеллигенции — признавались, каялись, давали друг на друга показания, проклинали свою жизнь и деятельность и молили о пощаде.

Всё очень убедительно; народ — полный зал, как на партсъезде — в праведном возмущении! При этом — несведущие в истории СССР зрители узнают об этом только из финального титра — весь процесс был на 100% сфабрикован и сфальсифицирован по приказу Сталина. Не было вообще никакого заговора, никакой Промпартии…

Этот фильм — потрясающее, убийственное свидетельство того, насколько глубоки и мощны корни всего того, что мы видим в путинской РФ. Незыблемый фундамент, прекрасная школа: ложь, ложь, ложь, и ещё раз ложь. Притом мастерски приготовленная, вкусная и обаятельная.
В «прекрасной России будущего» — к обязательному показу в школах и университетах. Как противоядие.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире