Тюрьма Бастой в Норвегии – это что-то фантастическое.

Дело не в солярии и кинозале (они там есть), а в том, что это прогрессивная тюрьма: там человека считают за человека. Там работают с причинами, из-за которых человек совершил серьезное преступление. Там работают с убийцами, наркоманами, насильниками.

Статьи, по которой сидят Pussy Riot – нет. Случилась бы такая акция в Норвегии – никто бы внимания не обратил.

А тут люди прослушивают телефоны, посылают слежку на каждую акцию (следить за Pussy Riot начали с самого первого дня – когда делался клип «Освободи брусчатку»).

Потом 30 человек ловят девочек, а другие охраняют их у клетки.

И делает это не только Путин — делают это конкретные люди.

Сейчас конкретные люди ответственны за то, что происходит с моими друзьями.

Они ответственны за то, что в их колониях рецидив преступления составляет 70 процентов и за то, что, якобы, Машу не приняли заключенные, а Надя должна выполнять норму и задерживаться на работе больше положенного времени.

Начальник ИК-14, Мордовия, поселок Парца: Юрий (Ю.В.) Куприянов

Начальник ИК-28, Пермский край, город Березники: Маргарита Анатольевна Мартынова

Огромное спасибо директору тюрьмы Бастой — Арне Квернвику Нильсену и переводчику с норвежского — Кристиану Крогу.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире