Капитан и владелец российского судна «Кристал Африка» оштрафованы за то, что привезли российскую рыбу на территорию России. Так наше государство «стимулирует» импортозамещение рыбной продукции на отечественном рынке.

Законодательство о морской границе давно превратилось в проклятие для российских рыбаков. Оно создает ситуацию правовой неопределенности, в которой рыбным предприятиям порой невозможно работать. Особенно тяжко стало с 2011 года, когда штрафы за нарушения границы выросли в 10 раз. Пограничные власти бросились «рубить капусту». Зашел из экономзоны России в территориальное море России, чтобы укрыться у берега от шторма? Штраф! Вышел из терморя в экономзону, чтобы сбросить сточные воды, как требует закон об охране окружающей среды? Штраф!

А в прошлом году пограничное законодательство фактически отменило существование флота, который занимается транспортировкой рыбы. Перевозчики теперь просто не знают, как пересекать границу, потому что в законе они не предусмотрены. А не пересекать ее нельзя, даже когда следуешь из одного российского порта в другой российский порт, потому как география страны такова.

Сегодня Россия призывает своих рыбаков поменьше везти рыбы на экспорт, а побольше — на  внутренний рынок, чтобы заменить иностранную продукцию, попавшую под санкции. Но  в то же время наша граница для российской рыбы по-прежнему закрыта.

Об этом уже говорилось в публикации «Хек вам из Чили, а не рыбу с Дальнего Востока». Судя по комментариям читателей, которые живут не на Дальнем Востоке, а в центральной России, многие даже не верят, что подобное происходит. «Так ли все страшно, если поставки дальневосточной рыбы на российский рынок не прекращаются?» — спрашивают они.

Да, поставки не прекращаются, ведь у рыбаков других вариантов нет. Взять Камчатку. В  прибрежном рыболовстве здесь добывается около 300 тысяч тонн рыбы. Лососевая путина в этом году дала улов в 130 тысяч тонн. Местный рынок потребляет от силы 15 тысяч тонн в год. Остальную рыбу, как ни крути, надо вывозить за пределы региона. Вывозить можно только морем. Не грузить же рыбу в самолеты. А железную дорогу с Камчатки не построишь.

Вот и везут транспортные суда камчатский улов, главным образом, в порт Владивосток, основной транспортный узел Дальнего Востока. И в пути, заметьте, их никто не останавливает. Зато по приходу в порт выясняется, что в отношении капитана и судовладельца уже составлены протоколы по факту «неоднократного незаконного пересечения границы».

О  количестве административных дел данной категории можно судить по их нумерации, которая в этом году перевалила уже за 1,5 тысячи.

Можно поздравить пограничное управление по Камчатскому краю. На полуострове, где нет ни метра сухопутной границы, а до ближайшего иностранного берега сотни морских миль, оно, наконец, нашло себе занятие по силам.

Приведу конкретный пример с судном «Кристал Африка», с которого мы начали разговор. Летом 2014-го этот транспортник собирал уловы с наших судов в Беринговом море. Затем зашел на восточное побережье Камчатки, загрузился там рыбной продукцией. После чего взял курс на Владивосток, взяв по дороге партию рыбы с еще одного российского судна.

В итоге, пограничное управление по Камчатскому краю возбудило в отношении капитана и судовладельца по три административных дела. В сентябре они признаны виновными по ст. 18.1 КоАП («нарушение режима госграницы»). Капитан оштрафован на 90 тысяч рублей. Судовладелец — на 1,2 млн рублей.

Теперь предлагаю в качестве примера рассмотреть один из отрезков пути от Камчатки до Владивостока в районе Курильской гряды. Вот — два острова: Парамушир и Онекотан. Вокруг каждого из них — 12-мильная зона (терморе). Острова разделены проливом шириной более 24 миль. Стало быть, между 12-мильными зонами островов есть узкая полоска экономзоны.

По дороге во Владивосток судно проходит Парамушир и вынуждено зайти в экономзону. По  логике пограничников, оно должно заранее пройти полный пограничный контроль в ближайшем пункте пропуска (Северо-Курильск, о. Парамушир), оформить выход в экономзону.

Допустим, капитан выполнил это условие. Но через 35 минут после выхода в экономзону судно зайдет в 12-мильную зону о. Онекотан. Значит, надо сделать разворот, вернуться в Северо-Курильск, оформить «вход». А через 2 часа его ждет очередной выход. Что делать? Каждый раз бегать в пункт пропуска? Нереально.

Меж тем режим охраны госграницы от собственных граждан не смягчается, а становится еще строже. Значит, перевозчикам рыбы надо либо сворачивать работу, либо продолжать ее, как-то компенсируя миллионные штрафы. Компенсировать их можно только одним путем — поднимая цены на фрахт, что само собой отразится на стоимости перевозимой рыбы. Может, здесь и кроется одна из причин подорожания рыбной продукции в России?

Государство, конечно, хорошо устроилось. Оно хочет, чтобы рыбаки отказывались от экспорта и поставляли больше рыбы в родные порты (порой себе в убыток), и чтобы заодно платили штрафы за эти поставки на благо бюджета. Вот только смогут ли они долго терпеть такую нагрузку на своей шее?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире