tinkoff_blog

Тинькофф

14 ноября 2018

F

Автор: Екатерина Мирошкина, экономист

Конституционный суд разобрался с компенсациями за неиспользованный отпуск. Теперь все однозначно: если вы несколько лет не отдыхали или использовали не все дни, а потом решили уволиться, то вы получите деньги за все годы — хоть за пять лет, хоть за десять.

Раньше было много споров, ссылались на международную практику и законодательство — и в итоге можно было остаться без денег. Сейчас уже все, доспорились.

Компенсации за неиспользованный отпуск

Если вы не использовали отпуск, то при увольнении сможете забрать компенсацию деньгами, за любой срок: хоть за год, хоть за пять лет, хоть за восемнадцать.

Так сказал Конституционный суд.

О каких компенсациях идет речь?

Каждому работнику положен оплачиваемый отпуск. Это время, когда человек не ходит на работу, но получает деньги, причем вперед. Предоставить отпуск — это обязанность работодателя.

Но работники не всегда хотят и могут отдыхать. Или вместо положенных 28 дней уходят в отпуск только на две недели. Тогда при увольнении им выплачивают компенсацию за неиспользованный отпуск. Это не инициатива работодателя, а его обязанность по трудовому кодексу. За каждый отработанный месяц должны оплатить 2,33 дня отпуска.

Но с этими компенсациями не все понятно. В трудовом кодексе не написано, за сколько лет их нужно выплачивать. Это много раз оказывалось поводом для споров и даже судов. Например, если работник в течение пяти лет не был в отпуске, ему нужно платить за все пять отпусков или не за все? А если не за все — тогда чем ограничивать? Многим платили только за год, а кому-то вообще ничего не платили, да люди и не требовали.

Вот цитата из ТК РФ, где это сказано:
При увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

Про сроки и ограничения там ничего нет. Трактуй как хочешь.

Наконец проблема дошла до Конституционного суда: 16 судей собрались и обсудили, как должны работать условия о выплатах компенсаций. В результате появились разъяснения, которые теперь обязательны для всех. Если вы не отгуляли все отпуска, при увольнении сможете забрать больше денег. Может быть, очень много денег.

Что это за история?

Четыре человека пытались забрать у работодателя свои компенсации, но не смогли. Одного мужчину сократили, а компенсацию за неиспользованный отпуск не отдали. Он пошел по судам и везде проиграл — даже Верховный суд сказал, что компенсация за все время ему не положена.

Такая же ситуация была еще у трех человек. Они уволились с руководящих должностей в одной компании, но за два года отгуляли не весь отпуск — у них остались неиспользованные дни. Часть денег им удалось отсудить, но не за все время отпуска, а только за последние полтора года работы. Они тоже дошли до Верховного суда и тоже проиграли.

Вся четверка пошла в Конституционный суд отстаивать свои права на выплаты. Они требовали признать статью 127 ТК РФ об этих компенсациях неконституционной, потому что нечестно одним — давать и отпуск, и деньги, а другим — ни отпуска, ни денег. Суды считают, что компенсацию нужно выплачивать максимум за 18 месяцев, и ссылаются на международные нормы. Но мужчины посчитали это несправедливым.

Что нужно знать о компенсациях за отпуск?

У всех есть право на отдых, отпуск и деньги за него — это гарантирует наша Конституция и международные документы.

Основные правила предоставления отпусков и компенсаций есть в трудовом кодексе:

У большинства работников отпуск 28 дней в году.

Его нужно оплачивать заранее.

Первый раз право на отпуск возникает спустя полгода работы.

Отпуск положено давать каждый год, переносить на следующий можно в редких случаях.

Два года подряд без отпуска работать нельзя.

Если работнику не нужен весь отпуск, в некоторых случаях вместо отдыха можно получить деньги.

При увольнении нужно выплатить компенсацию за неиспользованные дни отпуска.

Обычно компенсацию за отпуск платят в день увольнения. Если деньги не отдали, в течение года нужно обратиться в суд.

В трудовом кодексе ничего не написано про периоды таких компенсаций и максимальную сумму. И нет каких-то причин, по которым выплату можно не давать. Про 18 месяцев там тоже ничего нет.

Если компенсация положена за все отпуска, откуда тогда взялись 18 месяцев?

Этот период суды взяли из конвенции № 132 Международной организации труда. Там написано, что отпуск можно делить на две части. Одна часть должна быть минимум две недели, без перерыва. А вторую можно разбить, но использовать эти дни нужно в течение 18 месяцев.

И вот наши суды привязались к этой международной норме и пошли отказывать в компенсациях — где по делу, а где вообще без какого-то повода. Те работники, которые приходили за выплатами спустя полтора года плюс тот срок, который установлен для обращения в суд, ничего не получали.

Например, работник уволился в 2016 году. А в 2013 и в 2014 году он был в отпуске только по две недели. При увольнении он ждал компенсацию за те дни, которые не успел отгулять, но ему отказывали: прошло 18 месяцев, извините — раз вы не использовали остатки отпуска, то они сгорели.

Были суды, которые понимали конвенцию по-другому: что эти 18 месяцев только для использования остатка отпуска, но не для компенсации при увольнении. И заставляли работодателей отдать сотрудникам деньги.

Но все это было на усмотрение судов: с разницей в несколько дней в разных регионах закон толковали по-разному. А страдали от этого обычные люди, которые и так работали больше других.

Что сказал Конституционный суд?

Он сказал, что суды и работодатели неправильно применяли международные нормы. В конвенции установлен срок только для использования остатка отпуска. Это касается тех работников, которые продолжают работать. А для тех, кто увольняется, это ограничение не действует.

Если даже прошло восемнадцать месяцев после того года, за который работник не отгулял отпуск, то он все равно имеет право на компенсацию при увольнении. Восемнадцать месяцев установили как ограничение для использования остатка, чтобы работники не откладывали свой отпуск на годы, а отдыхали от работы.

Сколько бы времени ни прошло после того года, за который у вас остались неиспользованные дни отпуска, при увольнении за них можно получить компенсацию. Ее можно требовать за какое угодно время, без ограничений. А если работодатель не платит, то через суд с него можно взыскать еще больше — в том числе и моральный ущерб.

Главное, обратиться в суд в течение года после увольнения. Это срок для защиты трудовых прав — его можно пропускать только по уважительной причине.

Это значит, что при увольнении можно собрать неиспользованные дни отпуска за все время работы и потребовать за них деньги. Раньше вам могли сказать: не положено, время ушло. А теперь не смогут — требуйте свое.

Можно ли не ходить в отпуск, чтобы при увольнении получить несколько окладов?

Теоретически можно, но на практике это работает не всегда. Отпуск — это не способ заработать на компенсациях, а реализация права на отдых. Отдыхать нужно, чтобы восстановить физические и умственные силы и потом лучше работать. Нельзя использовать статью 127 ТК РФ для накопления денег, которые вам потом выплатят при увольнении. Даже если этот вариант всех устраивает.

Если дело дойдет до суда и выяснится, что работник годами не ходил в отпуск, а теперь требует десять зарплат, тогда суд должен будет изучить:

Почему вместо отпуска работник выбрал деньги.

Нарушал ли работодатель его права.

Какое положение этот работник имел в компании.

Влиял ли он на кадровые решения: вдруг отпуска не использованы только на бумаге.

А когда суд все это изучит, он еще посмотрит, законной ли будет такая компенсация. Но если ничего сомнительного не найдут, деньги выплатят.

Я не собираюсь увольняться. Меня это касается?

Да, это касается даже тех, кто сейчас работает, но использует не все положенные дни отпуска. За несколько лет работы может накопиться пара недель таких неотгулянных дней. Все они потом должны быть оплачены.

Если вам не хочется идти в отпуск на три дня, а остальные дни вы уже использовали, это не значит, что вы их потеряете. Когда придет время увольняться, проверьте начисления: неиспользованные дни обязаны компенсировать хоть через пять лет.

Объясните на примере, как это работает

Возьмем условного работника Ивана Петровича, который работает в ООО «Ромашка» с 12 ноября 2015 года. Среднедневной заработок у него — 2000 рублей. 13 ноября 2018 года Иван Петрович решил уволиться.

За каждый год работы ему положено 28 календарных дней отпуска. При этом год — это не календарный год, а 12 месяцев с первого дня работы. Но вместо 28 дней за каждый год Иван Петрович отдыхал только две недели в 2016 году и еще две — в 2017, а в текущем году не успел.

Получается, что у него не использованы 56 дней отпуска:

14 дней за первый год;
14 дней за второй год;
28 дней за третий год.
При увольнении Иван Петрович сможет получить 112 тысяч рублей — это компенсация за неиспользованный отпуск за все время работы. Раньше Ивану Петровичу могли бы выплатить в два раза меньше, а теперь заплатят за все.

Вы сами говорите, что решения судов — это не закон. Это точно сработает?

Это точно сработает. Конституционный суд объясняет всем, как работает закон и что значит та или иная статья — в данном случае трудового кодекса. Ни один суд теперь не сможет толковать статью 127 ТК РФ как-то по-другому. Это разъяснение будут применять по всей стране — оно обязательное. Его больше никто не должен подтверждать и никто не сможет обжаловать.

Оригинал

Екатерина Мирошкина, экономист

Вечером 8 ноября в СМИ началась истерика. Поводом для нее стал законопроект об усилении контроля за денежными переводами. Якобы теперь даже мобильные и почтовые переводы будут под контролем. Причем не крупные, как сейчас в банках, а даже по 50 тысяч рублей. Почему-то СМИ привязались именно к этому пункту, хотя в законопроекте это меньшее из зол.

Мы прочитали этот законопроект. Он гораздо интереснее, чем об этом пишут СМИ. И пока это только законопроект. Но раз уж его так широко обсуждают, расскажем, что предлагают его авторы, чтобы вы знали правду.

Самая честная желтая плашка из всех желтых плашек, что вам приходилось видеть раньше

Вот что нужно знать о новых видах контроля за вашими деньгами и сделками:

1. Никаких новых видов контроля нет. Это законопроект, он не работает. До его принятия этот контроль может ужесточиться, смягчиться или сильно измениться. И даже если этот законопроект в каком-то виде примут, он может вступить в силу не сразу. Журналисты, читайте по губам: за-ко-но-про-ект.

2. Законопроект не прошел ни одной экспертизы, по нему еще никто не давал заключений. Его только зарегистрировали.

3. Законопроект касается обязательного контроля за сделками и операциями. Это не банковский контроль — вернее, не только он.

4. В список операций для обязательного контроля хотят добавить больше сделок с недвижимостью, почтовые и мобильные переводы, страховки, участие в азартных играх и лотереях. Для каждой операции есть свой лимит.

5. Некоторые операции, наоборот, предлагают вывести из-под обязательного контроля.

6. Обязательный контроль проводят и сейчас, чаще всего он незаметный и вы о нем даже не знаете. В законопроекте — только уточнения того, что уже есть.

7. Даже если закон примут, делать с этим ничего не надо. Контролировать — не ваша забота.

8. Если закон заработает, мы расскажем о нем еще раз с учетом всех поправок. А пока поглядим на законотворческие инициативы депутатов.

Куда хотят внести поправки?

Законопроект касается федерального закона № 115-ФЗ, который контролирует подозрительные операции и борется с финансированием преступных дел и обналом. Этому закону много лет и он периодически меняется.

В 115-ФЗ есть список операций, которые положено контролировать в обязательном порядке, даже если они не кажутся подозрительными. Инициаторы законопроекта хотят внести очередные поправки в разные статьи этого закона. Неизвестно, что из них заработает и в каком виде, но вот самое интересное.

Сделки с недвижимостью и работа риелторов

В законе есть список организаций, которые работают с деньгами и должны идентифицировать клиентов, вести учет их сделок и проводить обязательный контроль, когда нужно. То есть банк, ломбард, агентство недвижимости или оператор связи должны встать на учет в Росфинмониторинг и проверять своих клиентов. Но не всех и не всегда.

Сейчас в этом списке есть посредники по сделкам купли-продажи недвижимости. А вот кого предлагают добавить:

  1. Консультантов по сделкам с недвижимостью. То есть даже если самой сделки еще нет, консультант должен отчитываться в финмониторинг о движении крупных сумм.
  2. Тех, кто занимается любыми сделками с недвижимостью, а не только куплей-продажей.

Лимиты для контроля по сделкам с недвижимостью и сейчас, и в законопроекте — 3 млн рублей или эквивалент в валюте. Но могут появиться уточнения: под контроль хотят взять не только сами сделки, но и каждую операцию по зачислению и переводу денег — даже наличными.

Но хотят — не значит возьмут. Напоминаем: мы разбираем законопроект, который еще никто не рассматривал. Это не закон, и он не применяется.

Почему это важно. Раньше финмониторинг мог прийти с проверкой в агентство недвижимости и оштрафовать его за то, что риелторы не сообщили сведения о сделке по покупке объекта за 4 млн рублей. Штраф за такое — 200 тысяч рублей. А могут даже закрыть на два месяца. И это не теория: реально штрафовали. Но агентство говорило: «Мы не посредники, а консультанты», — и штраф отменяли. Если закон примут, под контроль попадут и посредники, и те, кто занимается любыми сделками с недвижимостью — даже арендой.

А значит, в Росфинмониторинг будет попадать больше данных о крупных покупках. И как следствие — о доходах. Дальше можно затеять проверку и доначислить налогов тому, кто покупает квартиру, как говорят в среде российских элит, «не по масти».

Это не имеет ничего общего с банковским контролем. Агентства недвижимости и сделки их клиентов — сами по себе. Банк подключится, только если деньги проводят по счету, и проверит только перевод.

Операции с наличными от 600 тысяч рублей

В законе есть список операций с деньгами или имуществом, которые нужно обязательно рассматривать с особым вниманием, еще и сообщать о них Росфинмониторингу. Даже если банк, ломбард или оператор связи этого не хочет и клиент не кажется ему подозрительным, все равно нужно проверять — это обязанность. Но контролируют не все операции и сделки.

В этом списке, например, есть несколько видов операций с наличными на сумму от 600 тысяч рублей: покупка валюты, ценных бумаг, необычные операции компаний с наличными и обмен банкнот. Этот список предлагают обновить.

Контроль почтовых переводов — от 100 000 Р

Такого пункта в списке для обязательного контроля в законе сейчас нет. Но его предлагают добавить.

Если закон примут в этой редакции, то почтовые переводы от 100 тысяч рублей или эквивалента в валюте будут под контролем Росфинмониторинга в обязательном порядке. Информацию об этих операциях в Росфинмониторинг будет подавать не банк, а почта.

Мобильные переводы через операторов связи — от 50 000 Р

Сейчас для этих платежей нет отдельного лимита. Хотя операторы связи есть в списке организаций-контролеров, пока они проверяют переводы по общим правилам. А в законопроекте написано, что под контроль могут попасть переводы через телефон от 50 тысяч рублей.

Контроль таких операций хотят сделать обязанностью операторов связи.

Счета и вклады в банках

Обязательный контроль также касается операций от 600 тысяч рублей. Список таких операций — в статье 6 закона № 115-ФЗ. Контроль есть и сейчас, большинство клиентов его даже не замечает. Уважаемые законодатели мечтают видеть этот список в новой редакции.

Если законопроект станет законом в такой редакции, то банк будет обязан отчитаться в финмониторинг, если вы откроете кому-то вклад и пополните его со своего счета на сумму более 600 тысяч. Вам за это, может быть, ничего и не будет — мало ли россиян открывают вклады на имя родственников. А может и будет — это решат контролирующие органы.

Какие еще сделки от 600 тысяч рублей попадают под обязательный контроль

В списке сделок есть так называемые «иные операции». Это вообще не касается счетов, вкладов или размена денег. Например, там упоминается помещение ювелирных изделий в ломбард. Банки в таком контроле не участвуют.

Когда речь идет о переводах через платежных агентов, операцию контролируют именно они. Если речь о страховках, то страховые. Когда дело касается скупки золота, данные в Росфинмониторинг передает ломбард.

В списке организаций, которые и сейчас должны что-то сообщать о своих клиентах, полно разных субъектов. Хотя обычно все камни из-за контроля летят именно в банки. Даже нотариусы, бухгалтеры и адвокаты обязаны сообщать о подозрениях по поводу своих клиентов. А если решат хранить тайну, им грозят штрафом. Потому что от государства тайн у них быть не может.

Когда вы платите бухгалтеру на аутсорсе, он может сообщать о любых подозрениях по поводу ваших сделок в Росфинмониторинг. Причем вам он об этом не скажет — не имеет права. А сообщать можно через личный кабинет на специальном сайте.

Операции некоммерческих организаций — меньше контроля

Как сейчас. Под обязательный контроль попадают поступления и расходы некоммерческих организаций от 100 тысяч рублей. Но так как нет уточнения, каких именно организаций, то приходится контролировать и операции государственных фондов, органов власти, ТСЖ и даже садоводов и огородников.

Что хотят изменить. Лимит предлагают оставить таким же. Но уточнить, что операции госфондов, ведомств, ТСЖ и огородников от 100 тысяч рублей можно не проверять.

Кто какие операции контролирует

В законопроекте есть огромный, но важный список. Там перечислено, кто и по каким операциям передает сведения в Росфинмониторинг. Сейчас с этим много непонятного, а хотят сделать понятно. Банки будут контролировать только свои операции, ломбарды — свои, агентства недвижимости — тоже строго определенные сделки. Каждый будет знать, чем занимается в плане контроля.

Авторы законопроекта надеются, что это сократит расходы организаций, которых заставляют заниматься контролем ваших сделок и переводов. Но пока это только планы.

Когда начнет работать этот закон?

Это не закон. Неизвестно, начнет ли он работать когда-нибудь вообще. Депутаты его еще даже не рассматривали, а никакие комитеты и комиссии не давали своих заключений. Это всего лишь один законопроект из тех, что поступают в Госдуму десятками, но далеко не все доходят даже до первого чтения.

Чтобы законопроект начали хотя бы изучать, он должен пройти несколько этапов контроля. На любом этапе его могут отклонить, и депутаты этот документ даже не увидят. Если где-то появилась новость, что в Госдуму внесли законопроект, это вообще не означает, что такой закон появится или будет хоть сколько-нибудь реальным.

Если закон все-таки примут, что делать обычным людям?

Ничего не надо делать. Обязательный контроль идет и сейчас. Может быть, он станет строже. Но для большинства людей то, что их операции контролируют, — это просто формальность, о которой они даже не подозревают.

Многие операции по контролю проходят в автоматическом режиме. Информация по специальной форме уходит в Росфинмониторинг, но тому, кто получает или платит деньги, необязательно что-то делать.

Если представить, что закон заработает в такой или другой редакции, то в Росфинмониторинг будет поступать информация о переводах почтой или через операторов связи — сейчас это серая зона в контроле. Но если у вас платеж по почте на 20 тысяч рублей, он никого не волнует. И ваши платежи за сотовую связь тоже никого не волнуют.

Покупку квартиры за 3,5 млн рублей контролируют и сейчас — как и зачисления на банковский счет от 600 тысяч рублей. Многие требования из этого закона хотя и есть, но пока не работают, и добиться этого сложно. Посмотрим, что получится с этим законопроектом. И обязательно расскажем, если он все-таки станет законом.

Оригинал

Опубликованы официальные правила для проверки пользователей мессенджеров. Они заработают только  через полгода — в мае 2019. Наши коллеги из уважаемых изданий™ уже понаписали глупостей по этому поводу, поэтому пора пояснить, как на самом деле.

Источник:
Постановление правительства от 27.10.18 № 1279

Желтая плашка, несущая добро и свет

В СМИ уже успели облажаться по этому вопросу, исправляем ситуацию.

Неправда. Мессенджеры теперь обязаны передавать спецслужбам данные о пользователях.

Правда. Передачи данных спецслужбам новый порядок не касается. Мессенджеры делают запрос о реальности номера при регистрации пользователя.


Чушь. Операторы передадут мессенджерам паспортные данные абонентов, и хакеры будут оформлять на вас кредиты по паспорту и без смс.

На самом деле. Мессенджеры должны убедиться, что номер телефона реальный и у пользователя есть доступ к этому номеру. И еще — что этот номер зарегистрирован в базе оператора связи, а не виртуальный или какой-то безымянный. Больше ничего. Никакие данные паспорта никто никому не передает.


Редкостный дикий бред. Из-за новых правил будет невозможно сделать телеграм-аккаунт на анонимную симку, а полиция наконец-то сможет разоблачить авторов (авторок? авторесс? авторинь?) канала «Беспощадный пиарщик».

В реальности. Анонимные симки формально давно запрещены, а всех пользователей сотовой связи операторы и так обязаны идентифицировать. Мессенджеры будут делать запрос оператору на предмет наличия номера в базе, но запрашивать ваши персданные в ответ они не могут.


Ошалелая брехня. Пользователи мессенджеров, которых почему-то не смогли или не захотели идентифицировать, автоматически нарушают закон, и их посадят в тюрьму. Полицейские рейды будут без понятых досматривать телефоны людей на улице, чтобы проверить, что пользователь идентифицирован: у меня кум в полиции работает, он рассказывал!

Объективное положение дел. Идентификация пользователей — это забота мессенджеров и операторов связи, а не пользователей. Если оператор усомнится в подлинности ваших данных, он может попросить вас прийти в офис с паспортом или отключить связь. Но если он этого не делает — это его проблемы. Для пользователя это не нарушение.


Фолс. Дети с симками, оформленными на родителей, больше не смогут написать маме: «Мамочка, я проголодался, привези мне на вписку своих пирожков». На подростков, которые пользуются мессенджерами по номерам взрослых, объявят охоту: наряды полиции будут расставлять синие блютус-колонки с песнями модного артиста Gone.Fludd и сажать в автозаки всех, кто подойдет к этим приманкам ближе чем на метр. ПРЕДУПРЕДИТЕ ВСЕХ РОДИТЕЛЕЙ! СИНЯЯ КОЛОНКА!

Тру. Никто не запрещает подросткам пользоваться мессенджерами по симкам родителей. Если симкарта ребенка оформлена на родителей, никто не лишит его маминых пирожочков.


Ай донт ноу. А что тогда изменилось? Для нас с вами ничего кардинально не изменилось. Бывали изменения и поважнее. Пользователи, скорее всего, даже ничего не заметят. Мессенджеры как подтверждали ваш номер кодом из смс, так и будут подтверждать. Операторы как проверяли паспорта, так и будут проверять. Просто теперь есть правила для обмена данными, да и то они вступят в силу только через полгода. Паника на ровном месте, ей-богу.

Еще и пирожочков теперь хочется.

Что это за правила и кого они касаются?

Требование идентифицировать пользователей в мессенджерах вступило в силу 1 января 2018 года — оно описано в давно действующем федеральном законе. Но требование там написали, а как именно нужно проверять пользователей, тогда еще не придумали. Мы уже писали об этом подробно и занудно, вспомните юность с нами.


Екатерина Мирошкина
экономист

Но одно дело — закон, а другое — его исполнение. Дума приняла закон, а порядок его исполнения должно было разработать правительство. Правительству понадобилось для этого 10 месяцев. Вот, так сказать, релиз.

Правила теперь есть. Но пока они не работают, а вступят в силу только через 180 дней — 5 мая 2019 года. До этого времени тот порядок, о котором мы дальше расскажем, не работает. А может, он и не заработает: его могут отложить, изменить или вообще придумать новый. Так уже было с хранением данных у операторов связи: сначала придумывают закон, а потом понимают, что его невозможно исполнять, и откладывают.

Что такое мессенджеры с точки зрения государства?

То же самое, что и для обычных пользователей. Это сервисы для обмена мгновенными сообщениями. У них есть организаторы — это компании, которым принадлежат мессенджеры. И пользователи — люди, которые отправляют и принимают сообщения через сервис.

Телеграм, Вайбер, Вотсап, Скайп, Слак — все это мессенджеры. Они обязаны проверить номер, под которым зарегистрировался пользователь.

ч. 4.2 ст. 10.1 закона об информации

У операторов связи и мессенджеров должен быть договор для обмена данными

В правилах написано, что мобильные операторы и мессенджеры должны заключить договор об идентификации. То есть у них появится какая-то система, которая позволит быстро получать информацию о номере телефона конкретного пользователя.

В правилах не написано, что устанавливать будут личность абонента. Ее физически нельзя установить: мессенджеры не просят паспорт при регистрации, а пользователь с условным ником «Бывшая» не обязан иметь реальные имя и фамилию. И это не нарушение закона. Нет такого правила, чтобы все регистрировались в мессенджерах под своими именами по паспорту.

В СМИ пишут, что операторы будут передавать мессенджерам паспортные данные абонентов. Это неправда: в правилах нет такого требования.

Пользователи должны указать при регистрации номер мобильного

Это сейчас происходит и без новых правил. Чтобы пользоваться мессенджерами, почти всегда и так нужно указывать номер телефона. Но на случай, если мессенджеры что-то придумают, чтобы вам не пришлось так делать, условие о номерах закрепили в требованиях. Пока еще есть мессенджеры, которые работают без номеров, — а с 5 мая 2019 года так будет нельзя.

Номер нужно подтверждать

Тут тоже ничего нового. При регистрации в мессенджерах на телефон обычно приходит код. Теперь это условие есть и в правилах: мессенджеры должны предложить пользователю какое-то действие с номером, чтобы можно было убедиться, что этот номер использует именно тот, кто сейчас регистрируется. Но не конкретный человек с именем и паспортом, а просто пользователь, который вводит этот номер. Что телефон с этой симкой у него в руках.

Указывать чужие номера уже не получится: к телефону с симкой нужно будет иметь доступ при регистрации. По крайней мере, так себе это представляют те, кто придумывает законы и правила.

Мессенджер проверит, есть ли такой номер у оператора

Когда абонент подтвердит, что телефон у него, мессенджер направит оператору связи запрос: точно есть такой номер в базе данных? В правилах написано, что проверяют именно наличие номера в базе, а не все данные об этом номере и у кого он сейчас в руках.

У оператора связи есть 20 минут, чтобы ответить: да, есть такой номер или нет, номер не зарегистрирован. У тех, кто пользуется анонимными симками и специальными сервисами для покупки виртуальных номеров, могут быть проблемы с мессенджерами. При условии, что эти мессенджеры вообще собираются соблюдать российские законы.

Если оператор не подтвердит номер за 20 минут

Тогда считается, что пользователь не прошел идентификацию. Мессенджер обязан — именно обязан — сделать так, чтобы такой пользователь не смог передавать сообщения.

Если номер есть в базе оператора связи

Если с номером все в порядке, оператор отправляет мессенджеру подтверждение. И внимание — делает у себя в базе пометку, что вот этот абонент пользуется вот таким мессенджером. При этом абоненту присваивается уникальный код, который привязан к конкретному мессенджеру.

Если абонент расторгнет договор с оператором

В течение суток после расторжения договора оператор связи отправит мессенджеру сигнал: этот номер у нас больше не обслуживается. Так же будет при изменении данных. Например, если номер переоформят на другого человека.

Мессенджер должен будет заново идентифицировать пользователя. То есть нужно будет указать другой номер или как-то еще доказать, что вы это вы, это ваш номер и у вас к нему есть доступ прямо сейчас.

Такая же проверка будет при переходе от одного оператора к другому с сохранением номера.


Как поменять оператора связи и сохранить номер

Анонимная симка спасет от проверки?

Анонимные симки формально давно запрещены. Хотя купить их, конечно, все равно можно. Операторы могут в любой момент проверить, что по какой-то симке нет паспортных данных или они фиктивные. Тогда попросят прийти в офис с паспортом или отключат связь.

Если мессенджер вам нужен для важных дел, оцените риск регистрации по анонимной симке. При идентификации оператор сразу обратит внимание на то, что нет паспортных данных. И тогда запустит уже другую процедуру — проверки вашего паспорта. На подтверждение есть всего 15 дней, а потом номер перестает работать.

Данные сотрудников по корпоративным симкам операторам передадут компании. Причем разрешения у вас на это спрашивать не нужно. Если вам кажется, что у вас анонимная симка, вам может это только казаться.

Ну и что? 01.06.18
У всех абонентов проверят паспорта или отключат симку

Мессенджеры будут соблюдать эти требования?

Правила проверки номеров еще не заработали. Непонятно, кто и как будет их соблюдать.

Даже если какой-то мессенджер откажется проверять номера, а оператор связи решит не делать пометки в своих базах, пользователям за это ничего не будет. Это не их ответственность и не их проблемы. А для мессенджеров за это предусмотрены штрафы — до 1 000 000 рублей.

Что делать, если симка оформлена не на мой паспорт, а на родственника?

Пользователям ничего не нужно делать специально. Если мессенджер не просит подтверждения и вы давно им пользуетесь — пользуйтесь дальше. Все рассуждения о том, что дети с симками родителей теперь не смогут пользоваться Вотсапом, — это бред. Симка может быть оформлена на мужа или маму. Главное, чтобы она была не анонимной и можно было подтвердить номер. Если об этом вообще попросят.

Пользователь мессенджера не обязан доказывать, что в паспорте, на который купили симкарту, именно его фотография и его имя. Даже если подросток зарегистрировался под номером, оформленным на маму, а предприниматель общается в чате мессенджера, который не исполняет требования закона, — эти люди ничего не нарушают. Никакой охоты на них не будет.

Что делать? 17.04.18
Телеграм заблокировали, а я хочу им пользоваться

Риски есть у тех, кто привязал учетную запись к номеру телефона и больше не имеет к нему доступа. Но это личные риски, а не ответственность перед государством.

Что случится, если правила заработают?

Ничего не случится. Ваши паспортные данные и так есть у оператора связи, а номер телефона зарегистрирован в мессенджере. Вся ваша переписка и так хранится, сообщения должны расшифровываться, оперативники могут получить к ним доступ через суд, а Роскомнадзор и МВД могут отключать связь из-за подозрений в преступлении. И новые правила тут вообще ни при чем.

Скорее всего, вы уже подтверждали свой номер. А при новой регистрации процедура проверки пройдет незаметно для вас. Даже если мессенджер откажется соблюдать эти правила, вас это все равно не коснется. До мая мессенджеры еще сами расскажут, что они будут делать с этими правилами.

Использовать мессенджеры, которые не соблюдают требования закона, — это пока не нарушение в России. Если государству не нравится какой-то мессенджер, оно может его заблокировать. Ну или хотя бы попытаться. Если не получается, то это забота государства, а не людей. Пока так.

Проблемы будут у тех, кто решит зарегистрироваться на чужой номер или анонимную симку и не будет иметь к ним доступ. Или у тех, кто решит использовать мессенджер для преступлений, попадет в поле зрения оперативников, и если суд вынесет решение о доступе к переписке. Правда, как показала практика, даже решения Верховного суда для этого иногда недостаточно.

Оригинал

Россия – одна из самых передовых стран в мире в области разработки и финансовых технологий. Наши разработчики постоянно побеждают на международных чемпионатах по программированию, наши поисковики и социальные сети успешно конкурируют с Google и Facebook, а технологии в банковской отрасли неизменно берут международные награды: в августе, например, мы взяли сразу шесть номинаций в премии журнала Global Finance.

При этом складывается парадокс: несмотря на высочайший уровень российских разработчиков, отрасли катастрофически не хватает кадров. Ведущим digital-игрокам (Касперский, Яндекс, Mail.Ru Group, Тинькофф) сегодня нужно примерно 10000 разработчиков, и не совсем понятно, где их искать.

Государство понимает важность проблемы: по программе «Цифровая экономика» ВУЗы должны к 2024 году выпускать по 800000 человек с компетенциями в IT-технологиях. Но для этого важно модернизировать подход к системе образования, героизировать образ программиста и понимать, чем современная молодежь отличается от предыдущих поколений.

Охота на студентов

Нынешние успехи – результат созданного в советское время задела и качественной высшей школы в точных науках: математике и физике. Но стремительный темп развития технологий диктует новые правила: базовых знаний уже недостаточно, учебный план физически не может меняться с такой же динамикой. Но это и не нужно. Ключ к успеху лежит на стыке базового фундаментального образования и решения реальных рабочих задач.

Ведущие российские вузы уже движутся в этом направлении и активно сотрудничают с крупнейшими digital-игроками. Мы открыли свою магистратуру в МФТИ, где преподают наши сотрудники и обучают студентов на реальных кейсах из бизнеса. Мы единственная российская компания, у которой есть спецкурсы на мехмате МГУ. Наши специалисты постоянно работают с ВУЗами и читают отдельные курсы в МГУ, МГТУ им. Баумана, ФКН ВШЭ и МФТИ.

Подобные лекции и курсы помимо Тинькофф проводят другие технологические компании – Яндекс, Mail.Ru Group и т.д. Важно, чтобы эта практика распространилась на все университеты страны и стала привычной и обычной. За счет этого университеты повысят качество подготовки своих выпускников, студенты – возможность проверить себя в бою при решении реальных бизнес-задач, а компании – понимание уровня подготовки кадрового резерва и возможность выделить сильнейших, чтобы предложить им лучшие условия для развития. Ситуация в digital-отрасли сейчас схожа с футболом: ведущие компании выслеживают талантов чуть ли не со школьной скамьи, чтобы помочь им в развитии и предложить полностью раскрыть свой потенциал.

Новые рок-звезды

Крупнейшие университеты и бизнес прекрасно дополняют друг друга: профессора в ВУЗах дают необходимый фундамент, а находящийся по своей природе в поисках лучших решений бизнес позволяет находить навыкам гениев наилучшее применение.

Не менее важно работать над образом разработчика. Они должны стать новыми рок-звездами и примером для подражания молодежи. У многих в голове отложился шаблон из девяностых, по которому программист это непонятный бородатый мужик в свитере. Времена давно изменились. Сейчас программисты это успешные молодые люди с широчайшим кругозором. Они не просто зарабатывают хорошие деньги, но и каждый день меняют жизнь миллионов человек к лучшему. Это не фигура речи – каждое обновление продукта затрагивает миллионы клиентов, которые немедленно реагируют в социальных сетях и делятся своими впечатлениями. Кроме того, самые гениальные программисты часто становятся акционерами компаний. Например, у нас в Тинькофф действует программа поощрения сотрудников опционами, которая распространяется не только на топ, но и на миддл-менеджмент. Благодаря ней уже около сотни специалистов стали полноправными совладельцами бизнеса.

Многие до сих пор считают, что единственный способ стать богатым человеком – устроиться в кресло топ-менеджера крупной корпорации, а это давно не так. Разработка – один из мощнейших социальных лифтов сегодня в России.

Как работать с молодыми талантами

Новый мир повлиял и на мотивацию соискателей, особенно среди IT-шников. Раньше основным мотиватором были деньги: люди шли туда, где больше платят. Сейчас ситуация изменилась – на первое место выходят интересные задачи и сплоченная сильная команда.

Труд IT-специалистов сейчас очень хорошо оплачивается. Мы платим разработчикам очень хорошие зарплаты. Они конкурентоспособны по мировым меркам и сильно превышают средние доходы в России. Также делают и остальные компании. Однако, деньги более не являются ключевым фактором. Частично на это повлияла глобальность рынка труда и востребованность IT-специалистов – все платят плюс-минус на достойном уровне. Это новый менталитет поколения и новая реальность.

Разработчики много внимания уделяют масштабу стоящих перед ними задач. Им неинтересно приходить на работу и делать «что скажут» даже за хорошие деньги. Они ждут творческих профессиональных вызовов и возможность своим продуктом влиять на жизнь миллионов людей. Так как мы изначально строились как IT-компания и у нас нет оффлайнового наследия, мы получаем преимущество при борьбе за таланты. Однако, мы конкурируем с другими IT-компаниями, у которых задачи не менее масштабные. Эта конкуренция не дает нам расслабиться и остается хорошим драйвером для роста и развития банка.

Мы используем принцип Test and Learn: любая гипотеза считается интересной, пока не доказано обратное. Любой сотрудник может предложить идею своего проекта и возглавить его разработку, после чего мы протестируем его в бою и масштабируем в случае успеха. В случае неудачи мы не будем критиковать сотрудника, а проведем разбор причин. Бывает, что идея просто «не зашла». Это нормально, за этим не следует санкций. Проще сделать прототип и проверить его, чем собирать десятки совещаний с аналитиками и агентствами, обсуждая перспективы еще не созданного продукта. Бывает, что какие-то идеи просто опережают свое время. Мы сохраняем наработки и возвращаемся к ним в будущем.

Также для современных специалистов важна команда, в которой они работают. Они стремятся не быть первыми парнями на деревне, а работать в коллективе профессионалов и расти вместе с ним. Для этого важно обеспечить открытость внутри компании – в противном случае даже суперпрофи не смогут поделиться своим опытом. Любой сотрудник должен быть открыт для разговора с коллегой, невзирая на свой статус. У нас нормальна ситуация, при которой рядовой разработчик зайдет обсудить важный вопрос к вице-президенту в кабинет безо всяких предварительных записей и условностей.

Мы приветствуем любые инициативы сотрудников, у нас нет строгой иерархии, матричная система подчинения. Любой сотрудник может выбрать для себя интересное направление или создать новое, а затем, в случае успеха, возглавить его. Не бывает такого, что чего-то в работе кому-то не положено «по статусу». Все равны, каждый может обратиться к каждому.

У этой модели есть логичное продолжение – у нас принято брать на себя максимальную ответственность. Взявшись за какое-то дело ты целиком и полностью отвечаешь за него. Это не означает, что у сотрудников нет права на ошибку, наоборот. Но нам важно, чтобы человек был полностью вовлечен в процесс.

И, как показывает наш опыт, именно эта модель сегодня лучше всего работает в отношении нового поколения, которому предстоит формировать технологическую Россию будущего.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире