22:53 , 24 августа 2011

Российскую космическую отрасль преследуют неудачи

Российскую космическую отрасль преследуют неудачи.
В среду произошла авария с космическим грузовиком «Прогресс М-12М», который вез запасы на МКС. Ракета-носитель «Союз-У» стартовала в среду с космодрома Байконур. Однако при запуске произошла нештатная ситуация и фрагменты космического грузовика упали в Чойском районе Республики Алтай.

В первые часы после аварии мне удалось поговорить с об этих проблемах с заместителем генерального конструктора РКК «Энергия» Валерием Рюминым, космонавтом, на счету которого четыре полета на орбиту, в том числе и на борту шаттла Дискавери.

Вашему вниманию, это небольшое интервью:

Валерий Викторович, в связи с неудачным впервые за много лет запуском Прогресса, объясните пожалуйста, что на Ваш взгляд произошло. Как я понимаю с ракетой, с «Союзом-У» случились какие-то проблемы. По вашему мнению, с чем может быть связан такой неудачный запуск?

— Ну, разгонного блока там нет. Если в Тайгу, то это, похоже, третья ступень или вторая. Ну, бывает, что ж? Прогрессов пусков было больше сотни, и это первый случай, когда авария такая случилась.

Да, в том-то все и дело.

— Но это вина не прогресса, я так понимаю, а вина ракеты-носителя.

Да. И вы знаете, в связи с этим возникают вопросы, потому что там были проблемы и у Протонов, хоть их и делают совсем другие люди.

— Там совсем другое дело – там был, действительно, разгонный блок, как бы, четвертая ступень, а здесь такого блока нет, поэтому здесь эти вещи никак не связаны. Ну и просто не связаны. Их разные совсем фирмы делают. Здесь ракету делает Самара (ГНПРКЦ «Прогресс», авт.), а там – «Хруничев»(ГКНПЦ им. Хруничева, авт.) . Поэтому их объединять одним совершенно образом нельзя. Единственное только, что одинакова авария что там, что здесь. Ну а так, совершенно разные.

Поэтому, собственно, неспециалисты вот такие как я, они сразу задаются вопросом: а не может быть это проблема с подготовкой к полету уже на космодроме?

— Ну, это, видите, это комиссия должна сказать, которая будет разбираться в этом. Но маловероятно вообще, что это связано с подготовкой. Потому что это какой-то технологический дефект при изготовлении ракеты, мне так кажется. А вообще, будет работать комиссия, она, конечно, разберется. Если это упало, то будет материальная часть найдена. Ну, кроме телеметрии, это поможет точно определить причину неисправности.

На ваш взгляд, за последние несколько лет качество работы предприятий и сборки изменилось? Происходит смена поколений, уходит старый персонал, появляются новые, может быть, менее опытные?

— Качество, конечно, ухудшается – это надо признать. И это, на самом деле, так. Потому что, конечно, контроль стал гораздо менее тщательный, чем это было в те далекие советские времена. Потому что тогда там была военная приемка кроме ОТК. ОТК было и кроме этого была военная приемка. И сейчас ее практически нет. ОТК осталось, конечно, но военной приемки нет, а это был, все-таки, тоже еще один барьер, который был весьма полезный.
Со специалистами, конечно, проблема есть. Ну, сейчас, наверное, получше ситуация – сейчас народ уже идет сюда. А, вот, когда лет 15-20 назад, когда началась Перестройка, то, конечно, провалился целый слой специалистов – он ушел. Зарплат здесь у нас не было совсем, платили копейки и поэтому остались только энтузиасты. И очень много специалистов хороших ушли во всякие другие направления деятельности.

Валерий Викторович, вы знаете, вот странная история. Сразу возникает неприятный вопрос: из-за того, что сейчас несколько подряд стартов прошло неудачных, может Россия потеряет какие-то заказы на запуск спутников? Потому что у нас же, ведь, еще и международные, в общем, отношения и контракты немалые.

— Ну, это всякое может быть. Но я не думаю, что это будет. Все понимают, что в нашем деле это может случаться, могут случаться такие вещи как авария. И на это, в общем-то, закладывается, страхуют все.

Американцы к этому относятся спокойно?

— Ну, спокойно. У них тоже аварии бывают постоянно – тут ничего удивительного нет. А американцам вообще деваться некуда – кроме как на Союзах им летать не на чем сейчас.

Последний вопрос. Скажите, такие вот аварии… А если бы речь шла о запуске пилотируемого корабля? Ведь, такая авария – она же угрожает и жизни космонавтов.

— Да, конечно, угрожает. Там есть система аварийного спасения, и можно надеяться, что она бы спасла экипаж. Но могла и не спасти, потому что все зависит от того, куда он будет садиться. Если он будет садиться в Тайгу куда-нибудь в болота, ну, может, спасется, а, может, и не спасется. Это дело такое, сами понимаете, что у нас были случаи аварий, когда… Сейчас, дай бог памяти. Когда экипаж Лазарев и Макаров из-за аварии второй ступени, приблизительно в это же время они загремели тогда в Алтай и чудом спаслись, (речь идет о неудачном запуске Союз 18-1 5 апреля 1975 г. авт.) по сути дела, там перегрузка была жуткая, 22G и они сели на склон горы, и хорошо зацепились парашютом за какое-то там дерево. А могли бы скатиться и, конечно, погибнуть. Поэтому, конечно, аварии не исключаются.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире