Сегодня свободу фотографии в России нам приходится практически завоевывать. Несмотря на то, что закон чаще всего на стороне фотографа, редко какая съемка обходится без запретов со стороны полиции, ЧОПов, сотрудников различных ведомств и организаций.

Некоторое время назад я получил официальный ответ от РДЖ, что любительская съемка не запрещена. Якобы они в очередной раз проинформировали об этом организации, занимающиеся охраной объектов РЖД, чтобы те не нарушали права граждан и не препятствовали фотосъемке.

Распечатав этот ответ, а также полученный ранее от транспортной прокуратуры, подтверждающий, что любые запреты незаконны, мы отправились с Ильей Варламовым на столичные вокзалы, проверить, знают ли там законы.

Увы, результат нас не обрадовал.




На руках у нас были два документа, без которых человека с фотоаппаратом, скорее всего, просто выгонят с вокзала:

 — от прокуратуры
 — от РЖД


Первая остановка — Казанский вокзал.

Несмотря на пищащие рамки на входе, на нас никто не обращает внимания, и мы с Ильей начинаем спокойно фотографировать в зале ожидания.



Через рамки проходят люди с огромными сумками. Минут за 15 пока мы тут стояли, полиция не досмотрела ни одного человека! А между тем, рамки издают громкий сигнал и горят красными огнями.



Пройдя через соседние рамки, мы начинаем фотографировать. Один из милиционеров идет бодрым шагом к нам и просит прекратить съемку.

 — У вас есть разрешение на съемку?
 — Нет, а оно нам и не надо.
 — Вокзал — это стратегический объект! А фотоаппараты у вас — профессиональные!
 — А как вы определили это, на глаз? И какая разница, нет никаких запретов на любительскую съемку.



Дальше мы с Ильей рассказываем милиционеру, желающему стать полицейским, что ему надо подучить законы. Объясняем, что и фотографировать его при исполнении, мы имеем полное право. Наш будущий полицейский уже смеется, соглашается, что запрета нет, но, от камеры прячется.



 — В общем, вы нам запретить фотографировать не можете. Расскажите лучше, почему столько людей проходит, а никого не досматривают?
 — Как это, где? Досматриваем, конечно!
 — Да, мы вон у тех рамок стояли 15 минут, там не проверили ни одного человека.
 — У вас как-то плохо со зрением, проверяем мы всё!
 — А, ну понятно, пойдем ещё посмотрим и спросим.
 — Идите, идите.



Милиционер на входе у рамок сказал «мы досматриваем только подозрительных». На наших глазах на Казанском вокзале ни одного подозрительного так и не нашлось и мы пошли фотографировать на платформы.



Успеваем сделать всего несколько кадров.



И к нам подходит новоиспеченный полицейский, прошедший переаттестацию, Дмитрий Карасев. Конечно же, Дмитрий сразу начинает запрещать нам снимать, и требовать разрешение на съемку.



Ещё больше его возмутило то, что мы его тоже фотографируем. Он считает, что мы не имеем права это делать без разрешения. Как он прошел аттестацию с такими знаниями — не понятно. Мы рекомендуем Дмитрию соблюдать закон, и рассказываем нашу версию что можно, а чего нельзя. Увы, полицейский непреклонен и вызывает начальство.

Грозный начальник, лейтенант Москвин с ходу наезжает на нас, а при попытке Ильи сфотографировать его, резко шагает к нему вплотную и орет, чтобы Илья прекратил съемку. Я от неожиданной агрессии милиционера сразу достал все наши распечатки и предложил ему ознакомиться с ними. Тот делает это неохотно, но берет себя в руки и начинает читать лекцию про то, что мы должны получить разрешение на съемки, и то, что кругом террористы, а вокзал — стратегический объект!



Наши доводы и распечатки его не убедили, и он предложил нам пройти в дежурную часть, где он нам всё объяснит. Мы сказали, что никуда не пойдем, потому что не видим оснований. Хотят проверить наши документы — пожалуйста.

На этом Москвин попросил нас не расходиться, а подождать главного начальника, который-то нам объяснит, что снимать тут нельзя. Мы были не против и поснимали в это время немного на платформе. Юные машинисты тоже считают, что фотографировать на объектах РЖД строго запрещено — «это стратегический объект!». Пришлось им рассказать страшную тайну, что такого запрета нет. «Да? А, ну ладно, а вообще нам пофиг!».



Наконец-то пришел самый смелый начальник — полковник милиции, Мастепанов Владимир Николаевич и спросил у нас разрешение на съемку. Мы в очередной раз сказали, что для любительских съемок никаких разрешений не нужно, эта процедура касается только прессы. Владимир Николаевич начал с нами спорить, и я дал ему почитать наши распечатки. Ознакомившись с ними, он заулыбался и сказал, что мы правы и можем спокойно фотографировать. Оттаял и грозный лейтенант Москвин: «да снимайте, пожалуйста!». В конце беседы мы попросили полковника донести полученную информацию до всех милиционеров, работающих на Казанском вокзале. А Владимир Николаевич попросил оставить ему распечатку ответов прокуратуры и РЖД.



Следующая остановка — Ленинградский вокзал.

Здесь уровень досмотра нас приятно удивил. Даже меня попросили три раза пройти через рамки, выкладывая все железные предметы, и досмотрели рюкзак. Майор милиции Понарин запретил нам фотографировать, сославшись всё на то же отсутствие разрешения, режимный объект и т.д.



Спорить мы с ним особо не стали, а просто пошли внутрь вокзала, где тут же попали в руки сотрудника «РЖД-охрана». Он строгим голосом запретил нам проводить фотосъемку и сообщил по рации о двух нарушителях. В ответ ему предложили «выкинуть нас с вокзала». Мы по понятным причинам не согласились выкинуться и предложили позвать героя этих смелых указаний.



Назирматов Эдуард, старший охранник «РЖД-охрана» не заставил себя долго ждать. Всё запретив и выслушав наши доводы он предложил пройти к дежурному по вокзалу.



Дежурная показала нам некое распоряжение от 2004 года, регламентирующее, по её мнению, все съемки на вокзале. А я посмотрел у себя в блоге и увидел, что именно его отменил Якунин ещё в 2008 году! Вот так они работают.

«РАСПОРЯЖЕНИЕ
ОАО «РОССИЙСКИЕ ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ»
18 июля 2008 г.
N 1513р
(Д)
В целях упорядочения организации и проведения теле-, видео-, кино— и фотосъемок на объектах инфраструктуры общего пользования, принадлежащих ОАО «Российские железные дороги»:
1. Утвердить Положение о проведении теле-, видео-, кино— и фотосъемок на объектах инфраструктуры общего пользования, принадлежащих ОАО «РЖД».
2. Признать утратившим силу распоряжение ОАО «РЖД» от 12 марта 2004 г. N 1693р «О проведении теле-, видео-, кино— и фотосъемок на объектах инфраструктуры общего пользования, принадлежащих ОАО «РЖД».
3. Контроль за исполнением настоящего распоряжения возложить на начальника Департамента корпоративных коммуникаций Михайлова С.В.

Президент ОАО «РЖД»
В.И.ЯКУНИН
18 июля 2008 г.
N 1513р»



В общем, никто с нами не согласился, и предложили идти к заместителю начальника вокзала — Щукину Михаилу Викторовичу, который сразу нам всё запретил, опять показал утратившее силу и отмененное Якуниным распоряжение от 2004 года и предложил жаловаться на него куда угодно.



Мы сказали, что не собираемся ему подчиняться и нас сдали милиционерам. Подполковник Циганов потребовал наши документы, но отказался показывать свое удостоверение. Пришлось пять минут препираться, пока он сделал то, что обязан. Устав от разговоров, я дал ему почитать наши распечатки.



Пять минут он всё читал и в итоге сказал: спасибо ребята, вы свободны и можете фотографировать. И мы отправились на Ярославский вокзал.



Здесь нас остановили сразу на входе доблестные сотрудники «РЖД-охрана» и опять всё нельзя. Во время наших препираний мимо проходил заместитель начальника Ярославского вокзала. Прочитав наши письма, он попросил подождать его и куда-то ушел. Вернувшись, сказал, что запрещает нам снимать и это указание его непосредственного начальства. Попросил нас уйти, а мы спросили на каком основании.

Основания не нашлось, но нас уже окружили и охранники, и милиция. Мы предложили им действовать в рамках закона, и если мы что-то нарушаем, сказать, что именно. А желательно — в письменном виде. В итоге вмешался очередной милиционер, проверив наши документы и прочитав распечатки, а заместитель начальника вокзала опять куда-то убежал (созванивался всё это время он с начальником Дирекции железнодорожных вокзалов Сергеем Абрамовым).

Вернувшись, он сказал милиционеру: пусть снимают что хотят.



Итог нашей прогулки получился очень неутешительный. РЖД работает по старым, давно отмененным распоряжениям от 2004 года. Милиционеры и полицейские не знают, что их можно фотографировать, часто не предъявляют своё удостоверение. Сотрудники «РЖД-охрана» считают вокзал стратегическим объектом, где строго запрещены фотосъемки, а тем более профессиональным оборудованием! Ну и письма от РЖД, где они уверяют, что донесли эту информацию до охранных организаций — абсолютно не подтверждаются на месте.

На основании всех этих нарушений, в рамках проекта «Страна без глупостей» мы отправим соответствующие жалобы в прокуратуру и РЖД.

А через некоторое время обязательно вернемся на эти и другие столичные вокзалы, проверить, меняется ли ситуация к лучшему.

P.S: Присылайте свои истории борьбы за свободу фотографии! И не забывайте, закон на нашей стороне! Хоть и приходится пока носить с собой распечатанные подтверждения наших прав.



Пост Ильи Варламова

Диктофонный фрагмент беседы на Ярославском вокзале.


Оригинал

Комментарии

36

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

btr72 25 марта 2011 | 14:30

Сегодня у меня состоялся непродолжительный разговор с сотрудником "РЖД-охрана" на платформе при выходе на площадь Ярославского вокзала. Поводом для разговора послужила фотокамера в моих руках, направленная в сторону охранника.
- Фотографировать здесь нельзя!
- Почему?
- Вокзал это режимный объект? На съемку надо получать разрешение? И вообще: с какой целью вы фотографируете?
Осознавая "свою правоту" я пытался возражать, объясняя, что фотографирую потому что мне это просто нравится. В ответ услышал что меня надо отвести в отделение милиции, мол мне там все объяснят. К слову сказать, по ходу разговора к нам подошли еще три охранника. Я решил, что пора "бежать" на работу и мы мирно разошлись.
Вот такие дела. Попробую распечатать приведенные выше письма. Может они помогут в общении с "блюстителями" и охранниками. Кстати фотографировать якобы запрещено и в подземных переходах. Правильнее сказать - в подземном переходе на площади Трех вокзалов. Об этом на днях мне рассказывал охранник в упомянутом переходе, заставший меня за съемкой.


31 марта 2011 | 12:06

запреты на съёмки
Для меня это довольно больная тема, ибо как раз съёмка на железной дороге является моим основным хобби. Я конечно, снимаю и другое, но железная дорога для меня - основной объект съёмки.
Я - не один такой, нас многие сотни в России и все мы так или иначе встречались с запретами фотосъёмок, задержаниями и препровождениями в ЛОВД, а некоторые фотолюбители даже "удостаивались" чести общения с сотрудниками ФСБ.
В последнее время кое-где стало снимать полегче, а именно на пассажирских вокзалах. Был я и на Казанском, сделал там несколько снимков в конце февраля 2011 года, но никто ко мне не подошёл. У нас в Ростове на главном железнодорожном вокзале наша местная группа фотографов уже давно вполне свободно снимает, хотя попадаются отдельные индивиды, старающиеся запретить фотосъёмку. Но наверное всё-же сотрудники органов правопорядка потихоньку привыкают.
Но есть ещё вокзалы, где милиция просто "не пуганая" и старается любого фотографирующего доставить для разбирательства в помещение отделения и даже посадить в обезъянник, например станция Лихая.
Наученные чужим опытом и горя желанием поснимать локомотивы на территории станции Лихая и около депо, мы запаслись разрешением, заверенным в Управлении СКЖД, но тем не менее при самой съёмке у нас возникли некоторые проблемы..
Итак, приступаю собственно к рассказу.
В ночной фотосессии с 5 на 6 февраля 2011 года участвовали 3 человека - двое ростовчан и один любитель железнодорожного фото из Воронежа. Мы встретились на станции и сразу приступили к процессу съёмки, непосредственно на пассажирских платформах. Дул сильный западный ветер, лепил хлопьями мокрый, тут же тающий на куртках и фотоаппаратуре снег... Но мы честно пытались уловить и запечатлить всё то положительное и красивое, за чем мы и приехали на станцию Лихая. Надо признаться (как я уже и упоминал выше) по сведениям, полученным от знающих людей из интернета, мы знали, что про станцию Лихая среди железнодорожных фотографов идёт очень дурная слава, она слывёт в прямом смысле этого слова "лихой". Прежде всего - это из-за неоднократных случаев задержания фотографов милицией для разбирательства за съёмки на станции, даже в районе вокзала и пассажирского переходного мостика. Однажды было задержание фотографов на перегоне, в районе станций Зверева - Замчалово, даже с доставкой в отдел ФСБ. В этот раз милиция тоже сразу проявила к нам бурный интерес - подошли двое сотрудников ЛОВД, позже к ним присоединился майор, вызванный по рации. Они проверили наши документы, изучили разрешение, сказали, что у них нет никакой информации по нашему приезду и фотосъёмке, взяли копию заверенного запроса на фотосъёмку и удалились, оставив нас снимать. Они, очевидно, были очень не удовлетворены, что не удалось нас задержать. Вплоть до нашего отъезда, происшедшего в 3.32 ночи, ранее запланированного срока, было понятно - они никак не дождутся нашего отъезда и установлению спокойствия на вверенной им территории. По их же словам мы "поставили на уши всю станцию". Работники на станции, надо признать, абсолютно не привыкшие к освещению своей работы и не понимающие интереса частных лиц к съёмке подвижного состава и технологического процесса в частности. Работники ВОХР тоже один раз проверили документы, посетовали на отсутствие у нас оранжевых жилетов "желтух" и удалились, посоветовав переходить пути по специальным дорожкам (наличие которых, кроме как у вокзала, практически невозможно было угадать под толстым слоем снега), иначе вызовут всё ту же милицию и сдадут нас. Работник вагонного участка, осуществляющий прицепку тепловоза ТЭП70 к пассажирскому поезду, у которого сменили электровоз ЭП1М, подбежал к нам на пассажирской платформе с матом и руганью, между которыми были попытки запретить нам снимать и выяснить, кто мы такие. Тут же и второй вагонник присоединился к нему, правда отнёсся к нам более спокойно. Первый работник вызвал милицию. На наши слова о наличии разрешения на съёмку и вообще об отсутствии официальных запретов на фотографирование на пассажирских платформах и остановочных пунктах никак адекватно не реагировал, при попытке показать ему разрешение он сказал, что оно ему и "даром не нужно" (смягчено самоцензурой). Подошли работники всё той же милиции, с которыми мы и удалились в помещение ЛОВД. Там они узнали когда и чем мы собираемся уехать, очевидно, чтобы знать, сколько им ещё терпеть наше присутствие на станции. С облегчением узнали, что скоро, посмотрели мой альбом с некоторыми железнодорожными фотографиями и отпустили нас с миром продолжать съёмку. Ещё один крайне неприятный для нас инцендент произошёл на территории локомотивного депо ст. Лихая, куда мы зашли, чтобы доложиться дежурному по депо и поснимать тепловозы и электровозы, стоящие на территории депо. В депо тоже не было никакой информации о планировавшейся фотосъёмке, это событие стало шоком как для дежурного, так и для начальника депо Морозова Константина Анатольевича, которому позвонил дежурный среди ночи. Начальник депо заявил, что у него нет никакой телеграммы по поводу фотосъёмки и несмотря на имеющуюся у нас бумагу с неизвестными ему подписями, он запрещает фотосъёмку на территории депо. Здесь же сам дежурный по депо вслед за мной вышел под непогоду на улицу и любезно проследил за тем, как мы покидаем территорию, иначе грозя вызвать ВОХР и милицию. Нам в общем не понятна дремучая подозрительность основной массы работников железной дороги, трудящихся на станции Лихая, не предполагающих, что их работа может быть ещё кому-то интересна, кроме начальства, интересующегося показателями.
Хочу заметить что все мы ни в коей мере не являемся профессиональными фотографами, а просто любители, пытающиеся запечатлеть для истории её отдельные убегающие страницы.
Кое-что из моих фото, к примеру, можно посмотреть здесь:
http://www.panoramio.com/user/1117227/tags/railway
Но не только "стратегических" объектов касаются трудности фотосъёмки. Как правильно здесь уже упоминали, рядовая фотосъёмка в городе может столкнуться с проблемами. Несколько лет назад фотографировал здание нашего цирка, с противоположной стороны улицы. Мимо на дежурство проходил майор милиции в расположенное рядом здание ГУВД. Начал интересоваться - кто мы (был я с женой), зачем снимаю, цирк - объект массового нахождения людей и поэтому опасный с точки зрения возможного терроризма!!! Посоветовал мне снимать цветочки дома, чтобы не было проблем.
Некоторые милицонеры, с которыми я сталкивался при задержаниях, советовали мне снимать голых девок. На что я им отвечал - да где же этих девок то найдёшь? :)
В общем в нашей стране до сих пор превалирует не презумпция невиновности, а "как бы чего ни вышло" и "запретить".
Многие любители фотосъёмок самолётов тоже сталкиваются с проблемами при съёмке. Некоторым фотолюбителям даже запрещают снимать трамваи!
На мой взгляд давно пора принять какой-нибудь федеральный закон о фотосъёмке, где прописать всё запрещённое и разрешённое. Если такого закона в принципе быть не может, запретов тоже не может быть. А пока может быть создать фотографам какое-нибудь общество по защите своих прав и свобод?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире