Я была на свидании у Нади в колонии, Надя не знала, что их личные письма и документы, подписанные ими, выкладываются. Просила еще раз – чтобы этого не происходило. Это все-таки личная жизнь людей.

В колонии тяжело, туалет – дырка в полу с запахами, как обычно на вокзальных, таких же, туалетах. Заключенные шьют милицейскую форму по норме, и, выполняя норму, задерживаются по 4 и больше часа в цеху, где холодно. В библиотеке никто не сидит и образование не получает, цифровых книг нет, новостей из мира – тоже.

Наде и Маше нужна помощь: едой, деньгами, книгами, письмами и спокойствием.

Адвокаты хотели им помогать и хотели с самого начала, старались, как могли. Им не хватило юридической квалификации, быть может, и они не ожидали, что бренда у антикапиталистической группы быть не может.

Но они помогали – просто исходя из обстоятельств своей жизни и своих характеров.

Надя и Маша, одна с философским, другая с литературным образованием (Катя с художественным), оправдывают деньги государства, вложенные в них — они не пассивны, они сделали то, на что не решается ни один человек, ни один мужчина.

P.S. Совсем не хотелось писать этот пост — наверно, не нужно обсуждать, что там сказали бабушки на скамейке у подъезда. Они этого не стоят. Лучше делать, а не паразитировать. Потому что Надя и Маша делали. Как и Катя.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире