Все обсуждают статью Владислава Суркова о столетнем рейхе Владимира Путина, хотя довольно очевидно, что ее единственный адресат — сам Путин. Однако это жанр открытого письма, и можно включиться.

К сожалению, с Сурковым произошло ровно то, что происходит с российским интеллектуалом, попавшим в силовые поля русской власти, а с интеллектуалами в русской власти происходит то же, что произошло с Горлумом, дорвавшимся до кольца.

Задача интеллектуала (а Сурков, по своим умственным задаткам, к интеллектуалам когда-то относился) — аналилиз информации и честный вывод на основе анализа, какие бы политические, религиозные, нравственные и даже персональные границы он ни нарушал. Но Сурков сейчас as an intellectual is in a failed state, если прибегнуть к терминам политологов и поиграть словами (но не краснеть удушливой волной). Failed state — это страна, утратившая государственность, независимость. Для интеллектуала failed state наступает, когда он свои силы направляет не на анализ, а на апологию сложившегося, включая самое постыдное — апологию власти.

Власть всегда идет позади мыслительного процесса интеллектуала, интеллектуал никогда не может восхвалять власть, какой бы справедливой и разумной они ни была; интеллектуал знает, что любая власть временна, что она обслуживает, в лучшем случае, настоящее время, — в то время как никакими рамками не скованная мысль занимается будущим.

Вот почему вся умственная конструкция Суркова базируется на фейке (в простонародном языке русских телеканалов он называется «Запад загнивает и скоро рухнет, и только у России блестящее будущее), а также на прошловековых аргументах типа «государство — это вождь, и вот почему так сильная Россия».

Я, к сожалению, плохо знаю детали гитлеровского режима, но в своем failed state Сурков прямо наследует немецким интеллектуалам, занимавшихся апологией третьего рейха: держу пари на любую сумму, что такие были. Да, я знаю, что любые сравнения с гитлеризмом в интеллектуальном кругу — мягко говоря, не комильфо, но мое сравнение вовсе не касается идеологий, методов или исторических реалий (любой фашизм сегодня — это ур-фашизм, прибегая к терминологии Умберто Эко, перечитайте его «Вечный фашизм». Другое чело, что минимум 12 признаков ур-фашизма из 14, указанных Эко, легко обнаружатся в том рейхе, который воспевает Сурков). Мое сравнение касается лишь персоналистского характера двух сильно отличающихся автократий: Гитлера и Путина. Этот персонализм (отлично проанализированный Себастьяном Хафнером в «Некто Гитлер») двух персожаней и роднит. И у Гитлера, и у Путина их страны — не аппарат защиты интересов правящего класса (как у Муссолини или у Брежнева), не воплощение идеологии (как у Ленина), а именно личный проект. И Хафнер очень точно подмечает, что когда Гитлер понял, что ему конец, он попробовал утащить с собой на тот свет и как можно больше Германии (и если что меня и пугает по-настоящему, что Путин тоже может к этой сильной идее прийти).

Сурков, интеллектуально обслуживающий личный проект не слишком мягко говоря, интеллектуального человека — повинен, хотел я написать, социальной смерти. Если бы Сурков не обрек себя на интеллектуальную смерть сам.

Не заслуживает даже плевка на могилу.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире