23:29 , 09 ноября 2010

В администрации Химок знают, кто «заказывает» журналистов?

Глава городского округа «Химки» Владимир Стрельченко впервые пришел в суд по делу Михаила Бекетова, которого обвиняет в клевете. Избитому в Химках до полусмерти журналисту вменяют в вину то, что он три года назад, еще до нападения, в эфире федерального телеканала высказал предположение, что глава Химок причастен к поджогу его автомобиля. В суде Владимир Стрельченко назвал Бекетова — Мишей, заверил суд, что лично против него ничего не имеет и глядя в глаза человеку в инвалидном кресле сказал, что от обвинений не откажется. Напомню, в минувшую субботу в Москве произошло нападение на журналиста Коммерсанта Олега Кашина. В своих публикациях он тоже не раз поднимал тему Химкинского леса и местной администрации. ВО вторник в суде представитель главы Химок, начальник правового отдела Химкинской администрации Анжела Думова заверила журналистов, что Г-н Стрельченко к этому нападения не причастен.

Зал заседаний, немногим больше кухни в типовом панельном доме. Журналисты, зрители и все участники процесса сидят буквально бок о бок. Когда объявили второй перерыв, чтобы помощник суда наладил технику, судья Аркадий Халатов согласился посмотреть новости трехлетней давности, Анжела Думова осталась за столом. Услышав первый вопрос она вскинула голову:

Т.Олевский: Анжела Аркадьевна, в СМИ появилась информация об аресте Владимира Стрельченко. Вы не могли как-то прокомментировать? Может быть, вам что-то известно?

Думова: Чушь.

Т.Олевский: А вы не могли бы мне сказать, будет ли Владимир Стрельченко как-то реагировать на обвинение в организации покушения на журналиста Олега Кашина? Он свою позицию выскажет?

Думова: Если отвечать на каждую ерунду, которая появляется в прессе в последнее время, то не хватит никаких сил. Собачья чушь! Кто такой Олег Кашин, вообще впервые слышу.

Т.Олевский: Владимир Стрельченко тоже впервые слышит?

Думова: Я думаю, естественно. Как и все химчане. Я вам могу сказать свое мнение. Я могу сказать свое личное мнение, что виноваты в этом люди в том числе и здесь сидящие, которым выгодно, которые хотят отстранить от должности честного человека, Владимира Владимировича Стрельченко, и ради этого они уничтожают… ну, не уничтожают, а избивают таким образом этих журналистов, о которых, я вам еще раз говорю, кто такой Олег Кашин, вообще впервые слышу.

Т.Олевский: Люди здесь присутствуют?

Думова: Да, я считаю, что здесь присутствуют люди, которым это выгодно.

Т.Олевский: Назовите их.

(реплика из зала: Это я наверное)

Думова: А вас я вообще не знаю. Кто вы такая? Эти люди знают. Кто у нас больше всех претендует на должность главы городского округа, уже много-много лет спит и видит, как бы ему ее занять бы, как бы отстранить.

Напротив Анжелы Думовой сидят адвокат и главный редактор газеты «Химки – наш дом» Игорь Белоусов.

Белоусов. Фетисов два раза тоже участвовал в этом.

Думова: Фетисов тут ни при чем.

А кто спит и видит? Вот нам непонятно.

Скажите, кто спит и видит?

Т.Олевский: Нам действительно непонятно, вы простите, ради бога.

Думова: Вам вот непонятно, а почему же вы пишете всякие гадости и обвиняете во всем? Не вы конкретно, но средства массовой информации. Обвиняете в этом Владимира Владимировича. Я почитала открытое письмо т.н. правозащитников – там чушь и непроверенная информация, ерунда, просто помои собрали и вылили. Там правды вообще ни на грош нету.

Но вот это все постоянно повторяет вот этот человек, здесь сидящий. Вот это с его слов все записано. Эти люди поставили свои подписи – они бы хотя бы проверили информацию!

Есть официальная информация, органы власти не будут врать!

Десять ножевых ранений. Какие десять ножевых ранений? Там человек на следующий же день вышел. Как может человек с десятью ножевыми ранениями на следующий день выйти и гулять по Химкам? Как может такое быть?

Речь идет о главном редакторе Химкинской газете «Гражданское Согласие», которая писала о коррупции в городе. Он в 2007 году получил 10 ножевых ранений, а в прошлом году бы зверски избит верстальщик газеты Сергей Протазанов. От полученных ран он умер на следующий день после нападения.

Белоусов: Он не гулял по Химкам. Ну что вы говорите глупости?

Т.Олевский: Подождите, не ругайтесь, пожалуйста. Дамы и молодые люди. Не ругайтесь, пожалуйста. Анжела Аркадьевна, а скажите, а то, что такие вот совпадения происходят… вы ж замечаете наверняка – с людьми, которые пишут про Химки, вдруг что-то случается по знакомому сценарию…

Думова: Я знаю, совпадения происходят, да. А вы скажите, Владимиру Владимировичу вот это может быть выгодно такое? Я вам сказала – кто такой Олег Кашин, мы вообще не знаем. Фетисов – безобидный абсолютно человек, он никому не интересен. Трогать его – ну это я просто не знаю, зачем его трогать. Он абсолютно безобидный человек. Я знаю, кому это выгодно. Это выгодно тому человеку, который раскачивает здесь лодку уже много-много лет. Он постоянно ее раскачивает. Обвинения все одни и те же. И теперь, я думаю, вот это все неспроста, понимаете? Значит, слова никто не слушает – он перешел к делу.

Назовите фамилию.

Думова: Я не буду называть фамилию. Зачем?

Белоусов: Боитесь, что ли?

Думова: Нет.

Белоусов: А чего тогда?

Думова: Я вас боюсь, да.

(из зала: А мы вас боимся!)

Т.Олевский: А вы не могли бы тогда представится?

Белоусов: Белоусов Игорь Иванович, я главный редактор газеты «Химки. Наш дом», выступаю в оппозиции. Костя Фетисов был мой лучший друг. Он работал в моей газете.

Т.Олевский: То есть обращение это сейчас к вам было?

Белоусов: Я думаю, да. Она смотрела на меня, вы же все видели. Мы говорим правду здесь. И в следствии сейчас даем правду. Жена его дает показания. Бессонов, его лучший друг, тоже дает. Я давал показания вчера. Они не понравились кое-кому. Там конкретно след указывается, кто это. Я не могу сказать, но там конкретно. Поэтому она взбеленилась так.

Т.Олевский: А вы можете сейчас сказать, кому, или пока не можете, какие показания вы давали? Какие следы и на кого они выводят?

Белоусов: Там следствие ведь идет. По моему мнению, все это идет от главы Химок. Вот эти все, и против меня тоже, у меня там четыре дела. Восемь дел у меня. И все там замешан глава Химок.


После перерыва, в зал неожиданно вошел Владимир Стрельченко. Г-н Стрельченко произнес небольшую речь, в которой выразил журналисту соболезнование, назвал то, что с ним случилось — страшной личной трагедией и пообещал помогать правоохранительным органам искать преступников. Однако он по-прежнему считает себя оклеветанным, и от обвинений отказываться не будет. Ушел Стрельченко так же неожиданно, как и пришел: «Я в прениях участвовать не буду, вы не возражаете Ваша честь?». Ваша честь могла бы возразить, да не стала. Прокурор, который увидел дело впервые, (ему потребовалось время, чтобы изучить материалы дела) уверенно попросил приговорить Бекетова к штрафу в три тысячи рублей. Как будто все роли были заранее прописаны: и штраф небольшой, и власть не поступилась принципами. Михаил Бекетов едва складывает звуки в слоги, он учится заново ходить и немного играет в шашки. Журналисты BBC пытались взять у него интервью, задавая односложные вопросы, пишет Настя Кириленко со «Свободы». «Считаете ли вы, что за нападением на вас стоит администрация Химок?» Кивок. «Будут ли виновные наказаны?» – Отрицательное мотание головой. «Признают ли вас виновным», — пожимание плечами.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире