Вот-вот через несколько минут мы узнаем о том, где на самом деле находится Надя Толоконникова — пишет сейчас в твиттере группы война ее муж Петр Верзилов.

Правда? Или это очередной этап?

То, что происходит с Надей Толоконниковой напоминает сценарий. Кстати, не обязательно кем-то написанный. Природный (сырьевой).

Адвокат Надежды Толоконниковой Ирина Хрунова пишет «Я думаю, что с Надей случилось что-то серьезное»

Есть пять основных сценариев: любовь, крах любви, успех, утрата иллюзий, и подмена. В нашем случае и буквально и фигурально это ПОДМЕНА.

Подмена понятий, подмена идей Скрепы и пустосвятство, охватившее эпидемией страну, якобы мудрый народ. И «равнодушие» 14-я статуя Михаила Шемякина на Болотной площади — «грехи человеческие».

Два дня назад.

«Как мне сказали, по собственной просьбе она находится в расположении медицинской части», — сказал Лукин со ссылкой на информацию, полученную из ФСИН и Минюста РФ.

Теперь он ничего не комментирует. Договор омерты.

В медицинской части по собственной просьбе? Какие отзывчивые.

Ранний фильм Хичкока называется «Леди исчезает и потом снова появляется».

У нас вторая фаза еще не наступила.

1. НАЧАЛО ПОХИЩЕНИЯ.

Вот последнее, что писала Надя из Мордора (письмо опубликовано в «Новой газете»).

«…Накануне, 16 октября, я обращалась к начальнику ЛПУ-21 с просьбой о помощи. Я писала ему заявления с просьбой обеспечить мне личную безопасность в порядке ст. 13 УПК РФ. Я поясняла, что в ИК-14 меня ждет месть руководства колонии за правду, рассказанную мной об их конторе, и злоба и жестокость тех высокопоставленных зэчек, которых администрация планомерно весь мой срок настраивала против меня….

Минут 10 я ждала. Открывается дверь, за которой все 10 минут этих кто-то лихорадочно бегал, что-то кидал и переставлял. На меня направлена видеокамера. Сотрудников ЛПУ-21 человек десять. Заместители начальника, оперативники. Все тут. Видеокамера в руках у Четырёва Александра Ивановича, который в январе 2013 года с удовольствием написал на меня рапорт («не поздоровалась», находясь в больничке с сильнейшими головными болями), который в этот мой приезд упорно отказывался брать любые мои заявления («Я не имею права у ВАС что-то брать. Я вам ничего не должен»).

Сотрудники спецчасти, торопясь, тараторят: «Вы выписаны из ЛПУ. Вы отправляетесь в колонию. Срочный этап».

Я удивлена. Пытаюсь спросить, к чему такая поспешность. Все мои вещи — тут же, в КПП. Кто их и когда успел собрать, пока я получала журналы, мне неизвестно. Позже выяснится, что вещи собраны были не все. Сотрудники ЛПУ-21 выпихивают мои сумки и забрасывают в автозак.

Меня силой толкают к выходу. «Жалобы, заявления есть? Вы поступаете в распоряжение конвоя», — дежурные фразы конвоира.

«Да, сильная головная боль», — отвечаю. У меня очередной приступ боли, не снимаемой никакими обезболивающими. Конвоир настаивает на вызове медика.

«Надо проверить давление, провести осмотр», — заключает врач.

«Все! Все! — кричат два замначальника больнички. — Быстро в автозак! Никаких измерений! Быстро! Быстро! Пошла!» Торчков, режимник ЛПУ, силой забрасывает меня в автозак, как овощную корзину. Захлопывается дверь клетки. Я еду…

(Надя едет до сих пор – А.Т..)

И далее Надя тогда же пишет:

За общение со мной NN срочно отправили с больнички на «двойку». Предупредив, что «тебя там ждут». Я не знаю, что сейчас с ней, но мне хотелось бы, чтобы существовал какой-то общественный контроль за тем, чтобы к осужденным, которые готовы говорить правду о колониях, не применялись пытки, как физические, так и психологические…

…за жалобы в прокуратуру и Уполномоченному по правам человека на ИК-2 год не вылезала из ШИЗО. Ее избивали и пытали холодом, специально открывая посреди зимы все двери. Мерзли и жаловались даже сами сотрудники, ее охранявшие. А она — в оранжевом платье и в трусах.

2. ЧТО БЫЛО ПОТОМ.

не знает никто. Сказали, что ее отправят в ИК 2 (Чувашия). Но это был фейк, намеренный вброс. Видимо для того, чтобы дизорентировать группу поддержки с ее пикетами, кубами, гусями, коровами… И резонансом во всех мировых СМИ. Именно мировых. Потому что Петя в Мордоре конкретно всех достал. Ну… он это может.

Петя по неформальным каналам выяснил, что Надя этапируется в Омск. Как потом фсин подтвердил, что она действительно 30-31 октября находилась в Омске. Потом следы теряются. Она «появляется» в Красноярске. Но ФСИН говорит, что ее в Красноярском крае нет. Причем отвечают с напряженными лицами, будто что-то скрывают. Так кажется Пете, когда он часами стоит на морозе у ворот колонии №50 в Нижнем Ингаше. Он сейчас там стоит.

Несколько дней назад в сети появились мнения, что «Толоконникову на самом деле убили». Или сильно избили, перестарались.

А между тем, Следственное Управление Мордовии разрешило возбудить дело на замначальника колонии Толоконниковой Юрия Куприянова – за угрозу ее убить (что стало темой, и не только это, еще использование рабского труда в нашем новом гулаге) знаменитого письма Нади, которому пророчат Пулитцеровскую премию.

Пишут так: «Девчонка сунулась в миллиардный бизнес рабовладельцев ,на которых зэчки вкалывали по 16 часов в день без выходных ...
--это как сунуться на кирпичные заводы дагестанских рабовладельцев--и тут и там рентабельность… 1000% Засветить ,помешать такому бизнесу...это опасно. Смертельно опасно? Магнитский--это деньги. Толоконникова -это деньги. Большие ,огромные деньги. За которые убивают…

3. Священник Яков Кротов

Наткнулся на обсуждение вопроса о том, как власти «сделали Толоконниковой биографию». Обсуждают не враги, обсуждают сторонники.

Не власти «сделали биографию» Толоконниковой, а ее отказ уступать властям, ее ясные и искренние статьи, написанные на каторге. Кстати, вот и ответ на вопрос о причинах неудач диссидентского движения: там было мало людей, писавших тексты такого уровня. Сидевших много, высидевших — мало.

Да и нет пока у Толоконниковой «биографии», и она, скорее всего, это отлично понимает. Главное – впереди. И дело не в том, что на свободе ей придется что-то «доказывать» (хотя придется), а в том, что биография – любая – несводима к статье в энциклопедии. Иначе бы вышло, что абсолютное большинство людей вообще никогда не жили, а это ведь пошлое декадентское высокомерие.

4. Дмитрий Быков.

Сейчас неважно, кто одобряет, а кто не одобряет акцию Pussy Riot. Важно, что она оказалась эффективней всех остальных, поскольку заставила власть стремительно и упорно дискредитировать себя. И еще сейчас важно узнать, где Толоконникова. Потому что место ее в истории уже бесспорно, но мучеников, честное слово, в этой самой истории хватает и так. По-настоящему серьезный вопрос формулируется сегодня просто: бог с ними, с мигрантами, с Академией наук и даже с коррупцией, – но может ли страна спокойно смотреть, как власть всей массой давит молодую женщину, мать пятилетнего ребенка, а потом, в отместку за чудом обнародованное разоблачение, прячет эту женщину неизвестно куда…

5. Заключение (не тюремное)

Если спросит у Путина «где Надя»?

Он скажет «Она утонула»? Или «ноукоммент»?

Ну… надо спросить.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире