У меня не вызывает гнева тот факт, что я сижу. Я не держу зла. Личного зла — нет. Но есть зло политическое. Наше тюремное заключение служит явным и отчетливым знаком того, что свободу отбирают у всей страны. И эта угроза уничтожения уничтожения освободительных, эмансипационных сил России — то, что заставляет меня гневаться. В малом видеть большое, в знаке — тенденцию, в частном — общее.

Феминистки второй волны говорили: «Личное — это политическое». Так и есть. Дело Pussy Riot показало, как частные проблемы трех человек, обвиняемых в хулиганстве, могут дать жизнь политическому движению. Частный случай подавления и гонений на осмелившихся взять Слово в авторитарной стране всколыхнул мир: активистов, панков, поп-звёзд и членов правительств, комиков и экологов, феминистов и маскулинистов, исламских теологов и христиан, которые молятся за Pussy Riot. Личное истинно стало политическим.

Кейс Pussy Riot собрал воедино столь разнонаправленные силы, что мне до сих пор трудно поверить в то, что это не сон. Происходит невероятное для современной российской политики: требовательное, упорное, властное и последовательное воздействие общества на власть.

Я благодарна каждому, кто сказал: «Свободу Pussy Riot!» — Мы с вами сейчас образуем большое и важное политическое Событие и путинской системе все сложнее с ним совладать. Какой бы ни был приговор Pussy Riot, мы и вы уже побеждаем. Потому что мы научились гневаться и говорить политически.

Pussy Riot счастливы, что смогли возбудить на подлинно коллективное действие и что политическая страсть ваша оказалась настолько сильна, что преодолела преграды языков, культур, жизненных миров, экономических и политических статусов. Кант сказал был, что не видит иной причины этому Чуду, помимо морального начала в человечестве. Спасибо вам за Чудо.

809391 Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире