16:53 , 22 апреля 2011

Произвольный отстрел: возможности сопротивления

Перевод школ на подушевое финансирование начался не в Москве. Этот процесс вовсю идёт в России несколько лет: по стране закрываются малокомплектные школы (менее 500 учащихся), детские дома, дома детского творчества, урезаются учительские зарплаты, заключаются договора на оплату «дополнительных образовательных услуг». Но теперь, когда всерьёз отменены лужковские надбавки учителям, встрепенулась и Москва.

Московские надбавки составляли до 250% к основной зарплате. К примеру, прежде учитель иностранного языка в московской школе получал +100% к своей базовой ставке просто за то, что он учитель иностранного языка. Существовали московские кандидатские надбавки, надбавки «хорошим» школам, надбавки за кружки, классное руководство и так далее. Теперь они отменены. И если надбавки касались только московских учителей, то новые нормативы формирования оплаты труда касаются всех. Однако их не существует!

Этот насущно-важный процесс является не только непродуманным, но даже нигде нормативно не определённым. Вот как описывает его московский учитель Всеволод Владимирович Луховицкий: «Я учитель высшей категории со стажем 31 год. Я много лет веду кружки. Но я не аттестован специально как педагог дополнительного образования. Следовательно, по логике Департамента образования, я педагог дополнительного образования самой низкой квалификации, и из этого теперь рассчитываются деньги, которые я получу за кружки. Между тем, я готовлюсь к ним не меньше, чем к урокам». Более того, при новой системе аттестации, учителя даже высшей категории должны будут дополнительно аттестоваться, пожелай они стать классными руководителями или методистами.

Учителям будет гарантировано примерно 10-11 тыс. заработка – это базовая ставка. Нарастить её можно за счёт стимулирующей части оплаты труда. Откуда она возьмётся? Согласно Постановлению правительства Москвы «О проведении пилотного проекта по развитию общего образования в городе Москве» (официально не опубликованному), стимулирующая часть учительских зарплат складывается из экономии на материальных затратах, на оплате коммунальных услуг, а также из средств, полученных за оказание «дополнительных образовательных услуг» (то есть, от родителей). Распределяет её директор, исходя их произвольно придуманных баллов. Предполагается, что при изобретении баллов должно «учитываться» мнение учителей, как это происходит на самом деле – можно прочесть здесь.

Замечательно, что в определённом смысле директор ещё более уязвим, чем учителя. Он не является работником школы. Директор заключает контракт непосредственно с Департаментом образования и может быть произвольно снят, если его работа не будет устраивать Департамент.

И так же произвольно может быть разогнана школа. Вот как, по словам Всеволода Луховицкого, это происходит: «Проводится тестирование, составленное по усмотрению Департамента образования. Затем педагогический коллектив собирается в актовом зале. Выступают представители департамента и говорят. «У вас 60% учеников выполнили тестирование? Вы плохой учитель, вы уволены!» Это прямой пересказ того, как была закрыта одна из школ в Бутово.

Одной из причин нынешнего ажиотажа с очередями в первые классы было неофициальное разделение школ на «плохие», над которыми навис дамоклов меч закрытия, и «хорошие». В некоторых случаях «плохая» школа не просто закрывается, но передаётся «хорошей». Это значит, что «хорошая» школа получает совершенно новый коллектив, а учителям её придётся работать сразу в двух местах. При этом «хорошая» школа постоянно чувствует на себе бдительный взгляд Департамента образования и время от времени слышит урезонивания: «Ну, вы не очень-то выделяйтесь, у нас же равенство!»

Школы, участвующие в эксперименте с подушевым финансированием, получают дополнительное ассигнование из произвольно заложенной в бюджет региона суммы. Чем больше школ участвуют в эксперименте – тем меньшая сумма достаётся каждой из них. Ассигнование каждой конкретной школы может урезаться также произвольно, как и стимулирующая часть учителям. Например, за то, что директор недостаточно бойко «оптимизирует» кадры.

Таким образом, ключевое слово, определяющее механизм действия российской сферы образования, — «произвольно». А поскольку речь не идёт о сколько-нибудь гарантированном учёте мнения участников образовательного процесса, слово это следует заменить на «произвол».

Некоторый оптимизм внушает только то, что когда общественное мнение всё же начинает кричать в полный голос, чиновники отступают. После открытого письма родителей и учителей провалилась попытка низвести «Лицей на Донской» до статуса общеобразовательной школы. Временно отступились от Дворца детского творчества на Воробьёвых горах, где предполагалось сделать платными 85% занятий. В Астрахани в прошлом году шестидневная голодовка восемнадцати педагогов помогла отстоять государственный статус Центра детского научно-технического творчества. Голодовку объявили учителя в Омской области, где министр образования, согласно её декларации, зарабатывает 3 миллиона, а учителя – 5 тысяч рублей.

Вот ещё одна, намного более комфортная, но тоже важная возможность высказать своё мнение относительно будущего образования России. В настоящее время на сайте Министерства образования и науки РФ опубликованы два проекта Федерального государственного образовательного стандарта. Один из них составлен Институтом стратегический исследований в образовании под руководством советника мэра Москвы, академиком РАО Кезиной Л.П. Второй – непосредственно Российской академией образования под руководством Н.Д.Никандрова. Времени до утверждения одного из этих стандартов осталось совсем мало – может быть, неделя. В чём качественное отличие этих проектов? Проект Российской академии образования гарантирует школьникам 36 бесплатных часов занятий в неделю (у Кезиной – «от 30 до 36 часов»), 10 часов внеклассной работы. В нём чётко прописаны учебные предметы (к примеру, он не позволяет объединить под понятием «математика» алгебру и геометрию), определено соотношение профильного и базового образования. И, разумеется, этот проект требует от государства более существенных затрат. Поэтому, если целью чиновников Министерства образования является «оптимизация расходов», они предпочтут проект Кезиной. Сейчас у граждан ещё есть время обозначить своё отношение к такой возможности.

P.S. В ближайшее время, возможно, сегодня вечером на сайте democrator.ru должно появиться открытое письмо учителей в поддержку проекта РАО.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире