titov_b

Борис Титов

14 июня 2018

F

Перефразируя классика, скажу так. Если вы разбудите меня через сто лет в России и спросите, что происходит с пенсиями, я отвечу – реформируют. Пенсионная реформа началась в 2002 году, за 15 лет прошла несколько крутых поворотов, едва ли не развернувшись на 180 градусов, но толку от нее никакого.

Пенсионная система должна:

А) обеспечивать пожилым гражданам приемлемый уровень достатка. Не обеспечивает. Коэффициент замещения (отношение средней пенсии к средней зарплате) у нас ниже рекомендованных МОТ 40%, и, судя по тенденциям, будет не расти, а снижаться — с 34,6 процента в 2016 году до 30,4 в 2020-м.

Б) гарантировать участникам соблюдение их прав, то есть зависимость пенсии от объема перечисленных взносов. Не гарантирует. Во-первых, последний виток реформы установил настолько сложный и настолько условный порядок исчисления пенсий, что всякая связь с реальным заработком теряется. Размер «страховой» пенсии зависит только от возможностей бюджета на момент выплаты. Во-вторых, государство несколько лет назад беззастенчиво изъяло накопительную часть пенсии миллионов людей и пустило эти деньги на затыкание дыр бюджета. И никто не гарантирует, что такое не повторится.

В) служить источником долгосрочных инвестиций для экономики.Не служит. Государство не смогло создать атмосферу доверия к негосударственным пенсионным фондам, в которой граждане добровольно инвестировали бы собственные средства в будущее – лично свое и будущее экономики. А сами владельцы частных фондов перепутали свою шерсть с государственной, вложив до 40% накоплений граждан в собственные проекты или в неликвидные активы. Или просто украв их.

Все это приводит к удивительным финансовым результатам Пенсионного фонда.

Поскольку собираемых взносов всегда недостаточно, чтобы платить пенсии всем нынешним пенсионерам, госбюджет ежегодно «доливает» в Пенсионный фонд:
в 2011 году – 2,384 трлн. руб.
в 2014 году – 2,413 трлн. руб.
в 2016 году – 3,4 трлн. руб.
В 2018 году планируется трансферт в размере 3,233 трлн. руб.

Проблема была заложена изначально. Пенсионную систему разрушили два обстоятельства.

Первое
Во всех странах люди платят взносы, накапливая на свою собственную пенсию. А у нас работающим гражданам после 1967 г.р. приходится «тащить» своими взносами еще 2-3 пенсионеров, которые работали еще в советское время. Поэтому и ставки одни из самых высоких в мире. Платеж непомерный, но из бюджета все равно приходится каждый год добавлять, компенсировать убытки ПФР.

Второе
В большинстве стран обязательные страховые системы обеспечивают главную социальную функцию – не остаться после выхода на пенсию без средств к существованию. А хочешь жить получше, чем на прожиточный минимум, то государство при помощи налоговых вычетов стимулирует работника и его работодателя добровольно откладывать средства на частную пенсию.

А в России добровольную накопительную модель «врезали» в государственную страховую систему – накопительная часть обязательная. То есть ты обязан копить на свою частную пенсию, при этом обеспечивая активы для негосударственных пенсионных фондов – которые с легкостью выводят их из страны и банкротятся. Но ворует и государство – уже четыре года забирает их себе и ничего пока накопителям не обещает.

Дыру в Пенсионном фонде пытаются заткнуть повышением пенсионного возраста, но делать этого нельзя. Российская демография не позволяет слепо следовать европейскому опыту. Средняя продолжительность жизни россиян весьма невелика – всего 70,9 лет. Для сравнения, в Турции живут 75,4 года, в Китае – 76,1 года, в Германии – 81,1 года, во Франции – 82,7 года.

То есть наши любители ссылаться на опыт Франции, где и мужчины, и женщины выходят на пенсию в 61 год и 2 месяца, должны помнить о том, что французов на пенсии в любом случае ждет более долгая жизнь, чем россиян. И более обеспеченная, что тоже очень важно.
Поэтому мы не можем механически копировать европейский опыт повышения пенсионного возраста. Этим способом, конечно, можно «свести баланс» Пенсионного фонда, но только за счет механического отъема у людей нескольких лет отдыха — ничего не добавив взамен.

В «Стратегии Роста» мы предлагали три ключевых решения в этой сфере.

А) Создать Фонд старших поколений и напрямую финансировать из бюджета пенсии граждан, родившихся до 1967 года. Перевести выплаты «советским» пенсионерам напрямую на бюджет нужно было давным-давно, когда этот бюджет только начинал распухать от нефтяных денег. В конце концов, Россия приняла на себя обязательства СССР по выплате внешнего долга, а взять на себя обязательства перед теми, кто своим трудом создавал основные фонды страны, не может?

Б) За счет предыдущего шага снизить ставку социальных взносов, которые берутся с ныне работающих. Социальный налог (а по факту это налог) в России – один из самых высоких в мире. Такая мера позволит оживить деловой оборот, сделает более легким вывод зарплат из тени. Сегодня из-за непосильного налогового бремени миллионы людей получают зарплаты в конвертах, пенсионный бюджет, соответственно, лишается десятков миллиардов рублей.

В) Сделать формирование накопительной пенсии исключительно добровольным.

Ускорить ввод системы индивидуального пенсионного капитала.

Обеспечить меры налогового стимулирования для работников и работодателей, которые добровольно отчисляют средства на формирование ИПК. К примеру, включить в базу для расчета налогового вычета весь объем страховых взносов, уплачиваемых физическим лицом в негосударственные пенсионные фонды.

Да, и очень важно – замороженные сегодня пенсионные накопления должны быть возвращены гражданам. Чтобы государство их не «заиграло».

Где же взять деньги на пенсии для нынешних пенсионеров, если не повышать пенсионный возраст?

Социальные взносы у нас одни из самых высоких в мире – а население воспринимает их именно как налог, поскольку не верит в пенсионную систему.

В то же время для граждан с высоким доходом нагрузка ниже – порядок выплаты дивидендов и получения доходов от продажи недвижимости позволяет избегать уплаты страховых взносов.

Найти дополнительные деньги для пенсионной сферы можно, если:

Ввести дополнительный платеж – 10% на сверхдоходы свыше 1 млн. руб. в месяц и направить его в фонд Старших поколений.

Отменить особый порядок пенсионного обеспечения чиновников. Пенсионное законодательство и расчет пенсий должны быть едиными для всех трудящихся, включая госслужащих.

Да, и еще. Необходимо детально проверить базу данных получателей пособий и доплат, которая формируется в недрах ПФР. Может, тогда и средства появятся, которых не хватало.

А вообще, конечно, пенсионная система существует не сама по себе. Она часть экономики. Есть такой факт: по отношению к ВВП пенсионные выплаты и страховые взносы в России значительно ниже, чем в развитых странах.

Объем собираемых страховых взносов составляет всего 8,6% ВВП. Для сравнения: в Чехии – 14,8%, во Франции – 19,2%. О чем это говорит? Во-первых, о низком уровне зарплат, во-вторых, о большом объеме теневого сектора.

Соответственно, невелик и объем пенсионных выплат – всего 8,7% ВВП.

Что нужно делать? Повышать зарплаты посредством увеличения производительности труда, создавать условия для обеления экономики.

На это направлены наши комплексные предложения по налоговой реформе, но это уже, как говорится, другая история.

Глеб Павловский на «Эхе Москвы» хорошо поработал над демонизацией моего образа. Список Титова, оказывается, «совершенно роковой». Попадать в него нельзя, это даже опасней, чем ссориться со Следственным комитетом.

Борис Минц улетел, чтобы только не попасть в него, Дерипаска ищет защиты у израильского правосудия, чтобы не попасть в него. А Макрон, наоборот, не побоялся прилететь в Россию, потому что его в моем списке нет.

В общем, семь верст до небес, и все лесом. А поводом для спича стала история с очередным фигурантом списка – бывшим уфимцем Азаматом Кильдигушевым. Советский районный суд Уфы постановил заочно арестовать его на два месяца (до этого была подписка о невыезде). РБК передала реплику Кильдигушева о том, что «лучше ситуация не стала, только хуже».

Вот на этом месте стоит перейти от курьезов к реальности и кое-что прояснить. Заочный арест Кильдигушева (который физически остается за рубежом, где и был раньше) – это автоматическое проявление активности следственных органов в ответ на привлечение к делу общественного внимания. То есть формальность. Заочный арест применен сразу к нескольким членам списка. На перспективы их дел это никак не влияет.

Я предложил Президенту следующий алгоритм рассмотрения дел тех бизнесменов, которые хотят вернуться. Человек дает свой адрес за границей, поэтому розыск прекращается. Следователь меняет меру пресечения с ареста на обязательство явки — люди приезжают. Конечно, риски есть, но есть и возможность защитить себя будучи на воле.

Президент поручил Генпрокурору Чайке, председателю Следственного комитета Бастрыкину, директору ФСБ Бортникову и министру внутренних дел Колокольцеву выработать решения на этот счет. Как сегодня сказал Дмитрий Песков, «каждый отдельный случай будет рассматриваться в соответствии с поручением президента нашими компетентными органами».

Так что Советским районным судом Уфы дело не заканчивается.

Да, и подводя сухой остаток по списку. Вернувшихся на сегодня двое. Андрей Каковкин находится под обязательством о явке. Эрнест Ким выпущен из СИЗО под подписку о невыезде. Ждут разрешения своих дел на свободе.

Передал Президенту России Владимиру Путину список бизнесменов, желающих вернуться в Россию, но сейчас скрывающихся от российского правосудия в Великобритании. В списке более десяти фамилий, и обращения продолжают поступать. История у всех этих бывших бизнесменов примерно одна и та же: они успели уехать из страны до момента заключения их в СИЗО. Некоторые уже 20 лет живут вне России, и даже Интерпол уже исключил их розыска, в на Родине дело продолжает висеть.

Я уверен, что судебные дела людей из списка надо пересмотреть. Более того, буду ходатайствовать об исключении из списков Интерпола российских предпринимателей, чья вина кажется не доказанной.

Оригинал

28 декабря 2017

Вложиться в будущее

Как говорится, это был трудный год. И труднее всего, пожалуй, был в нем контраст между официальным оптимизмом экономических властей и тем, что чувствуют предприниматели «на земле», что чувствуют их работники.

Официально у нас все хорошо. Мы задавили инфляцию, подросшая нефть дала нам пусть и скромный, но все же рост ВВП, остается только сидеть и ждать, пока дела сами собой станут еще лучше.

Однако стоит перевести взгляд с министерских окон чуть ниже, как восприятие меняется. По данным РАНХиГС, уровень бедности населения в стране достиг максимума с 2011 года. Более 19 млн. человек (13% населения) живут на доход ниже прожиточного минимума. По данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, в третьем квартале этого года число обанкротившихся предприятий приблизилось к уровню кризисного 2009 года. Количество банкротств в строительстве и вовсе бьет исторические рекорды.

Внешняя конъюнктура к нам, с одной стороны, вроде благоприятна – новых провалов нефти, по крайней мере, в ближайшее время не ожидается, а с другой стороны – США не скрывают планов по ужесточению санкций, что на нашей экономике не сможет не сказаться.

Можно спорить о деталях нашего развития в наступающем году, но ясно одно – благодушие сегодня абсолютно точно не уместно.

Я бизнес-омбудсмен, моя задача – защищать права предпринимателей. С каждым годом я получаю все больше жалоб на административные проволочки, задержку оплаты государственных и муниципальных контрактов, затруднения с предоставлением земельных участков, с присоединением к инженерным сетям, и так далее. Что самое тяжелое – все больше жалоб на неправомерное уголовное преследование. Статистика успешной помощи растет, но она все еще очень далека от того, чтобы можно было успокаиваться.

Нужны изменения на более серьезном, системном уровне. Меня не может не радовать, например, позиция Верховного Суда РФ, который за год успел выпустить два постановления Пленума, в которых прямо учитывается позиция института Уполномоченного по смягчению уголовного преследования предпринимателей. Своей очереди ждут предложенные ВС РФ поправки в Уголовно-процессуальный кодекс. Если они будут приняты, будет запрещено заключать под стражу по делам о мошенничестве или растратах руководителей любых коммерческих организаций, а также индивидуальных предпринимателей. Экономическим преступлениям нужно противодействовать экономическими же методами. И это правильно, потому что сегодня недобросовестные силовики используют заключение в СИЗО в качестве дубины против бизнеса – и очень часто в личных корыстных целях. И уже неважно, что потом суд может и оправдать предпринимателя – его бизнесу уже нанесен непоправимый ущерб, за который никто не ответит.

Именно эту ситуацию и надо менять. Люди в погонах должны задумываться, прежде чем пытаться разрушить чей-то бизнес – а не обернется ли это для не меньшим ущербом для них самих. Мы уверены, что нужно срочно восстанавливать прежний баланс и дать прокуратуре больше прав по контролю над следствием. Нужно повышать степень материальной ответственности за препятствие деятельности законопослушных предпринимателей.

Но одним лишь исправлением ситуации с уголовным преследованием застывшую экономику, конечно, не разгонишь. Я долгое время руководил организацией «Деловая Россия», которая объединяет отечественный несырьевой бизнес. И очень давно у нас родилось понимание тех мер, которые нужны для оживления перерабатывающей промышленности. Эта концепция росла, шлифовалась, и сегодня она представлена обществу под именем «Стратегия Роста». Именно с ней я иду на президентские выборы, иду, чтобы еще раз показать людям выход из тупика.

Корень этой стратегии прост, как просто все естественное. Российской экономике нужны инвестиции. Не спекулятивные инвестиции, которые отыгрываются на разнице ставок и исчезают, как только разница становится неинтересной. А вложение денег в реальный сектор: в углубление переработки сырья, в машиностроение, в восстановление производства «простых вещей». Поляки, к примеру, 80% ассортимента своих хозмагов производят у себя в Польше, а мы завозим все сплошь из Китая. Пойдут инвестиции – появятся новые хорошо оплачиваемые рабочие места, будут решаться серьезные социальные проблемы, которые сегодня только обостряются.

Но чудес не бывает, и инвестиции не идут туда, где для них нет условий. Сегодня в России баланс между доходностью и рисками в большинстве отраслей таков, что вкладываться в них просто бессмысленно. И только государство в силах изменить это положение. Перенастроить налоговую систему для будущего роста, подавить безразмерные аппетиты инфраструктурных монополий, обеспечить доступ бизнеса к финансовым ресурсам – в конце концов, ради чего ЦБ третий год держит экономику на голодном пайке, подавляя инфляцию?

Шаги в этом направлении делаются. Возьмем хотя бы правительственный законопроект по налогу на дополнительный доход от добычи нефти, который одобрен профильным комитетом Госдумы. Его главный смысл – брать налоги с добычи нефти не сплошняком, как сейчас, а с учетом доходности каждого участка недр в отдельности. То есть вместо непрозрачной и непонятной системы льгот в отрасли предлагается установить простой принцип: чем выше рентабельность, тем больше налогообложение.

Мы в «Стратегии Роста» предложили разветвленную налоговую реформу, охватывающую все сферы – от самозанятых до все той же добычи сырья. Смысл наших предложений в том, чтобы изменить саму философию налоговой системы. Нельзя только выкачивать все, чтобы удовлетворять сиюминутные потребности. Нужно вкладываться в будущее. Иногда лучше не взять что-то прямо сегодня, чтобы завтра получить вдвое больше.
2018 год может быть разным. Он точно будет непростым, и только от нас с вами зависит, сможем ли мы умело обойти рифы и направить наш общий огромный корабль к новым горизонтам. Я желаю всем мудрости, трезвости и одновременно решительности в принятии нужных решений. С Новым годом!

Приятно, что Ксения так быстро отреагировала на мою программную статью. Значит, статья действительно затрагивает очень важные вещи.
Не менее приятно, что многое с Ксенией мы понимаем схоже. Но одновременно ее реакция показала, что действительный водораздел между правыми и левыми либералами проходит как раз по вопросу методов движения вперед. Это выбор между радикализмом и постепенностью.

Навальный, Ходорковский, Собчак и другие левые ратуют за немедленную и полную и демократию «здесь и сейчас», к которой, по их мнению, приведет только политический протест. Мы, правые либералы, убеждены, что общество сперва надо подготовить к самоуправлению. Люди должны созреть для осознанного выбора (честно признаем: от этого их последние годы отучали) через повышение образовательного и имущественного уровня, должен оформиться сильный средний класс, который единственный в состоянии обеспечить стабильное функционирование демократии и необходимые свободы. А сформировать такой средний класс можно лишь через развитие экономики — поощрение конкуренции и частной инициативы, малого бизнеса и современного производства.

История неумолима: радикальный путь влечет слишком серьезные риски. Может, поэтому Ксения Анатольевна лукаво призывает не углубляться в нее? И, к сожалению, учит нас прежде всего собственная история: сто лет тому назад попытка одним прыжком перескочить в «царство свободы» привела к семидесятилетней кровавой тирании и национальной трагедии. А ведь ситуация была похожей: стоял выбор между постепенным эволюционным переходом через уже назревшую конституционную монархию или через радикальную революцию.

Либералам Милюкову, Гучкову, Рябушинскому и иже с ними хотелось НЕМЕДЛЕННОГО торжества парламентаризма и царства свободы. Желание опередить время, отсутствие здравого смысла и терпения привело к трагедии: благими намерениями либералов большевики вымостили дорогу в ад.

История убеждает: попытка насильно насадить «всеобщее счастье» или «демократию» одинаково ведет к упадку. Но если Ксении Анатольевне нужны примеры более близкие по времени, то приведем их: фашизм в Италии и Германии, диктатуры в Испании, Греции и Португалии, Аргентине и Чили. Везде в этих странах слабые, но самоуверенные группки левых либералов пыталась навязать своих обществам идеи свободы и демократии, а в результате после кризисов и массовых волнений к власти приходили диктаторы. Причем некоторые из них оказались разумнее свергнутых левых: через экономические реформы, шаг за шагом они постепенно вели свои страны в демократию.

А вот пример из наших — «шоковая терапия» (а фактически шок без терапии) Гайдара. Возникшая в результате квазидемократия не имела общественной поддержки, была отторгнута страной и уступила место намного более жесткому режиму Путина. Зато страны Восточной Европы, где к власти в определенный момент даже вернулись бывшие коммунисты, продолжали идти путем неуклонных экономических реформ и пришли сейчас к более-менее стабильной демократии.

Еще пример? Современная Украина. Сколько лет коррупционных режимов и экономической неустроенности при одновременной радикализации протеста ей пришлось пережить. Но итогом последней революции стал путь не к реформам, а к хаосу.

Посмотрим в другом направлении. «Азиатские тигры» — Япония, Сингапур, Южная Корея, Китай, где постепенные и разумные экономические реформы ведут (или уже привели) к демократии. А вот прямо противоположный случай Венесуэлы. Одна из ведущих демократий Латинской Америки фактически оказалась во власти левой популистской диктатуры.

Не думаю, Ксения Анатольевна, что стоит дальше умножать примеры.

И у нас в стране сейчас происходит не самобытная, а универсальная история. Если общество не готово экономически, если нет обширного среднего класса, то люди, как и столетие тому, станут отторгать «временное правительство» и искать решение в более простых политических конструкциях — патернализме, почвенничестве и автократии. Попытка ускоренного введения радикальной демократии — это самый короткий путь к новому большевизму.
Мы, правые либералы, в такие игры играть не намерены.

Мы тоже за свободы — но их надо заработать трудом и активной частной инициативой людей в конкурентной экономике. Только вследствие реализации экономических свобод, когда будет создан мощный средний класс собственников, а люди будут готовы принимать взвешенные решения, руководствуясь умом и жизненным опытом, а не радикальными порывами, только тогда станет возможно говорить о победе свобод и демократии, и только тогда это победа окажется долговечной и уверенной.

Все говорят о политическом протесте.
Многие о том, что мы в понедельник проснулись в новой стране, что заявила о себе новая политическая сила за демократию.
Я к сожалению может и внесу ложку дёгтя, но своё мнение скажу:

Мы немножко занимаемся молодёжкой, и исходя на наш неглубокий опыт могу сказать:
протест ни разу не политический — они даже про коррупцию сформулировать свою позицию не могут.
Протест :

А — лидерский, они в Навальном увидели нового лидера — молодежного стиля, резкого, яркого, прёт энергия, в классных кроссовках. По большому счету, он их зомбировал, и абсолютно все равно, что за слова он говорил, как индийский заклинатель, играя на дудочке, он повёл их на баррикады. Это объясняет почему раньше не выходили: старые обветшалые демократы для них не лидеры, так же как и бронзовые единоросы.

Б. Протест — ради протеста:
они родились в «стабильности», когда все только и говорили, все идёт правильно — все в одной лодке. Дом-школа-кружок-дом. Захотелось выйти за рамки, чего-то новенького, движухи, это часто с молодежью бывает.

Так что, я не делал бы больших выводов, они не за своё будущее боролись, никаких идей о светлом завтра, боролись они за своё настоящее.

Сейчас делаем психосемантический анализ, будет яснее.
Но, на мой взгляд, пока общество по-прежнему идейно, политически спит.

Оригинал

Прошли первые трудные недели, и к нам приходит осознание ситуации. Власть определилась с курсом, сделала новые назначения – пора и Партии Роста определить направление собственного движения. Несмотря на неприятное послевкусие, кажущуюся бесперспективность альтернативного политического процесса в стране, мы верим в то, что партия очень нужна, у партии Людей Дела очень большие перспективы. Многое переменится, и мы сможем очень многого добиться.

Но прежде всего я хотел бы сказать СПАСИБО. Спасибо тому целому миллиону избирателей, которые поверили в нас, совсем новую партию, и вышли за нас проголосовать. Вы теперь наш самый главный, как говорят политтехнологи, «ядерный» электорат.

Спасибо и тем скептикам, кто, узнав о нас и в принципе даже поверив, голосовать не пошли — решив, что их голос все равно ничего не изменит, и в результате оказались «правы», но все-таки им спасибо.

Конечно, мы не выполнили сентябрьскую программу максимум, не добились пропуска в Государственную Думу. Но мы провели очень яркую компанию, провели тысячи встреч с людьми и стали лучше многое понимать, мы накопили политический опыт, которого на старте компании нам так не хватало. Для абсолютного большинства из нас компания стала очень полезным, важным и одновременно интересным временем.

И мы можем и хотим продолжать.

Мы  воспользовались выборами для того, чтобы сделать главное – положить начало политической партии, которая должна сыграть важную роль в будущем нашей страны. За эти, по существу, 4 месяца о Партии РОСТА, партии людей дела, узнали миллионы. Но главное, узнало наше сообщество — думающий и самостоятельный класс страны, предприниматели начали осознавать необходимость заявить себя как политическую силу, начали непростой путь объединения для отстаивания своих прав в российской политике.

Этот производительный класс в прошлые, «тучные» времена не высказывал своих взглядов и не предъявлял требований. Но всё меняется. Нефть упала в цене, падает внутренний спрос. При этом государство все увеличивает налоги, тарифы, проценты по кредитам, наращивает административное и уголовное давление на бизнес, вводит новые запреты. В такой ситуации многие видят, что отсидеться в стороне им уже не удастся. Людям дела пора выходить на передовую. И именно с Партией РОСТА это в первый раз произошло, хотя пока и очень скромно.

Но это только начало. Мы продолжаем, теперь системно, строить партию, планомерно укладывая кирпич за кирпичом в здание новой политической силы.

Партия должна стать эффективным представителем Людей Дела, которые хотят жить, работать и накапливать собственность — по правилам, по закону, по своему умению вести дела. Они производительный, деловой класс российской нации. Именно мы, люди дела, сегодня те, кто может вырвать экономику из стагнации, отвести страну от упадка и перейти к системному развитию. Но это в интересах не только для предпринимателей, но и для всей страны. В этом смысле мы должны суметь стать политической силой, выражающей интересы большинства людей, интересы всей России – ее главные национальные интересы. Но Россия должна эти интересы осознать.

При этом мы, Партия РОСТА, готовы стать наследниками мощной российской традиции борьбы за свободы и права человека. Политически мы за свободный выход в мир для России – для ее людей, товаров и инвестиций. Мы за свободу политического выбора и свободу вероисповедания, равно как и свободу информации, отсутствие необоснованных ограничений в Интернете.

В свою партию предпринимателей мы позвали людей из старой команды демократов. Это был осознанный шаг. Их опыт в политике нам помог, а  самоотверженной работой на выборах они принесли нам многие голоса. Я очень благодарен Ире Хакамаде, Сергею Станкевичу, Борису Надеждину, Андрею Нечаеву и многим другим за то, что они были и остаются с нами. Это убежденные, чуждые конъюнктуре люди. Они наши партнёры в политической борьбе.

Почему-то правые силы в России обычно ассоциировались с политиками леволиберального толка и правозащитниками. Такими по существу являлись и Яблоко, и СПС. Мы хотим стать первой российской партией правых либералов. Не отделываться яркими популистскими призывами к социальным правам и политическим свободам, а прагматично идти вперёд, понимая, что построение демократии — это длительный, трудный, эволюционный процесс. И  лежит он через создание сильного класса собственников, а значит — через развитие эффективной рыночной экономики. Не бывает свободной страны без развитой свободной рыночной экономики.

По моему мнению, на этих выборах старые левые либералы более всех демобилизовали и дезориентировали самого либерального избирателя. Вместо того, чтобы предложить России стратегию, они наперебой предлагали самих себя. Но избирателю этого показалось мало, и он прав.

Мы готовы объединяться с другими либеральными силами. Но объединение должно идти вокруг людей дела, Партии РОСТА, которая на новом этапе может стать основой нового демократического движения. Невозможно объединение на базе левых либералов, которые во многом правильно фиксируют российские проблемы, но не дают взвешенной программы их преодоления.

Разумеется, условием такого объединения должна стать общая прагматичная патриотичная позиция, понимание того, что Крым – наш, российский.

В этом смысле мы партия государственников и патриотов, но мы сторонники европейского пути развития России, дружелюбной России играющей в мировом пространстве роль мудрого, открытого для всех стран и Запада и Востока партнера. Вот самая сильная патриотическая позиция.

Но все-таки прежде всего мы ищем для России самый прямой рациональный и эффективный путь развития её экономики. Партию РОСТА мы создавали именно для продвижения антикризисной Стратегии для России. Соединив в Столыпинском Клубе научные силы с нашим деловым опытом, мы занялись этим в понимании, что над бизнесом, людьми и Россией в целом нависла угроза. Стоимость сырья упала, и сырьевая экономика в стагнации.

Мы предлагаем видение того, как от сырьевой модели перейти к новой конкурентной современной экономике. (Подробно на http://stolypinsky.club/) И логично, что, приняв доложенную ему в августе концепцию нашей работы, Владимир Путин поручил нашей группе подготовить и доложить её к началу следующего года.

Мы сделаем всё, чтобы Стратегия Роста состоялась. Мы готовы убеждать Президента и Правительство, что модель экономики надо менять. Мы формируем широкую коалицию поддержки новой стратегии.

Итоги выборов 2016 года сделали эту задачу сложнее, но не отменили ее вовсе. Новая жёсткая политическая вертикаль, конституционное президентское большинство, даже увеличивает возможности для проведения стратегических реформ, конечно если это реформы президентские.

Выборы 2016 были политическим «блицем». Надо было наспех определять инструменты, даже стиль кампании, собирать команду, иногда самых разных людей. Было много ошибок, ведь и политическое дело для нас абсолютно новое. Теперь начинается стайерский забег. Формируя партию, выстраивая ее по кирпичику, мы должны учесть всё: сплоченность и единство команды, четкость и ясность посылов, профессионализм политконсультантов, управленческую эффективность организаторов.

Политическая жизнь в стране не должна замереть на пять лет. Главная задача Партии между выборами – работать над решением проблем страны, продвигать и стратегическую задачу роста экономики, но и заниматься текущими «малыми» делами, как в Москве, так и на местах.

Не менее важно участвовать и во всех выборах, от муниципальных и в субъектах РФ, до довыборов в Государственную Думу, чтобы через пять лет быть готовыми к новым федеральным выборам. Главная цель Партии на них обеспечить серьезное представительство в Парламенте интересам производительного класса страны, и для этого мы, как минимум, должны претендовать на второе место в Думе, не менее чем на пятнадцать процентов.

Уже с завтрашнего дня мы выстраиваем работу по приходу к власти на местах – борьбу за места мэров городов и сити-менеджеров для выдвиженцев партии. Там, где они несправедливо отменены, мы будем бороться за прямые выборы, как делали это на кампании в Подмосковье. Но профессионалов – политиков надо готовить, будем обучать молодых политиков быть депутатами и мэрами городов для этого мы открываем «Академию Роста».

Впереди очень серьёзная системная работа по консолидации сообщества между выборами. Мы начинаем такие программы как самооборона бизнеса «Набат», программу «Люди Роста». Мы партия новых технологий – будем формировать, как мы ее назвали, Лабораторию Блокчейна.

Я и далее продолжу заниматься тем, что считаю для себя этически обязательным – защищать права и свободы предпринимателей России. Я делал и буду это делать как Уполномоченный при Президента по защите прав предпринимателей. Я делал и буду делать это с друзьями по Союзам Предпринимателей, Деловой России, Партии РОСТА.

Национальный производительный класс России впервые вышел на политическую арену отстаивать свои интересы. Он должен быть, и будет услышан. Его интересы сегодня полностью совпадают с интересами страны и должны реализоваться в новой свободной конкурентной экономической политике России.

Партия РОСТА как выразитель его интересов пришла на политическую арену надолго, и уже скоро войдет в число лидирующих политических сил страны.

Мы очень скоро напомним Вам о себе.

На самом деле, я рад, что мои слова получили столь широкий резонанс и у уважаемых представителей парламентской оппозициии они между обсуждением вопроса о запрете кедов и выдвижением территориальных претензий на калифорнийский Форт-Росс изъявили желание затронуть действительно серьезную проблему. Пусть даже и в формате скандала.

На форму претензий отвечать не буду, выскажусь по существу вопроса. Да, я действительно считаю бесплатное предоставление жилья молодым антисоциальным, если хотите – вредным.

Сегодня не надо стимулировать молодых людей покупать квартиры за счет государства. Такие подарки тем социальным слоям, которые должны сами обеспечивать себя – совершенно излишни. Молодые люди должны строить свою карьеру, зарабатывать деньги, обеспечивать семьи, расти, двигаться по территории России в поисках лучшей, более интересной работы.

Нельзя вот так их якорить, через подарок квартиры – это действительно антисоциально, потому что создает неправильное настроение в обществе, эти люди уже не буду стремиться к развитию, не будут искать лучших условий, создавать что-то свое, они будут постоянно ждать подарков от государства. Так мы только формируем иждивенческие настроения. Нам же нужен экономический рост, интенсивное развитие, а это невозможно без частной инициативы, которая в первую очередь должна исходить именно от молодых.

Если мы действительно хотим помочь молодым семьям, то надо стимулировать именно аренду жилья. И здесь есть пространство и для льгот, и для субсидий, для серьезного вклада государства. Программа по льготированию аренды – гораздо более перспективна со всех точек зрения. Строительство бесплатного жилья съедает огромные бюджетные деньги, а в силу дороговизны количество молодых семей, которые могут ей воспользоваться, весьма невелико. Льготами на аренду могут воспользоваться на порядок больше молодых семей.

И еще любопытная деталь. Мой критик господин Калашников говорит о том, что «молодым семьям нужно помогать, ЗАКРЕПИТЬ ИХ НА ЗЕМЛЕ, поскольку найти поддержку им больше негде». Это жуткая архаичность мышления. Вот где антисоциальный подход. России не «закреплять на земле» своих граждан надо, а повышать их мобильность, способствовать внутренней миграции, развивать рынки арендного жилья. Современная экономика – это экономика мобильных граждан, а не экономика крепостных. Хотя коммунистам последний вариант наверное, нравится, больше.

Готов развить эту тему в рамках открытой дискуссии. Мы уже пригласили наших оппонентов на ближайшее заседание Столыпинского клуба и надеемся, что наше приглашение они примут и наш очный спор состоится.

Последнее время политика все сильнее заглушает экономику. И так долго продолжаться не может, всем понятно, принятые решения требуют очень серьезной финансовой поддержки. А ресурсы экономики далеко не безграничны.

При этом введенные до сих пор санкции носят весьма косметический характер.

Персональные санкции показали, что они у нас в стране вообще никого не волнуют. Секторальные касаются тех отраслей, без которых мы явно сможем прожить и долго жили в совсем недалекие времена. Они не изменили ни политической, ни экономической обстановки в стране, только принесли неудобства ряду компаний и в России и на Западе.

Кстати, больший эффект приносят что называется необьявленные санкции – это когда официально никаких решений не принято, но компании, банки, различные госучреждения начинают реагировать упреждающе и закрывать отношения с Россией. Здесь конечно самым болезненным стал финансовый сектор, и наши банки и компании больше практически не могут финансироваться на Западе, что приводит к серьезным последствиям.

Но, во-первых, не надо забывать, что мы все 90-е жили практически без внешних кредитов, поскольку они отказывались кредитовать Россию из-за высоких политических рисков, кстати, в самые сладкие в отношениях годы. И кроме того, сейчас есть и другие источники фондирования — сейчас наши банки начали переориентировать свой спрос на дальневосточные азиатские и арабские рынки. Конечно, это не слишком привычно – культура, процедуры совсем другие, часто юридически и организационно они далеко отстают от передовых стандартов, да и решения принимаются долго и по очень отличающимся принципам. Но все мы понимаем , что еще немного и источник ликвидности там будет найден, может, он будет чуть дороже, но все равно, дешевле чем нам стоят российские деньги. Так что — и финансовые ограничения можно пережить.

Нельзя было бы без кардинальных последствий в экономике пережить реальные санкции, такие, какие были введены в Иране, например. Это возможное ограничение экспорта нефти и газа, запреты продавать и обслуживать самолеты, визовые ограничения для простых граждан, но все мы видим, что ЕС эти санкции будут вредить также как и нам, и на реальные санкции они не готовы.

А это вселяет надежду на то, что в принципе Европа (в отличие от США) не готова долго поддерживать режим жесткого разговора по Украине и задачу «войны до победного конца» сменит на поиск компромисса. По крайней мере, политические и экономические предпосылки для этого видны невооруженным глазом. Да, имеет место глубокое недопонимание между Россией и странами Европы относительно ситуации на Украине. Но, по-моему, этот период близок к завершению.

Если говорить о контрсанкциях, которые ввела Россия, действительно отечественный бизнес получил реальный шанс отвоевать часть рынка. Но надо предупредить, что завоевывая эти объемы, не стоит забывать о поддержании конкурентоспособности своей продукции. Импортозамещение – путь, по которому некоторое, довольно долгое, время шла Латинская Америка. Успеха ей это не принесло. Южноамериканские кампании, купаясь в теплом болоте барьеров для импорта, перестали думать о своей конкурентоспособности, технологическом обновлении, отвыкли от конкуренции. В результате начальный рост сменился обратным эффектом, экономической стагнацией.

Санкции и вообще любые меры по ограничению конкуренции могут работать только во временном режиме – дать возможности для первоначального старта – это хорошо, но после того как «запустились», снятие барьеров, и по законам рыночной экономики, открытая конкуренция — иначе застой.

А вот чего мы реально вряд ли сможем в долгосрочном плане пережить, так это нашей собственной внутренней экономической политики, которая в самые сложные для бизнеса времена не только не стимулирует рост реального сектора, а наоборот — увеличением налогов, политикой Центробанка, тарифами монополий выжимает последние соки из отечественного бизнеса. Вот где реальные проблемы.


Вкратце расскажу его историю. В мае 2012 года владелец компании «Санрайз» Сергей Бобылев был осужден на 9 лет лишения свободы по ст. 159 «Мошенничество». Сам он считает, что стал жертвой рейдерской атаки. Сергей Бобылев подал ходатайство о переквалификации обвинения со ст. 159 УК  на ст. 159.4 УК «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности». Однако несколько судебных инстанций подряд ему отказали.
По итогам сегодняшнего заседания Президиума Мосгорсуда переквалификация, наконец, состоялась. Приговор Сергею снизили с 9 лет до 5 лет и 6 месяцев лишения свободы. Фактически уже сейчас он сможет претендовать на условно-досрочное освобождение.
Когда Сергей обратился ко мне, его обращение тщательно проанализировали наши юристы. У них не возникло ни одного сомнения, что все его деяния были совершены в рамках предпринимательской деятельности. Более того, об этом прямо говорится и в его приговоре. В деле Бобылева 33 эпизода. Каждый строится по схеме: договор – поставка – частичная оплата. Но уего компании долгая история и тысячи исполненных договоров. И при всем этом суд переквалифицировал обвинение только с третьего раза.
Особенно поражает, что отказывая в переквалификации Бобылеву, Клинцовский городской суд одновременно удовлетворил аналогичное ходатайство осуждённого по тому же уголовному делу его компаньона Евгения Корецкого. Но  вслед за этим Брянский областной суд признал переквалификацию Корецкому необоснованной.
Такое отношение со стороны судов к обращениям предпринимателей о переквалификации обвинений со ст. 159 на ст. 159.4 – не редкость. Сейчас в институте Уполномоченного рассматривается несколько десятков аналогичных жалоб. По нашей статистике,счет отказов в переквалификации по всей стране идет на сотни.Просто не все обращаются к нам за помощью.Не исключено, что в какой-то части этих отказовсуды тоже специфически отнеслись к  обращениям осуждённых.
Долгое время 159 статья УК «Мошенничество» трактовалась правоохранительными органами в отношении предпринимателей максимально широко. По сути, любое неисполнение договорных обязательств, которое могло бы решиться в гражданском порядке, могло быть истолковано как факт мошенничества. Чтобы отойти от этой практики в декабре 2012 года в составе пятого пакета гуманизации уголовного законодательства в сфере экономических преступлений в нее был введен новый состав – 159.4, «мошенничество в сфере предпринимательской деятельности». Наиболее важные отличия нового состава – нельзя возбуждать уголовные дела без заявления потерпевших (распространенная ранее практика) и снижение максимального срока наказания вдвое, с 10 до 5 лет лишения свободы.
Принципиальный момент в том что, когда летом Президент поддержал экономическую амнистию, в нее не попал основной состав 159 статьи, а состав 159.4 попал. Поэтому от грамотной и своевременной переквалификациисудами ст. 159 на ст. 159.4 зависит конечный успех и полноценная реализация амнистии, а в итоге судьбы сотен людей.
Надеюсь, что вопрос будет решен после того как Верховный суд даст разъяснения по вопросам амнистии и переквалификации, которые должны быть сделаны в обзоре судебной практике по этим категориям дел. Очень не хотелось бы, чтобы столь важный для страны процесс гуманизации УК увяз в равнодушии формалистов.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире